Тимо Глок: «После Гран-при Бразилии-2008 10 лет не разговаривал с Массой – думал, он меня убьет»

Бывший пилот «Формулы-1» Тимо Глок поделился воспоминаниями о Гран-при Бразилии-2008.

Обгон Льюисом Хэмилтоном Глока, который не стал заезжать за дождевыми шинами, лишил титула Фелипе Массу на последнем круге гонки. Тимо рассказал, что после этого десять лет не решался поговорить с бразильцем.

«Я просто пытался выступить как можно лучше. Я хорошо помню последние три-четыре круга: мне было очевидно, в каком направлении все идет, хотя я не знал, что решу судьбу чемпионата. Надвигалась туча, и я сказал ребятам: «Думаю, это закончится катастрофой». Команда решила рискнуть – терять было нечего. На предпоследнем круге уже был дождь в последнем повороте, и я сообщил команде: «Надо заехать в боксы, я не выживу». Мне ответили, что это невозможно, так уже готовилась церемония награждения, зрители сходили с ума, потому что в тот момент Масса был чемпионом.

Сцепления вообще не было – как на летних шинах на снегу. [После финиша] инженер сказал мне, что Льюис Хэмилтон стал чемпионом, но не сообщил, что я решил судьбу чемпионата. Я вернулся на пит-лейн, и забавно, что Льюис Хэмилтон остановился передо мной. Я подошел к нему, пожал руку, сказал: «Молодец, поздравляю с чемпионством» – на глазах не знаю стольких тысяч бразильских зрителей.

А потом ко мне подошли журналисты, и стали спрашивать, зачем я пропустил Льюиса, сделал ли я это нарочно. И я такой: «Что за фигня происходит?» Мой физиотерапевт увел меня в комнату, запер и рассказал, что случилось.

После гонки меня сопровождала полиция по пути с трассы в гостиницу и из гостиницы в аэропорт. Они даже зашли со мной в самолет.

С Массой я не разговаривал десять лет. Почему? Не знаю. Я думал, если я ним заговорю, он меня убьет, не знаю. В прошлом году я написал ему [как эксперт немецкого Sky] по поводу интервью на Гран-при Бразилии, и он весьма дружелюбно ответил. Интервью вышло очень эмоциональным для всех. До этого Фелипе ни разу не видел мой онборд с последнего круга – и тогда он понял, в каком я оказался положении. С тех пор у нас очень классные отношения», – сказал он.