Евгений Цуркин: «Вот пробьется мужская сила — тогда и стану настоящим «дельфинистом»

Единственный представитель мужской сборной Беларуси по плаванию, отметившийся в олимпийском сезоне медалью на официальном международном турнире, Евгений Цуркин рассказал, что никогда не переживал о том, что в юношеском возрасте не имел сколь-нибудь серьезных спортивных достижений.

— В юном возрасте ничего пристойного не показывал, поэтому все отборы на чемпионаты мира и Европы прошли мимо меня. Точнее, я в них не засветился. Исключение составил последний год по юниорам, когда удалось выполнить норматив на мировое первенство. Но дело было в том, что как раз на «полтиннике» баттерфляем нас, белорусов, отобралось три человека, и я стал третьим лишним. Но особо не комплексовал по поводу своего невыдающегося юниорского периода. При проведении медицинского обследования мне сказали, чтобы на хорошие секунды в юные годы не рассчитывал. Мол, поплывешь чуть позже своих сверстников. И я спокойно ждал сигнала от собственного организма. К тому же мне всегда нравился процесс выступления на соревнованиях, нравились поездки, сборы — в общем, вся эта плавательная жизнь.

— Предрасположенность к плаванию была? Или поначалу увлекался им исключительно для здоровья?

— После года занятий плаванием у нас был медосмотр, и врач сказала, что я правильно сделал, что пошел в этот вид, который формирует сердечно-сосудистую и дыхательную системы. По меньшей мере буду здоровым человеком, а там посмотрим. Честно говоря, на какие-то высокие результаты в будущем не рассчитывал, да и особых предпосылок не было. Плавал, потому что мне это нравилось. Фактически познакомился с водной средой еще в детском саду. Потом пошел в школу — там тоже был бассейн. И где-то в третьем классе начал заниматься уже в гомельской ДЮСШ N 1.

— По-твоему, за счет чего возможен дальнейший прогресс Евгения Цуркина?

— Прежде всего за счет продолжающегося формирования организма. Я ведь ретардант — то есть в отличие от акселерата у меня более позднее развитие мышечной массы и костей скелета. Вот пробьется мужская сила — тогда и стану настоящим «дельфинистом». К тому же если мы начнем чаще выезжать в горы, больше плавать в открытых бассейнах, то и эти тренировочные факторы также обязательно дадут прирост результата.

— Что вынес из своего первого участия на Олимпийских играх в Лондоне?

— Великие соревнования, однозначно. Не скажу, что испугался, однако легкое волнение при выходе на старт все-таки пробирало. Отличный бассейн, огромные в два яруса трибуны, тысячи зрителей. Атмосфера, естественно, праздничная, но огромное напряжение буквально витало в воздухе. И остро чувствовалось: здесь собралась суперэлита мирового плавания. Что- бы не рассказывать о Играх вот так отвлеченно, как это сейчас делаю я, надо этой элите хоть как-то соответствовать. У меня в Лондоне пока не получилось.

— У тебя еще как минимум Рио в запасе. Если бы тебе предложили оценить собственные перспективы в плавании, на какие вершины реально замахнуться при соответствующем уровне подготовки?

— Э нет, так дело не пойдет. Не зря же говорят: хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Лучше я свои вершины оставлю при себе. Если все получится, о них все равно узнают, — цитирует Цуркина «Прессбол».