Начали за упокой

Многие считают главным разочарованием этого года в НБА сам сезон: сверхуплотненное расписание, отсутствие тренировок и множество травм не позволяют командам показывать более качественный баскетбол. Но даже на общем фоне есть те, для кого постлокаутный чемпионат стал катастрофой.

ArtestЭто раньше он был Рон Артест. А теперь он Метта Уолд Пис. Reuters

Многие считают главным разочарованием этого года в НБА сам сезон: сверхуплотненное расписание, отсутствие тренировок и множество травм не позволяют командам показывать более качественный баскетбол. Но даже на общем фоне есть те, для кого постлокаутный чемпионат стал катастрофой.

Ламар Одом («Даллас»)

Единственное, что было хорошего в жизни Ламара Одома в этом году, это овация в Лос-Анджелесе. Ну и много, очень много, больше, чем обычно, шоколада. Все остальное — абсолютный кошмар, закрутивший сладкоежку в водовороте таких необыкновенных приключений, что он, скорее всего, и сам не до конца верит во все происходящее.

С виду все выглядело очень чинно: обидевшись на весь мир и неблагодарное руководство «Лейкерс», захотевшее обменять его на какого-то малоизвестного замухрышку, Ламар потребовал отправить его куда-нибудь подальше. «Даллас» был выбран им самим: прежде всего, как действующий чемпион. Теоретически креативный универсальный игрок с практически неограниченным арсеналом, лидерскими качествами и опытом многолетнего сосуществования с Кобе Брайантом должен был найти себя в любой команде. На семейном фронте (учитывая ситуацию Криса Хамфриса, это немаловажно) все тоже складывалось практически безоблачно: еще одна сестра Кардашьян и Ламар покоряли Даллас так же, как до этого Лос-Анджелес.

Вот только за элегантным взлетом последовало практически бесконечное пике, регулярно преподносящее негативные новостные поводы. Одом так и не оправился морально после удара под дых от Митча Капчака, не сумел влиться в выстроенную систему игры «Маверикс», не нашел общего языка с лидерами, не предложил Карлайлу никаких достойных особенного внимания умений. Дальше все было только хуже. За потерявшейся уверенностью пропал и бросок. Затем грянули семейные проблемы, связанные с переездом из Лос-Анджелеса и попыткой переориентировать реалити-шоу. Одом настолько потерялся, что уже постоянно оправдывался за свои промахи и невыразительную игру — перед партнерами, перед освистывающими его болельщиками, естественно, перед мечущим молнии Марком Кьюбаном. Самоедство привело к тому, что он сам начал проситься поиграть в D-лиге. Его с трудом отговорили от этой затеи.

Прошло полгода, а выхода из этого тупика так и не видно. Летом Одом станет свободным агентом и наверняка будет думать о возвращении в Калифорнию.

Кармело Энтони («Нью-Йорк»)

«Никс» – самая обсуждаемая команда сезона. И не только по небаскетбольным причинам. От «Нью-Йорка» очень многого ждали, слишком многого — коллектив Майка Д’Антони должен был ворваться в установившийся круг претендентов и доказать, что система ран-н-ган имеет право на существование. Всем до того хотелось в это верить, что они ждали чуда и не видели очевидных противоречий между тренерской системой и игрой лидера, дисбаланса в линиях и отсутствие совместимости двух ведущих игроков. Да, амнистирование Чонси Биллапса выглядело кровожадно, но на ожиданиях это никак не сказалось: «Никс» обязаны были выстрелить, и ненасытная публика не хотела и слышать о каких-либо обстоятельствах, которые могли этому помешать.

Естественно, когда все опасения подтвердились, гнев разочарования вылился на голову Кармело Энтони. Потому что он лидер. Потому что с ним клуб играет хуже, чем без него. Потому что из-за него была разрушена симпатичная команда прошлого сезона. Потому что он взвалил на себя ношу, которую не смог унести. Потому что он этого заслужил, в прошлом сезоне доводя всех своим нытьем в рамках многосерийной и беспощадной мелодрамы.

К несчастью для Кармело, так вышло, что единственным позитивным фрагментом сезона для «Никс» стала «линомания» – именно тот период, который он пропустил из-за травмы. Остальные моменты: выброшенные в молоко броски, беспомощные попытки играть пойнтфорварда, халтура в защите, несогласованность в действиях с партнерами по передней линии и лишь увеличивающееся самомнение — подводили к закономерному выводу об обмене. Это был единственный способ спасти детище Майка Д’Антони, и тренер решился рискнуть, понимая, что в противном случае у него нет шансов. Конфликт звезды и тренера завершился банальнейшим образом — отставкой последнего. Кармело остался вожаком «Никс», вот только вряд ли кого-то это радует: Энтони, еще недавно считающийся едва ли не главным конкурентом ЛеБрона Джеймса, возглавляет список стремительно деградирующих игроков. Единственного человека, который мог бы поставить его на путь истинный, в команде уже нет: за своего учителя и старшего товарища Кармело просить не стал. Может ли что-то Энтони без Чонси Биллапса, большой вопрос.

