Реклама 18+

«К счастью, мы не оправдали надежд»

Баскетбольная сборная Беларуси едва не совершила подвиг и не попала в финал квалификации Евро-2015. Подопечные Руслана Бойдакова не смогли в Таллине удержать добытое дома преимущество «+6» и уступили «—18». Выдержав небольшую паузу, коуч сборной рассказал об эстонском антураже, своих словах в раздевалке после заключительного матча, оценил отборочный турнир в целом, а также поведал о непростом состоянии дел в мужском белорусском баскетболе.

BoydakovРуслан Бойдаков надеется продолжить работу со сборной Беларуси Юлия Чепа

Баскетбольная сборная Беларуси едва не совершила подвиг и не попала в финал квалификации Евро-2015. Подопечные Руслана Бойдакова не смогли в Таллине удержать добытое дома преимущество «+6» и уступили «—18». Выдержав небольшую паузу, коуч сборной рассказал об эстонском антураже, своих словах в раздевалке после заключительного матча, оценил отборочный турнир в целом, а также поведал о непростом состоянии дел в мужском белорусском баскетболе.

— Что сказали подопечным в раздевалке после ответного матча с Эстонией?

— Сказал, что если мы хотим идти до последнего, то не имеем права за три минуты до конца матча смазывать семь штрафных. В моем понимании это был ключевой момент встречи. Мы промахивались, а нам в ответ забрасывали. Соответственно, счет увеличивался. А принять какие-то меры, когда тебя бьют, а ты не можешь дать сдачи, нельзя. Почему мы промахивались? Нам не хватило классности, мастеровитости.

Представьте, шесть тысяч зрителей, которые всю игру стояли, пели. Докричаться до игроков было невозможно. Приходилось подзывать и что-то говорить. Но не всегда получалось. В таких играх и сказывается нехватка международного опыта. Нужно было сфокусироваться, не смогли. Часть игроков была не готова к той громадной психологической нагрузке. Но нужно было пройти через это.

— Подбадривали?

— И успокаивал тоже. Нагнетать в такой атмосфере было не совсем логично и правильно. Для сравнения, в Могилеве было 200 зрителей. Под аналогичное давление в Эстонии попала и судейская бригада, совершившая несколько детских ошибок. Потом признали, но какая разница? Потом ведь. Конечно, судьи не сыграли роли в нашем поражении. Они, как и все, были подвержены той атмосфере, которая царила на паркете. А это было нечто.

В этом плане нам стоит многому поучиться. И наш менталитет в этом играет большую роль. Заметил по игре с венграми. Наши болельщики «ждали», болели скромно и тихо до тех пор, пока мы не стали выигрывать. Только потом завелись. А в Эстонии зрители поддерживали сборную на протяжении всей встречи. Они давали команде невероятную энергию. А у нас, выходит, команда должна давать первой.

— Вы побеждаете, мы хлопаем.

«В Эстонии гимн вживую поют шесть тысяч зрителей! Это очень трудно было для нас, но и классно».

— Что-то вроде того. Работает система: «вначале стулья, а потом деньги». Эстонские баскетболисты не имели права сачкануть или не добежать. Им просто не давали такой возможности. Это надо видеть. Жаль, что не было трансляции… Выход в стиле НБА, выключение света. Гимн вживую поют шесть тысяч зрителей! Это очень трудно было для нас, но и классно.

— Когда вы почувствовали, что результат уплывает?

— Когда промазали четвертый штрафной подряд. Разрыв стал 12 очков. Мы агрессивно играли под кольцом. Действовали так, чтобы были фолы. Но не забрасывали. А в ответ получали… Поэтому пытались фолить, чтобы в случае их промахов… Но они, черти, не мазали! :)

Разрыв в 18 очков не говорит о том, что мы слабее на эти 18 очков. Нам все равно было, сколько проигрывать, главное — не больше шести.

— Есть мнение, что на такой результат повлияла долгая дорога.

