Эдриан Ньюи: «Когда переходил в «Ред Булл», многие думали, что у меня ничего не получится»

Глава конструкторского бюро «Ред Булл» Эдриан Ньюи рассказал о процессе создания болида, а также о том, благодаря чему команде удалось добиться успеха за последние два года.

— После того, как вы работали в нескольких чемпионских конюшнях, победа с командой, созданной с нуля, значит для вас больше?

— Переход в «Ред Булл» был авантюрой, приключением. Многие думали, что у меня ничего не получится, что задача окажется слишком сложной. Однако с первого дня работы в новой команде я понял, что если мы будем трудиться как следует, то сможем со временем выигрывать Гран-при, а может быть и чемпионат. Ради такого и работаешь в мире «Формулы-1». Но одно дело — надеяться, и совсем другое — действительно добиться большого успеха. Именно поэтому прошлый сезон стал для нас особенным. В 2009 году мы тоже выступили очень хорошо, но добраться до вершины так и не смогли. Думаю, что многие тогда подумали, что это был случайный проблеск, разовое явление. Но благодаря упорной работе всех без исключения сотрудников команды в этом сезоне нам удалось повторить успех.

— Вы всегда, прежде всего, выделяете работу всей команды в целом. Но вопрос в другом — как именно вы работаете над созданием болида? С чего все начинается?

— Во-первых, все зависит от того, претерпит ли изменения технический регламент чемпионата, и если да, то какой именно области касаются изменения. Перед сезоном-2009 изменения были весьма существенными, что означало, что болид предстоит конструировать с чистого листа. Главное было понять, какие технические требования в новом регламенте являются ключевыми, и на которые, соответственно, нужно будет делать основной упор во время разработки. В таких ситуациях прежде всего нужно избегать шаблонного подхода, беря за основу базовые принципы. Именно так создавался RB5. Два последующих болида были его эволюцией.

В последствии, технический регламент продолжал меняться, но изначально правильно выбранный вектор развития болида позволял вносить необходимые изменения без риска испортить уже имеющееся в наличии. Если ответить на ваш вопрос более прямо, то 95% успеха в создании болида — это упорная работа, и лишь оставшиеся 5% – вдохновение. Упорная работа заключается в том, чтобы успешно эволюционировать имеющийся болид. Мы смотрим на результат проделанной работы, оцениваем все имеющиеся плюсы и минусы, думаем, как можно улучшить работоспособность тех или иных компонентов, и уже затем, как добиться более качественного результата.

Вторая часть — это больше форс-мажорные обстоятельства. Порой, оценивая ту или иную часть работы, остаешься недоволен, чувствуя, что в данном случае требуется более продуктивное решение, какая-то новая идея. Когда захожу в тупик, просто откладываю решение проблемы и занимаюсь совершенно другими вещами. Мозг — удивительная штука. Я могу не думать о возникшей проблеме день, два, неделю, месяц, но в тоже время мозг на подсознательном уровне ищет различные варианты решения. И позже, в определенный момент, когда ты занимаешься чем-то совершенно другим, ну, например, принимаешь душ, идея рождается в голове. Тогда приходится все бросать и начинать работу, чертить наброски на инженерной доске. И только после этого идея оформляется в некое определенное, конкретное решение.

Далеко не все идеи работают, совсем не так. Большинство из них никак не помогает повысить скорость или аэродинамику болида. В такие моменты важно вовремя остановиться, осознать, что данная идея — путь в никуда. Важно сочетать в себе две стороны — художника и физика. Только в случае комплексного подхода к работе может получиться нечто действительно стоящее.

— Вы нервничаете, когда настает пора первых зимних тестов?

— Всегда очень нервничаю, когда болид впервые выезжает на трассу. Разумеется, у вас есть данные о работе в аэродинамической трубе, многое другое, вся предварительная работа уже завершена и не имеет смысла к ней возвращаться. Однако ты не знаешь, достаточно ли хорош болид по сравнению с конкурентами, которые, естественно, зимой тоже не бездельничали. Пока болид не проедет несколько кругов, и ты не убедишься, что все работает так как надо и отсутствуют какие бы то ни было скрытые проблемы, нервозность продолжает присутствовать.

Вспоминая прошлогодний RB6 и первые тесты с дождливом Хересе, сразу же возникло несколько проблем. Я уж было подумал, что это будет «очень долгий сезон», но теперь у нас есть необходимые инструменты, сделанные для оперативного устранения подобных недочетов. В итоге у нас все получилось.

— В чем заключается вклад в разработку болида Себастьяна Феттеля, и что он от вас просит?

— Прежде всего, хочу сказать, что Себастьян не по годам умен. Его опыт и зрелость просто поражают. К тому же он очень много работает над собой, не позволяя себе витать в облаках. Он очень хорошо разбирается в устройстве болида, стараясь адаптировать свой стиль пилотирования к новым условиям. Вечерами он подолгу изучает телеметрию, очень хорошо воспринимает полученную информацию. У меня есть ощущение, что каждый раз, поработав за рулем болида, он узнает что-то новое. Себастьян впитывает в себя информацию как губка. Его подход к работе вдохновляет всех в команде. Если у вас есть одаренный гонщик, при этом вальяжно относящийся к работе, это сказывается на всей команде. Что касается Себастьяна Феттеля и Марка Уэббера, то они оба очень целеустремленные люди, которые хотят добиться успеха», — цитирует Ньюи официальный сайт «Ред Булл»

Реклама 18+