Стивен Джексон («Сан-Антонио»)

Про Стивена Джексона, в принципе, все давно было понятно: чем хуже он играет, тем больше у него портится характер. Достойный наследник Рашида Уоллеса и в прошлом сезоне наговорил на нестандартное количество технических замечаний, а уж во время летних пертурбаций настроение у него совсем было никакое. Сначала было сногсшибательное интервью, резюмировать которое в нескольких словах вряд ли получится. Из него вытекало, что Стивен Джексон любит играть за плохие команды, но борется исключительно за чемпионство. Когда он не добивается своей цели, он получает технические и делает все, чтобы его выгоняли с площадки, потому что он очень старается. Он не заметил локаута, считает, что действующие чемпионы ни на что не годны и собирается ругаться с тренером. Ах да, если вы подстрелите его, то он наложит себе швы и выйдет на площадку на следующий день.

Каким бы странным это интервью вам ни показалось, в чем-то Джексон оказался прав: с тренером он действительно поругался.

Все стало совсем плохо практически стремительно. Вместо того чтобы оказаться лидером клуба, помочь оформиться Дженнингсу и облегчить всем жизнь, Джексон поучаствовал в малопонятной интриге. По информации разных источников, Кэптн Джек обиделся на руководство из-за того, что они не предлагали ему продлить контракт и устроил маленькую забастовку. Так ли это было на самом деле, или у него на самом деле болела спина, но начал он сезон не особенно вдохновляюще, а после повреждений закономерно потерял место в составе. Дальше последовал предсказуемый конфликт с главным тренером, призывы выпустить его уже на площадку и, наконец, обмен. У Поповича Джексон так и не показывает привычной игры. Но хотя бы не скандалит.

Ричард Джефферсон («Голден Стэйт»)

Как говорили болельщики «Сперс», локаут завершится только тогда, когда истечет соглашение Ричарда Джефферсона. Но форварду удалось практически невероятное: мало того, что он развел прижимистого Ар Си Бьюфорда на 30 миллионов, так еще и не попал под правило амнистии. Все это сложно объяснить как-то логично (слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации Ар Джея навевают нехорошие мысли), но, наверное, команда хотела дать опытному форварду еще один, последний шанс, изучая его сменщиков. На фоне расцветающего Койи Леонарда Джефферсон выглядел человеком, подуставшим от баскетбола: вряд ли на этом моменте руководство «Сперс» поняло, что глупо ждать от Ричарда, что он закроет позицию легкого форварда и поможет сделать нападение более вариативным, но платить ему за это такие деньги было и вовсе преступно.

Опыт игры Джефферсона за «Сперс» разочаровал не сейчас, но его уход заставил подвести неутешительные итоги: один из когда-то добротных форвардов у Поповича совсем не прижился, став главной неудачей селекции за новейшую историю команды.

Рэймонд Фелтон («Портленд»)

«Блейзерс» отдали за Рэймонда Фелтона Андре Миллера и Руди Фернандеса и хотели от него почти так же много. Вряд ли они видели в нем Криса Пола, но совершенно точно надеялись, что он закроет позицию первого номера и станет мотором команды: таким же упрямым в защите, как в «Шарлотт», таким же неутомимым в атаке, как в «Нью-Йорке». Фелтон виделся идеальным партнером для ЛаМаркуса Олдриджа, ведь он так здорово заигрывал Стаудемайра у Д’Антони. Команда не собиралась отдавать свое 6-7-е места на Западе.

Когда Фелтон приехал растренированным и располневшим в тренировочный лагерь и при этом принялся троллить Расселла Уэстбрука, все амбициозные планы полетели кувырком. Наверное, глупо обвинять разыгрывающего в том, что «Блейзерс», начинающие сезон с позитивными мыслями, приняли решение поменять полкоманды и сливать сезон. Но к нему точно нужно предъявить претензии из-за того, что атака команды выглядела неэффективно, лучшие стороны свингменов остались незадействованными, а сам он сочинял потери на ровном месте и гневил бога своим процентом. Из-за его места и значимости на площадки это было еще более заметно. Произошло что-то вроде того, что случилось в недавнем матче с «Ютой»: в решающий момент, когда «Блейзерс» вели очко, Фелтон сначала попал мячом себе в ногу, а затем подарил его Джамаалу Тинсли – «Джаз» оба раза забили и решили исход встречи. Да он сделал 8 передач и 9 подборов, старался на протяжении всей игры, но в итоге лишь разозлил всех болельщиков команды.