— Если говорить об организации, то в интервью об этом будет намного больше, чем о спорте. Да, сложная дорога, но мы всегда так ездим. Конечно, она не может не сказаться. Но тот путь, который мы избрали, точнее, который нам предложили, был самый оптимальный. Как вариант — можно было 13 часов ехать на автобусе. Что автоматически означало «прощай, результат». А так мы ехали с шансами. Конечно, на такое расстояние плюнуть ближе, но пришлось сперва ехать до Вильнюса, а потом совершать два перелета.

Сейчас выстроена такая же система, что и с болельщиками. Вы нам дайте результат, а мы потом посмотрим. Это неправильно. Мы не сможем дать, если не будем что-то получать. Чем мы должны брать соперника, если не организацией и хорошей подготовкой? На старом багаже не выйдешь и не сыграешь. Поэтому нашу организацию нужно перестраивать, чтобы не было таких сбоев в финансах, которые опять случились в этом году. Как неожиданно для страны наступает зима, так и у нас в июне, когда все сборные готовятся к чемпионату Европы, начинаются проблемы. Но не хочется больше об этом говорить.

— При наличии в Эстонии ветеранов результат мог бы быть иным?

«У нас есть новички, которым 27 лет! Для любой сборной это уже катастрофа. Некоторые сборные уже списывают в этом возрасте».

— Он был бы иным в любой игре. И, скорее всего, в лучшую сторону. Но мы осознанно пошли на этот шаг. Мы не взяли Коршука, Алексеева и Лашкевича не из-за того, что они хуже. Они еще на протяжении двух-четырех лет будут лучшими. Мы не взяли их потому, что если будем по-прежнему пользоваться ими сейчас, то что будет у нас через три года?! У нас есть новички, которым 27 лет! Для любой сборной это уже катастрофа. Некоторые сборные уже списывают в этом возрасте. И если мы поработаем с ветеранами еще три года, тогда Вова Крисевич и Виталик Лютыч тоже уже будут стариками. Мы знали, на что шли. И мы оставили наиболее молодых из ветеранов, чтобы они нам помогли и в следующем году.

Мы обкатываем молодежь. На первый сбор привезли даже 18-летних парней. Это для того, чтобы они понюхали пороха и начали понимать, куда идут. Чтобы не было такого, что игрок пришел в 26 лет в сборную и у него дикие глаза: «Я первый раз в таком зале. Куда бежать и что делать?» Нужно планомерно прикармливать молодежь. Тогда она потом будет стремиться попасть в эту сборную. А так будут сидеть в вечно перспективных с мыслью: «Ай, меня не позовут».

Некоторые 18-летки дошли с нами до последнего сбора. И в следующем году они приедут более опытными. А через год, может, и лидерами станут. Почему нет? Но им нужен международный опыт. Если мы будем одними «Цмокамi» выступать на международном уровне, мы будем топтаться на месте. Сборная не должна обкатывать игроков, чтобы они получали международный опыт. Это должны делать клубы. Мы же должны просто пользоваться этим опытом.

— Перед игрой со словаками вы выпили четыре таблетки валерьянки. Сколько приняли после матча с Эстонией?

— После матча уже пить нечего. Уже все сделано. После игры хорошо сказали сами ребята: «Мы привыкли в этом году побеждать, и трудно осознавать, что закончили сезон поражением». Это, наверное, громадный плюс нам, тренерам. Из 14 игр проиграли четыре матча. Выиграли два турнира. И в квалификации выступили очень достойно. Хотя нам предрекали не очень радужное будущее. К счастью, мы не оправдали надежд. И, главное, показали всем, что мы действительно можем. И что не так все и плохо, что есть потенциал, что есть молодые игроки. Кто-то открылся, кто-то заявил о себе.

— Ни в матчах квалификации, ни на сборе не было Данте Стиггерса. Почему?

