Михаил Фейман: «Когда-нибудь мы будем вспоминать сегодняшние результаты: «О да, мы неплохо тогда играли»

Главный тренер мужской сборной Беларуси Михаил Фейман ответил на обвинения заместителя председателя БФБ Валерия Гореликова, а также признался, что в прошлом сезоне перед сборной не ставилось никаких задач.

«Валерий Афанасьевич Гореликов уколол меня тем, что я боюсь публичности, не проанализировал выступление сборной в первом круге чемпионата Европы в прессе. Но мне ни один корреспондент тогда не позвонил, не попросил об интервью. А я навязываться не буду. Да, мы выступили неудачно. Однако на то был ряд объективных причин. Во-первых, пришлось играть практически без центровых. Алексеев проболел три недели, и сами понимаете, в какой находился форме. Во-вторых, не сыграл как следует Параховский, впрочем, это отдельная история. В-третьих, у нас не было в составе ни Мещерякова, ни Веремеенко, ни Кондрусевича, ни Куля. Будь они, однозначно выступили бы лучше. Мы ведь не разваливались, бились в каждом матче, проявляли характер, отыгрывали по два десятка очков. Да, не повезло в игре с Румынией — пропустили на последней секунде. Не снимаю с себя ответственности за эту неудачу. Как известно, выигрывает команда, проигрывает тренер. Однако даже великие команды уступают, чемпионаты мира проигрывают. У нас же еще впереди второй круг, и положение можно поправить.

Я понимаю, конструктивная критика нужна. Но почему она не прозвучала в сентябре-октябре после моего отчета о выступлении сборной? Все тренеры сборных в письменном виде отчитывались перед федерацией, отвечали на вопросы. Гореликов обвиняет меня, что отчет на заседании исполкома был плохой. Не согласен. Он был конструктивным, с конкретными предложениями. Когда баскетбольные люди его прочитали, сказали: «У тебя два года работы есть». Там говорилось в том числе и об омоложении, за которое мне также досталось. Если велся протокол, все должно быть зафиксировано.

Одно из обвинений — якобы от меня не исходит никаких идей. Это не так. Кому первому пришла идея проводить «Матч звезд» между сборными белорусов и легионеров? Мне. Слава богу, ее внедрили. Десять лет назад я настоял на организации детской лиги — она успешно функционирует до сих пор. И самое главное мое предложение. В 1980 году, будучи капитаном «Сожа», в кафе «Золотой петушок» я предложил Владимиру Веремеенко перейти к нам из команды ГСВГ и соответственно остаться в Гомеле. Кстати, при поддержке тогдашних тренеров Леонида Макаревича и Бориса Царикова. И эта идея дает колоссальные плоды: белорусский баскетбол получил двух блестящих игроков — Володю и Настю. Так что не понимаю, для чего Гореликову все обострять. Было плохое, но ведь было и немало хорошего. Нельзя одним махом все перечеркивать.

Я неудобный для федерации человек. Все высказываю в лицо, а не шушукаюсь за спиной. Но не становлюсь в оппозицию — я оппонент. Готов спорить, рассуждать, искать истину. Только тогда может быть конструктивное сотрудничество. А когда ты говоришь один и считаешь, что во всем прав, — такого не должно быть. Он не гений. Пусть выстроит нормальные отношения — с ним будут работать все. Пока же идет полное отторжение его методов руководства. Федерация — это общественная организация. Порядок должен быть, но из-под палки, под нажимом это не делается. Надо быть деликатнее с людьми. Нет пророка в своем отечестве. Вот Гореликов в интервью предложил позвать зарубежных специалистов, которые играли с нами в группе, если сами не можем проанализировать. Абсурд! Ну, пригласим мы американского тренера сборной Румынии. Он проиграл нам десять очков на турнире в Тбилиси, а в Минске выиграл очко. Но американцы по-своему понимают юмор: вероятно, подумает, что это ловушка. Шведы проиграли шестнадцать очков румынам, значит, что, должны пригласить румын, чтобы те поучили их? Дальше, Алиев получает приглашение: научите. В молодости мы с ним играли друг против друга. Наверняка спросит: дескать, у вас все в порядке? И, скорее всего, пойдет в мечеть помолиться за здоровье работников нашей федерации. Как можно говорить подобные вещи? Это элементарное неуважение к своим специалистам. Оно, кстати, проявляется повсеместно. Начиная с системы оплаты труда. В Израиле тренеру сборной платят 200 тысяч долларов в год, в Литве — 60-70, у нас — 6. Да еще зимой приходилось выслушивать упрек: «А за что вам сейчас платить, что вы делаете?» Думаю. Готовлюсь ко второй части чемпионата Европы. Накапливаю информацию. Слежу за тем, как играют наши сборники. Мало?

Будет ли играть за сборную Стиггерс? Я тоже хотел бы это знать. Это зависит от федерации. Мне должны сказать, есть ли на него деньги, стоит ли приглашать. И вообще, надо обсудить ситуацию. Или мне дают карт-бланш, или говорят: «Михаил Аркадьевич, нам не нужен результат, делаем активную смену поколений». В прошлом году передо мной не ставилось никаких задач. Подразумевалось — сыграть как можно успешнее. Я, как любой тренер, стремлюсь к максимальному результату, поэтому и хочу собрать всех сильнейших: Веремеенко, Ульянко, Параховского, Кудрявцева, Коршука, Лашкевича. Если постараться, то выиграть четыре матча, думаю, реально.

Я понимаю так: пока есть люди, надо играть сильнейшими. Чтобы не убивать наш баскетбол. Это национальная сборная, за нее переживает вся страна. Хотя должен сказать, что ситуация с моим пребыванием во главе ее неоднозначная. Вот недавно в частной беседе Гореликов предложил мне добровольно уйти в отставку. Я сказал: «Пожалуйста, увольняйте». Люди не понимают, что в бедах белорусского мужского баскетбола повинен не только главный тренер сборной. Пройдет какое-то время, и у нас будет серьезнейший провал. Я располагаю убийственной статистикой. С 1995 по 2007 год в рамках чемпионатов Европы юношескими, юниорскими и молодежными сборными мы провели около ста матчей — выиграли чуть больше двадцати. Наш результат — минус тысячу очков! Подсчитывать, как играли в последующие годы, вообще стыдно. А ведь именно из этих команд нам черпать смену. Так зачем же заниматься самообманом? Откуда брать игроков в сборную? Я — не волшебник. Когда-нибудь мы будем вспоминать сегодняшние результаты: «О да, мы неплохо тогда играли»…», — приводит слова Феймана «Прессбол».

Реклама 18+