Евгений Гутарович: «Внимательно ознакомился с профилем олимпийской трассы по Google Maps»

Один из лидеров белорусской шоссейной сборной Евгений Гутарович рассказал о старте сезона, о подготовке к Олимпиаде и пробах на допинг. А также признался, что с трассой гонок в Лондоне знакомился с помощью Google Maps.

— На протяжении нескольких последних лет счет викториям вы открывали на «Туре Средиземноморья». Почему нынче этого сделать не удалось?

— С самой зимы и до настоящего момента меня преследовала череда каких-то неудач. Вроде и на отсутствие результата грех жаловаться, но сколько раз добиться большего не позволяли разного рода препятствия! Не хватало именно удачи. На том же «Туре Средиземноморья» перед дебютным этапом сказал ребятам, что должен выиграть его, потому понадобится их поддержка. Команда знает, что я слов на ветер не бросаю. Построившись с самого старта, всю гонку отработали на сто процентов. На небольшом подъеме за 4 километра до финиша неожиданную атаку предпринял британец Джонатан Локк. По идее, его шансы были невелики. Но моим одноклубникам, весь день отпахавшим на передовой, не хватило свежести, чтобы достать его. За 250 метров до финиша он «вез» еще 10 секунд, а завершил гонку я у него на колесе. На третьем этапе получилась похожая история. Перед стартом нам сообщили, что за 700 метров до финиша будет круг, который необходимо проезжать непременно с правой стороны, иначе снимут. И здесь на последних 750 метрах вперед вырвался голландец Михел Кредер. Как такового круга и в помине не оказалось — только небольшие разделения на дороге, между которыми он и проскочил, срезая угол. А я поехал вокруг по правилам, сразу потеряв позиций 15, хотя сидел третьим-четвертым. Только за счет такого своего «жеста» голландец нарисовал «дырку» метров в 20. И здесь мне не хватило самой малости, чтобы накрыть Кредера.

— Как далось путешествие по любимому «северному аду», ведь так называют «Париж — Рубе»?

— Еще в конце прошлого года я сказал тренерам, что в преддверии Олимпиады не хочу рисковать и поэтому если поеду эту «классику», так только в интересах команды — в роли рабочей лошадки. Эта однодневка остается моей любимой, но упасть и получить травму за несколько месяцев до Игр не хотелось. Работал на Матью Ладаньюса. Я его называю «жигуленком». Он как-то пошутил, что является спонсором «Лады», которая заложена в его фамилии. На что я ответил: «Ты — жигуль, а не лада». Матью неплохо проехал эту гонку, и мы немало ему помогли. Единственное, ему не повезло за 14 км до финиша, находясь в группе преследовавших Тома Боонена, он закололся. Пока меняли колесо, поезд ушел, и Матью оказался только 12-м. Мозоли после Рубе у меня даже через две недели не сошли. После нее все долго болело — руки, ноги, спина, шея, мышцы, суставы. Это действительно гонка на выживание.

— Почему она вам так нравится?

— Когда только начал заниматься велоспортом, мы зачастую тренировались в парке — по плиткам, по дорожкам и только позже начали выезжать на шоссе. И мне нравилось кататься по такому бездорожью. Я до сих пор в конце сезона с удовольствием участвую в велокроссе, который в последние два года выигрывал. А к «булыге» и по кондициям подхожу. Там нужна не столько выносливость, сколько сила, чтобы продавливать педали. Легким гонщикам это сделать тяжелее. Кроме того, я могу без проблем «словить» чужое колесо и спрятаться от ветра.

— Как команда относится к тому, что свои планы корректируете под Олимпиаду?

— Положительно. Любой клубный спонсор заинтересован прежде всего в том, чтобы ему сделали рекламу на «Тур де Франс» и на Олимпиаде. Поэтому участие в Играх приветствуется. В настоящий момент я планируюсь на «Большую петлю», которая необходима для наилучшей подготовки к главным стартам четырехлетия. Правда, руководство команды высказало пожелание, чтобы накануне привез майку чемпиона страны. 

— А с приближением Олимпиады допинг-офицеры чаще беспокоить не стали?

— Минувшей зимой они первый раз за последние два года приехали ко мне домой. Когда только начинали составлять биологические паспорта, меня частенько навещали — до 15 раз в году, а теперь, как понимаю, чаще проверяют тех, кто попадает под подозрение. И на гонках нынче я только дважды сдавал тесты.

— У вас не просматривается возможность познакомиться с олимпийской трассой?

— К сожалению, на предолимпийскую гонку в прошлом году мы не попали. Это, конечно, большой минус. Вместе с тем я внимательно ознакомился с профилем трассы по Google Maps. Знаю, что круг включает и небольшой подъем, — цитирует Гутаровича «Спортивная панорама».

Реклама 18+