Михаэль Шумахер: «Титул чемпиона мира с «Мерседесом» стоит того, чтобы ждать»

Семикратный чемпион и нынешний пилот «Мерседеса» Михаэль Шумахер в честь двадцатилетия со дня дебюта в «Формуле-1» рассказал о начале своей карьеры, ее примечательных моментах и о том, что многие значимые эпизоды в ней произошли на бельгийской трассе «Спа-Франкоршам».

— 25 августа 1991 года, Гран-при Бельгии, Спа; Ваша первая гонка в «Формуле-1». Как это произошло?

– «В то время сыграла комбинация обстоятельств. Пилот «Джордана» Бертран Гашо был отправлен в тюрьму, в связи с чем освободилось его место в команде на Гран-при Бельгии. Тогда шли обсуждения о моем возможном участии в гонке, но окончательной сделки о том, что я выступлю, не было. Только в четверг вечером — перед началом уик-энда мне сказали, что я приму участие в пятничной практике и дебютирую в «Формуле-1». Это был мой билет в «Ф-1», который еще тогда организовал для меня «Мерседес». Глядя на ситуацию сегодня, могу сказать, что сейчас я вернулся в семью, которая дала мне возможность начать карьеру.

— Тогда вы уже выступали на гоночных машинах «Мерседеса» и в серии «ДТМ». Насколько важным был этот опыт для вашей карьеры?

— Это было очень важно для моего дальнейшего развития — для меня, как для личности, и для того, чтобы понять, как заставить машину ехать быстрее. Потому что именно это ценится — большинство гонщиков может ехать быстро, но самое важное — использовать 100% потенциала автомобиля и адаптировать его под свои сильные стороны. Это то, чему меня научили выступления за «Мерседес» в других сериях. Поэтому я пришел в «Формулу-1» очень хорошо подготовленным и очень быстро понял все, что мне было нужно знать о настройках.

— Каково это было — впервые проехать по пит-лейн на болиде «Формулы-1»?

— Это был замечательный и захватывающий момент. Я все еще хорошо его помню. Это было в четверг во время тестов в Сильверстоуне, перед Гран-при Бельгии. На первом круге мне нужно было прогреть машину. Я вернулся в боксы для проверки болида и затем выехал на трассу, чтобы проехать свой первый быстрый круг. Когда у меня появилась возможность впервые работать с болидам по максимуму, я был поражен. Несмотря на мой опыт пилотирования других гоночных автомобилей, я никогда в жизни не испытывал такую скорость, никогда не чувствовал себя так необычно. Поэтому я начал думать о том, что должен делать. Про себя я подумал: «Может быть, это слишком для меня». Но на втором круге я уже был более расслабленным. К третьему у меня пропали сомнения, и я начал чувствовать себя комфортно в машине. К концу дня, вероятно, я был на секунду быстрее парней, которые пилотировали болид до меня.

— В вашей дебютной гонке в Спа вы недолго были на трассе…

— Жаль, но гонка была очень короткой. Сейчас чувствую раздражение из-за этого случая. Мне пришлось сойти после того, как я проехал лишь 500 метров. Это произошло из-за поломки сцепления, которой можно было избежать, потому что мое сцепление уже было сломано во время разминки. Так что, к сожалению, мне пришлось наблюдать за гонкой из боксов. Мой напарник также не смог финишировать, он сошел за три круга до финиша, при этом в гонке ехал на втором месте. В то же время я был на секунду быстрее него. Поэтому можете представить, чего я мог добиться в первой для себя гонке…

— Когда вы поняли, что для вас «Формула-1» – это словно выигрыш в лотерею?

— Это не было похоже на выигрыш в лотерею. Скорее я довольно быстро понял, что все гонщики — тоже люди. Даже Айртон Сенна, Ален Прост и Найджел Мэнселл. В то время они были так далеко от меня, что я не мог сравнивать себя с ними. Однако в свой первый гоночный уик-энд в «Формуле-1» я понял, что сравнивать себя с ними вполне можно, и что я могу конкурировать с лучшими пилотами.

— Что делает для вас «Спа-Франкоршам» таким особенным, как вы часто говорите?

— Я пережил в Спа много замечательных и интересных моментов. Это место, где со мной случилось все, что могло случиться — моя первая гонка, первая победа, мой седьмой титул. Это то, что делает Спа такой особенной для меня трассой.

— 30 августа 1992 года произошла ваша первая победа в карьере. И, конечно же, снова в Спа…

— Тогда мы не ожидали, что можем победить с нашей машиной. Конечно, нам немного повезло, и погода сыграла свою роль. Эта комбинация привела к тому, что внезапно я стал лидером гонки и пересек финишную черту победителем. Для меня тогда сбылась моя мечта.

— В 1998 году мы увидели очень эмоционального Михаэля Шумахера после столкновения с Дэвидом Култхардом в дождевой гонке в Спа…

— Я помню ту гонку, как будто она была вчера. Я ехал по прямой в брызгах из под болида Дэвида и не мог знать, какая дистанция была между нами. Внезапно он оказался передо мной. Ситуация похожа на экстренную остановку на дорожной машине. Но я не мог его видеть из-за брызг. В итоге я врезался в заднюю часть болида Дэвида и понял, что еду на трех колесах.

— Давайте вспомним 2000 год и знаменитый обгон с участием Мики Хаккинена и круговым Рикардо Зонтой, когда вы с Хаккиненом обогнали Зонту с двух сторон и Мика вырвался в лидеры гонки. Как эта ситуация выглядела из вашего кокпита?

— Было действительно жаль, потому что до того момента у меня получалось защищать свою позицию. Но в эпизоде с Зонтой у меня не было шансов сдержать Мику позади. Маневр был захватывающим и выиграл для него гонку. Такие моменты делают автогонки чем-то особенным для болельщиков.

— Седьмой чемпионский титул вы также завоевали в Спа. Насколько эмоциональным был для вас этот момент?

— Это был один из тех моментов, которые делают трек в Спа настолько особенным для меня. В моей карьере все дороги снова и снова приводят в Спа. В 2004 году на Гран-при Бельгии я занял второе место, но этого было достаточно, чтобы выиграть седьмой титул. Поэтому для меня это как будто возвращение к моим истокам.

— Кто был вашим лучшим напарником?

— Без сомнений, Фелипе Масса и сейчас Нико Росберг. Нико только 26 лет, но он уже принял участие в 100 Гран-при. Поэтому у него достаточно опыта, он очень быстр и у него такой же подход к работе, как у меня. Это очень полезно для команды, чтобы она могла двигаться вперед.

— Как вы чувствуете себя после восемнадцати месяцев в «Формуле-1» после возобновления карьеры?

— Я в хорошей физической форме, готов морально и люблю соревноваться. После такого долгого перерыва необходимо работать над тем, чтобы вернуться на прежний уровень. На это нужно время. Но я замечаю, что все становится лучше. Уверен, мы достигнем нашей цели. Возможно, немного позже, чем планировали. Но такова жизнь. Титул чемпиона мира с «Мерседесом» стоит того, чтобы ждать», — цитирует Шумахера Autosport.

Реклама 18+