— На мой взгляд, он не показал того, чего хотелось бы видеть от натурализованного иностранца. Не приглянулся. Потом начали смотреть на возраст, на перспективу. Если мы говорим о том, что нам надо думать о молодых, то и надо привлекать молодых. А пригласив Стиггерса, можно говорить о том, почему не пригласили Лашкевича. И так далее.

На сборах было четверо разыгрывающих — Вячеслав Корж, Сергей Чариков, Максим Шустов и Дмитрий Акулич. К решающим матчам хотелось бы видеть Коржа. Но он получил травму в игре с Голландией и долго не тренировался. Решили его поберечь и проверить других ребят. Бог даст, поможет нам в следующем году.

Серега Чариков проявил себя как настоящий лидер, а вот Дима и Макс пока до этого уровня не дошли. Возможно, из-за яркой игры Чарикова было трудно выявить их потенциал. Но это еще больше делает чести Сергею. Поэтому я считаю, что они не справились со своими функциями — выходить на 3-5 минут. Итог же таков: Чариков хорош, но надо искать ему поддержку.

— Когда в стране появится хороший разыгрывающий?

— В Беларуси проблема разыгрывающих актуальна для всех сборных. Даже в женской. Хотя в этом году проблем было меньше. Стиггерса же не от хорошей жизни натурализовали. Но самое страшное, что и на подступах нет ребят. Поэтому тот же Чариков, Корж должны еще поиграть, пока не созреет помощь.

— Ходят разговоры о натурализации литовца Рональда Руткаускаса. Как вы к этому относитесь?

— Все это пока разговоры. Для начала надо было сыграть, чтобы определить проблемные позиции. Так что будем думать. Но у нас не одна позиция, которую надо бы натурализовать, но из-за правил ФИБА (играть можно с одним натурализованным игроком — Goals.by) мы этого не можем сделать. Голландцы на этом и погорели. Лидеров подгруппы сняли с соревнований из-за того, что они там в шесть лет кого-то натурализовали и не проверили.

«Самое главное в натурализации — уверенность в человеке. Это должен быть очень большой профессионал. Но таких очень трудно привлечь в нашу сборную».

Самое главное в натурализации — уверенность в человеке. Это должен быть очень большой профессионал. Но таких очень трудно привлечь в нашу сборную. А если это будет «подержанный» профессионал, то он должен подходить к нашему менталитету. Мы постоянно сталкиваемся с такими проблемами, что наш быт очень шокирует иностранцев. Поэтому не хотелось бы натурализовать американца, который, приехав сюда…

— С ужасом убежал бы обратно.

— Совершенно верно. И кто потом будет виноват? Тот тренер, который все это затевал. Натурализовать стоит только надежных людей. Таких трудно найти. Но я осознаю, что рано или поздно нам придется к подобному варианту прибегнуть. И в этом нет ничего плохого. Во всем мире такими методами пользуются.

— Согласны, что Виталий Лютыч уже созрел для национальной команды?

— Сейчас очень много обсасывается эта тема. В прошлом году просил Андрея Кривоноса, чтобы он его не подключал. Сейчас объясню почему. 25 июля Виталик приехал с турнира сборной U-20, где он лидер. А в начале августа национальная сборная уезжала на серию турниров. И ему за 8 дней нужно было выучить всю тактику и привыкнуть к новым требованиям. К тому же его нужно было вкраивать в состав и отцеплять кого-то опытного. А Лютыч был не готов: ни физически, ни морально, ни психологически. Да, он боец. Но в прошлом году он был бы просто бандеролью. Думаю, мы поступили правильно.

Сегодня ему вольготно в сборной. Он с первого сбора с нами — полная адаптация.

— Кроме молодых ребят, которых вы уже привлекаете в сборную, есть еще те, кто стучится в ее дверь?