Фелтон выглядел настолько ужасно, что «Портленд» не смог заинтересовать им никого из потенциальных покупателей. Выйдя на рынок, чтобы избавиться от горе-разыгрывающего, «Блейзерс» толкнули полкоманды, но остались с одним из главных виновников проигранного сезона.

Джей Джей Хиксон («Портленд»)

Статистика Хиксона — лучшее отражение того, что происходит в «Сакраменто»: 4,7 очка, 5,1 подбора, 37 процентов с игры за 18,4 минуты в «Кингс»; 14,6 очка, 6,4 подбора, 61 процент с игры за 27,4 минуты в «Блейзерс». Так что разочарование Джей Джей все же относительное — понятно, что большой, немного «деревянный» парень далеко не Гарнетт, но ему все же нужна помощь в развитии и понимание, как именно раскрывать его сильные стороны. В «Кингс» с ним нянчиться было некому: так что парень просто потерял сезон в очередной мусорной команде, только теперь даже не на первых ролях.

После лучшего для себя сезона в пост-леброновском «Кливленде» Хиксон затерялся в бедовом неорганизованном коллективе, не получая минуты в компании с Казинсом и Хэйесом и возможности для бросков, которые забирали себе разнообразные снайперы (от Эванса до Фредетта). Шанс ему давали, но тепличные условия «Кэвз», где его тянули в старт еще при Джеймсе, а потом ставили выше Антоуна Джэмисона, сыграли с ним злую шутку: к конкуренции он был не готов. Впрочем, учитывая, что ему только 23, а речь идет о самой хаотичной команде лиги не стоит судить его строго.

Девин Харрис («Юта»)

Я разгадал проблему Харриса: в парня верят все, кроме Эвери Джонсона, который называет его «своим сыном» – именно отсутствие «отцовской» поддержки лишает Девина уверенности. Ладно, ладно. Проблема Харриса — это тайна, окутанная мраком. Три года назад разыгрывающий ходил в будущих звездах, был обменян в «Нетс» на самого Джейсона Кидда, поражал скоростью и кроссоверами, а главное — юным возрастом. У него не было серьезных травм, каких-либо потрясений (не считать же таковым тот самый эпизод на площадке в Лондоне), никаких объективных препятствий, но каждый год выявлял все усиливающуюся тенденцию к деградации. Это даже не показывают цифры: за исключением результативности все остальные показатели остались на общем уровне. Это не видно и по манере: он по-прежнему быстр, все также удивляет кроссоверами и бросает не думая. Изменилось ощущение: его влияние на игру значительно уменьшилось. Если в «Нетс», вся команда играла так, как хотел Харрис (иногда от этого болела голова), то в «Джаз» ему предлагаются совершенно иные функции, которые обедняют возможности игрока.

«Джазменам» не нужен палящий при первой возможности с двух рук защитник, разгоняющий атаки и пользующийся скоростью в дуэлях один на один. Им нужен настоящий полководец, Наполеон позиционной атаки, который бы выкладывался в обороне и делал все, чтобы максимально заигрывать «больших». Короче, им нужен Джон Стоктон, а выпал им всего лишь Девин Харрис, не всегда чувствующий себя уместно в этой роли. Так что желание «Юты» обменять игрока на кого-то более подходящего им по стилю вполне понятно. Куда более тревожно нежелание других брать опытного разыгрывающего, который остался прежним, но потерял свой главный козырь — возраст.

Джейсон Ричардсон («Орландо»)

«Мэджик» – это вообще одно сплошное разочарование, и выделять кого-то на этом фоне было бы неправильно: даже у супергероев есть слабости. Но к Джейсону Ричардсону все же отношение особенное: чуть больше года назад атлетичный не знающий преград защитник был главным забивалой «Санс», вытворяя феноменальные вещи при помощи Стива Нэша. Понятно, что в «Мэджик» нет разыгрывающего такого класса: Джамир Нельсон утверждается в собственной посредственности, не понимая и сам, что нужно сделать, чтобы выйти на уровень трехлетней давности, когда «Мэджик» топили всех на Востоке. Но зато есть Дуайт Ховард, одно присутствие которого вроде бы должно осенять снайперов.

Ричардсон, пожалуй, единственный игрок в команде, который мог бы помочь центровому поддержать лидерское бремя. У него есть и умения, и опыт, и вроде бы амбиции. Но в итоге все эти доводы, заставившие Отиса Смита расписаться под контрактом Ричардсона, остались где-то в стороне: ДжейРич показывает худший процент с игры, все больше мажет с дуги и не особенно помогает при дистрибуции мяча, порой совершая за вечер по 15 бросков. Теоретически он должен был бы стать второй скрипкой нападения, главной угрозой с периметра, все тем же старым добрым ДжейРичем, расстреливавшим соперника в хорошем расположении духа. На деле же выходит так, что «Мэджик» не только не надеются на феерию в его исполнении, они и не ждут от него ничего, предпочитая других более стабильных адресатов.

