Клаус Зиберт: «Реконструкция комплекса в Раубичах? Не знаю. Это, как-то не здорово увязывается с нашими амбициями на Сочи»

Старший тренер женской сборной Беларуси Клаус Зиберт рассказал о проблемах подготовки к новому сезону.

— С каким настроением вы приступили к работе?

— Мое отношение к биатлону вам хорошо известно — позитив и еще раз позитив. Изменять своим убеждениям в моем возрасте было бы даже не солидно. Тем более что биатлон приносил и продолжает приносить мне радостные эмоции, которыми, как мне кажется, переполнены и наши девчонки, и мои коллеги по тренерскому штабу сборной. Это здорово! А межсезонье начали нормально и спокойно: пять спортсменок — Домрачева, Калинчик, Дуборезова, Писарева и Скардино; сбор на Кипре; сбор в Минске. Другое дело, что меня очень беспокоят наши перспективы. Очень. Головная боль.

— Причина в том, что сборная не имеет возможности тренироваться в «Раубичах», закрытых на реконструкцию?

— Конечно! Причем обратите внимание — это олимпийское межсезонье, а не первое лето после Игр!

— Поясните разницу.

— Она очевидна. На протяжении всех последних лет мы старательно накапливали информацию, создавая тренировочные стандарты как раз-таки на трассах в Раубичах, где регулярно готовились и летом, и в сентябре. То есть, например, Домрачева в 2008-м имела такой-то результат при таких-то физических показателях, в 2009-м цифры были иными, и так далее до нашего времени. Это бесценная информационная база, помогающая выстраивать весь процесс подготовки. Мы сравнивали и понимали: какого прогресса добились, нет ли переутомления или, напротив, можно и нужно ли увеличить нагрузки. Теперь же мы, не имея возможности проводить лыжероллерные комплексные тренировки в Раубичах, практически обрекли себя на слепоту. Безусловно, мы предпримем все возможное, чтобы выйти сухими из воды, как-то сгладить углы возникших методологических противоречий, но вообще-то только и остается, что удивляться. Обычно перед Олимпиадой условия подготовки и уровень обеспечения улучшаются, а у нас получилось с точностью до наоборот, хотя задачи остались прежними — надо завоевывать медали, и не одну. А ведь потеря Раубич — это удар не только по методике.

Не будем забывать еще об одном моменте. Полугодовая шенгенская виза позволяет белорусам находиться в странах, подписавших это соглашение, не больше 90 дней. Теперь смотрите. Традиционно летом и осенью мы проводили несколько зарубежных межсезонных сборов. Три из них в условиях среднегорья на высоте 1500 метров необходимы и ныне. Вот в июне Бормио, запланирован и Обертиллих, где нам все известно и все устраивает. Но при этом мы в прежние годы имели возможность вернуться на равнину в родные Раубичи. А что делать сейчас?! Необходимо на равнине работать в Европе. А это дни, прожитые в странах Шенгена. Поэтому, скорее всего, один из сборов в среднегорье проведем в Казахстане, где до этого не тренировались. Тоже риск, хотя там нас обещают хорошо встретить. Но все равно переезды, новые базы, невозможность в полной мере использовать наши тренировочные стандарты — все это тревожит. Придется работать в самый важный момент на ощупь, что меня не радует, как бы я ни был уверен в своих силах и талантах спортсменок.

— А как так все получилось?

— Мне, иностранцу, тяжело судить... Реконструкция комплекса в Раубичах, конечно, назрела — это необходимость. Но начинать ее в олимпийское межсезонье… Не знаю. Это, как-то не здорово увязывается с нашими амбициями на Сочи. А ведь сборы в Раубичах — это летние скоростные тренировки, позволяющие понять, как девчонки осваивают нагрузку. Исследования лактата, массы других показателей. Для чего надо иметь базу сравнительных оценок. Увы, мы ее лишились, поэтому я расстроен и где-то даже зол. Как-то несвоевременна эта реконструкция, если в целом в стране такое серьезное отношение к Играм в Сочи. Взять Бормио или Казахстан. Мы выходим из ситуации, но я не знаю в деталях, какие там трассы, какие перепады высот. Только поверхностная информация. Спланировать работу просто нельзя. Только когда мы приедем на место, начнем моделировать сбор. Незнакомая ситуация. У нас ведь на вооружении системная работа: каждый тренировочный день расписывается в деталях за многие месяцы до его наступления! Мы все привыкли трудиться с таким профессиональным запасом прочности. Но на Бормио у меня пока есть план лишь на первый день. Да и то он не связан со спортом. Приезд, заселение в отель, распаковка вещей, отдых. Разумеется, это гипербола: болванка плана — на нашем сленге «рыба» — составлена. Но мясом конкретики ее скелет обрастет — непосредственно в Бормио, — цитирует Зиберта «Спортивная панорама».

Реклама 18+
Популярные комментарии
a13dinamo
0
Это БЕларусь , детка!!!
Niewypal
0
Уважаю как специалиста. Очень умный и толковый человек.

Жаль что в стране таких единицы,а остальные деб...
ну кто закрывает базу подготовки сборной (единственную в стране) в преддверии олимпийского сезона?
Написать комментарий
Реклама 18+