— Есть. Не могу сказать, что они стучатся, но нам нужно их обкатывать. В следующем году у нас будет неплохая сборная U-20 1994/95 годов рождения. Но должна быть целенаправленная работа. В этом году ушло громадное количество времени и сил, чтобы ввести спортивную аттестацию, чтобы игроки тестировались. Сейчас подключены все сборные. Теперь надо отладить, чтобы все сборные работали по определенной системе. Чтобы игрок, приходящий в национальную команду, имел определенный багаж знаний и умений, накопленный в юношеских и молодежных дружинах. Безусловно, для этого придется провести большую работу с тренерами. Но будем стараться.

— Может, назовете пару фамилий?

— Не хотелось бы кому-то делать рекламу. 18 лет — неустойчивый возраст. Всякое может случиться. Не буду называть. Боюсь сглазить. Да и вдруг кто-то свою фамилию не увидит и опустит руки.

— Уровень легионеров и игроков национального чемпионата сильно разнится?

«Очень трудно было с рядом игроков. Играли совершенно новые построения в защите. И только несколько человек с ними встречались в своих клубах».

— Катастрофически. Пропасть просто. Очень трудно было с рядом игроков. Играли совершенно новые построения в защите. И только несколько человек с ними встречались в своих клубах. Местные ребята выпадали. Для них было все ново. «Легионерам» было достаточно услышать фразу, чтобы перестроиться. А для «белорусов» некоторые слова были сродни японскому языку. Пока вдолбили, ушло много времени. Вот этой классности нам и не хватает. И не хватать ее будет до тех пор, пока два, а то и три наших клуба не будут играть в Европе. Иначе мы будем топтаться на месте. У нас есть клубы, которые могут это делать. Наверное, надо доходить до того, чтобы их принуждать.

— А в нашем чемпионате можно вырастить игрока для сборной?

— До определенного уровня. Для того чтобы быть лучшим, надо играть среди лучших. А когда ты заведомо знаешь итоги… Я сейчас, не зная весь состав участников чемпионата, могу сказать, кто будет первым, вторым и третьим и так далее. Это интрига? Нет. Это уже если не порнография, то эротика точно. А такого не должно быть.

— Кроме участия клубов в еврокубках есть ходы по реформированию чемпионата, чтобы игроки росли?

— Все взаимосвязано. Играет команда в Европе, появляются дети на трибунах. У них появится дополнительная мотивация попасть в клуб. А следующий шаг — национальная сборная. Это нормально. Это реклама. Я — молодой мальчишка, пришел на игру «Цмокаў» и вижу, как играют большие крутые дядьки. Мне это нравится, у меня идет подъем. И тренеру легко работать с такими детьми. Ему скажешь: «Если ты будешь работать, то ты будешь там». И он будет работать. Если бы мне в мое время это сказали… Мы и так спали в форме и с мячом под подушкой :). А так, наверное, кроссовок бы не снимал и из зала не выходил…

А когда парень видит цель — ездить по Беларуси и играть в чемпионате, в котором и так все понятно, — мотивация теряется. Нужно пробовать заявляться в любой Кубок.

— Какую вы видите роль «Цмокаў» в воспитании баскетболистов для сборной?

— Громаднейшую. И если бы их не было, то и сборной, которая у нас есть, тоже бы не было. Мы говорим «Цмокі» — подразумеваем национальная сборная. Говорим национальная сборная — подразумеваем «Цмокі». Потому что только они на данный момент могут дать такой урожай игроков для национальной команды. И это хорошо, что они есть.

— В хоккее «Динамо» провозгласили наконец-то базовым клубом для сборной, а о «Цмоках», кажется, ничего подобного не говорилось…

«Посмотрим, как хоккеисты переживут нынешний сезон и какое количество критики они получат».

— Посмотрим, как хоккеисты переживут нынешний сезон и какое количество критики они получат. Белорусским ребятам будет очень тяжело. Нужно доказать, что они не хуже, а где-то даже и лучше. Но это шаг к чемпионату мира. Если сейчас команду не наиграть, то через год — все… Лучше шишки получить сейчас, но к весне иметь осознание: мы дадим бой или поднимем лапки.

