Борис Гельфанд: «Просил у Владимира Рыженкова, чтобы клуб на Карла Маркса не трогали. Он решил это лично с Лукашенко»

Живущий в Израиле беларусский гроссмейстер Борис Гельфанд рассказал в интервью «Зеркалу» о выступлениях за независимую Беларусь и о помощи от бывшего министра спорта Владимира Рыженкова.

– Хорошо помню две шахматные олимпиады. Первая возможность сыграть была в 1992-м, но наша команда не участвовала. Соревнования проводились на Филиппинах – билеты были дорогие, денег не хватило. Получается, что впервые в таком турнире Беларусь выступила в 1994 году. В последнем туре выиграли у сборной Литвы и попали в десятку сильнейших (команда по набранным очкам разделила места с 8 по 12-е, но по дополнительным показателям оказалась 12-й. – прим. «Зеркала»). Конечно, радовались тому успеху.

– Когда вы выступали за нашу страну, кто-то из чиновников интересовался шахматами?

– Я немного своеобразный человек. Всегда старался держаться подальше от чиновников: и в СССР, и в Беларуси, и в Израиле. Нигде не получал дополнительных стипендий – возможно, единственный среди спортсменов. Концентрировался на своем деле и никогда ничего не просил. Не хотел быть у кого-то в долгу, вступать в непонятные отношения. Поэтому мне безразлично, были ли чиновники на моих матчах. Лично никого не знал.

Лишь один раз встретился с министром спорта Владимиром Рыженковым. Шахматный клуб на улице Карла Маркса в Минске хотели отдать под другие нужды – вот и пошел к Рыженкову с коллегами. Не знаю, помог ли тот разговор, но клуб остался и работает по сей день. Анатолий Карпов (знаменитый советский и российский шахматист. – прим. «Зеркала») потом уверял, что он позвонил лично Лукашенко и решил вопрос, – поделился Гельфанд.