«Вашингтон» в полном составе

Вряд ли кто-то ждал от «Уизардс» хоть что-то позитивное: серьезным этот коллектив циркачей считают только люди, которые каждый день смотрят нарезки лучших моментов. Как говорил Ник Янг, если мы попали в Топ-10, значит, мы все сделали правильно. И все же та фантастическая клоунада, которую команда выдавала едва ли не каждый вечер, огорошила всех. Никто из вас не назовет этот праздник души и именины сердца «разочарованием». Но при всем внешнем позитиве игра «Уизардс» таковым и является.

Команда перспективных спортсменов всерьез заставила говорить о проклятии Гилберта Аренаса: вирусе приколиста, который не отпускает инфицированного в самые ответственные моменты. Не очень умелый, но зато разговорчивый Блатч требовал передать ему роль лидера, а затем признавал, что за лень его отчитала даже собсвтенная мать. Джавал МакГи окончательно сохранил за собой звание главного чудака лиги. Молодежь зажигала каждый на свой лад, а Ник Янг вел их по ступам старших, передавая опыт, накопленный в общении с агентом 0.

Их отрывы заканчивались тем, что мячи вылетали на трибуны.

Данки тормозились на ближней дужке.

Благодаря блок-шотам засчитывались очки сопернику. Про их потери можно было бы снять пятичасовой документальный фильм.

Их тренеры получали медали за отчаянную борьбу с идиотизмом и дешевыми понтами. Посмертно.

В данной ситуации обиднее или тревожнее всего за Джона Уолла, который, играя все лучше, не только не может избавиться от ярлыка наплевавшего на все снайпера, а наоборот подтверждает реноме игрока возлагать на надежды на которого просто бессмысленно. Он может выдать бомбардирский спектакль, он укоризненно покачает головой в адрес нашкодившего партнера, он обязательно попадет в хайлайты с каким-нибудь кроссовером или данком, но только это все бессмысленно — команда-то уже проиграла. А тот самый всемогущий Уолл, который должен был защитить команду стеной своих талантов, оказывается лишь предводителем шутов на празднике жизни.

Так что они, по-прежнему, разочарования. Они, по-прежнему, выделяются лишь бесконечной клоунадой. И их, по-прежнему, хочется пристрелить.

Метта Уолд Пис («Лейкерс»)

Не знаю, как может быть разочарованием человек с таким именем, но который сезон Рон Артест и его реинкарнация продолжают удивлять: форвард, некогда считающийся лучшим защитником лиги и всегда готовый предложить довольно практичный набор атакующих умений, все больше и больше растворяется в новом человеке. Разнообразные смешные объяснения этого феномена и просто полная демонстрация тараканов и любви к ним, конечно, скрашивают картину, но не более того. Дело даже не в том, что у Артеста безнадежно испортилась статистика: он просто изменился до неузнаваемости.

Наверное, кто-то может поблагодарить психотерапевта Рона и порадоваться за его родственников, но болельщикам «Лейкерс» Артест все больше напоминает героя мультфильма, которому, чтобы проявить свои лучшие качества, нужно разозлиться. Вот все сидят и ждут, когда же это чудо произойдет, а в это время перекаченный парень с белоснежной улыбкой разгуливает по паркету вальяжной походкой бодибилдера, с безграничным уважением поглядывает на звездных оппонентов, со смешком отправляет мячи в дужку и, в общем-то, старается, но довольно нелепо — ничего у него не получается. Тысячи вариантов треугольного нападения, сбивающих Артеста с толку, больше нет: теперь нужно тупо бросать открытые «трехи» и лезть в проход. Из-за дуги Рон атакует с 28 процентами, в проход он идти не может, так как его плечи не влезут ни в одну дырку между защитниками. А когда еще и в первом матче с «Майами» ЛеБрон Джеймс ушел от Артест на первом шаге, показалось, что Купчак амнистирует форварда прямо во время игры.

Этого не произошло, потому что все, кто знают Рона, понимают, что его сила и слабость в его голове. Артест реально потерял мотивацию: порой он просыпается и напоминает того другого игрока из прошлого. Он все еще один из один из лучших оборонцев лиги, он все еще может залезть под кожу лучшим форвардам и испортить им день, он может быть быстрее всех на подборе, даже его корявое тело штангиста не может ему помешать периодически взбадривать команду дальними попаданиями. Другой вопрос — как из него это вытащить, заставив отказаться от перманентной улыбки. Как это ни смешно, но это главная проблема «Лейкерс» на пути в плей-офф.

+4
Написать комментарий
Реклама 18+