Так и «Цмокі». Это базовая команда. Но классных белорусских игроков можно было бы побольше иметь.

— А это не «убьет» остальные клубы еще больше?

— Мы приходим к тому, что лучший должен тренироваться и играть среди лучших. Меня не устраивает ситуация, что такой разыгрывающий, как Чариков, до сих пор без работы. Это парадокс! Я бы хотел иметь его у себя в Витебске. Но у меня ему делать нечего. Дай Бог, чтобы хорошие клубы его разглядели.

Вообще, мы на своих смотрим как-то так: «вроде и неплохие, но плохие, а чужой, пусть и дерьмо, но чужой, значит, получше». А потом проходит месяц, и мы понимаем, что ошиблись. Однако пути назад нет, и нужно показать, что взяли не зря. А если он меня не устраивает? Он все равно должен выходить на площадку? Он должен сидеть на «бане», каждый день приходить на тренировку с чемоданом и думать о том, что сегодня уедет! А не так, что он плохой, но мы его ставим, потому что заплатили. И как же признаться, что он плохой?.. К черту! Не устраивает — до свидания! Это часть работы. В другой команде он был звездой, а у нас не складывается. Так что, будем ждать до весны, пока не завалит все игры, а в мае скажем: «Блин, зря мы его тянули…»?

— По прошествии времени не жалеете, что взялись за сборную?

— Буквально неделю назад задал себе такой вопрос. Как председатель тренерского совета обдумывал кандидатуры. Приглашение хорошего иностранца для омоложения — это преступление. Во-первых, он будет прилично стоить. А во-вторых, пока сообразит, что происходит, то пройдет уйма времени. Везти же лишь бы кого, чтобы он пиарился за счет нашей сборной, — тоже глупо.

Понимал, что будет трудно. Думал, надо ли мне это. 10 июня пришел на первую тренировку и всему персоналу сказал: «Ребята, чтобы ни происходило вокруг, нас это не должно касаться. Мы — профессионалы. И мы собрались для того, чтобы эти ребята в нас поверили и пошли с нами дальше. Чтобы мы и дальше их приглашали в сборную». И старались с такой философией жить. Думаю, у нас это получилось. Коллектив сложился великолепный. Все работало, как часы. Так что не жалею.

— Работать продолжите?

— Не мне решать. Будут же отчеты, слова. Желание у меня не пропало. Я очень доволен, что согласился и что уговорил работать с собой Мартина (Мартин Мююрсепп — Goals.by). Он очень сильно помог. Он точечный. Много по-русски не говорит, но если скажет, то как надо. Другое дело, что на это реагировать надо максимально быстро. Эстонец же :).

+29
Популярные комментарии
koul2
0
Забыл сказать. Ваше мнение о тренерах, наверное, основано на фактах. Прошу эти факты на всеобщее обозрение.
Самому интересно.
Ответ на комментарий Valer_a
Там тренеры ничего не решают, чтобы он там натренировал?
koul2
0
Валера, если Кривонос хавал, что давали, это не значит, что любой другой тренер поступил бы также. Хотя, может сейчас и взяли молодого, который согласится с любым решением Шеревери, лишь бы оставили на посту. Да и Руслан не тот человек, который поддался бы на такую фигню.
Кстати, может я всей картины не вижу. Поясните, в чем заключается незначимость тренеров в Цмоках по вашим данным.
Ответ на комментарий Valer_a
Там тренеры ничего не решают, чтобы он там натренировал?
Valer_a
0
Там тренеры ничего не решают, чтобы он там натренировал?
Ответ на комментарий koul2
Плохо, что Руслан в свое время не играл в западных клубах и практически не говорит по ангельски. Лично я бы хотел его видеть глав. тренером Цмоков.
Написать комментарий 10 комментариев
Реклама 18+