Наталья Цилинская: «В Афинах подвела жадность, а в Пекине — дурость. Без расшифровки»

Белорусская велегонщица Наталья Цилинская призналась, что не чувствует ностальгии по гонкам, определила самую дорогую награду, рассказала, почему не смогла завоевать олимпийское «золото», а также отметила, что не любит журналистов.

— Гонки часто снятся?

— А… почему они должны сниться? Когда еще выступала, такое, конечно, случалось, но теперь по ночам не соревнуюсь. Наверное, я нагонялась в свое время. По крайней мере, никакой ностальгии не чувствую.

— Следите за выступлением белорусов?

— Конечно. Больше всех переживаю, наверное, за Алену Омелюсик, которая сейчас выступает за итальянский клуб.

— У вас не один десяток престижных наград. Какая из них особенно дорога?

— Трудно сказать. В 2000 году в Манчестере я впервые стала чемпионкой мира, причём сразу в двух видах — спринте и гите. Как такое можно забыть? Через два года в датском Баллерупе вновь отметилась победным дублем — то есть доказала неслучайность британского триумфа. И все последующие награды дались нелегко, поэтому не менее дороги. Но, признаться, чаще вспоминаю те мировые форумы, которые выиграть не удалось, где допустила какие-то ошибки. Считаю, проиграла — значит, сама что-то неправильно сделала.

— Кого из соперниц считали самой неудобной?

— На этапах Кубка или чемпионатах мира и тем более Олимпиаде не бывает случайных людей, туда отбирается только элита. Легкие заезды на подобных турнирах исключены. Но лично мне, наоборот, чем сложнее соперница, тем интереснее было гоняться. В этой связи особенно нравилось ездить с австралийкой Анной Мирс — всегда непредсказуемой и имевшей очень красивый спринт. И в нынешней когорте именно её считаю самым мудрым тактиком. Остальные берут за счёт скорости, мощного рывка, умения включиться. А самой неудобной я была для себя сама.

— Что не позволило вам завоевать олимпийское «золото»?

— Какая разница, что было? Ничего ведь не изменишь. Могу сказать только: в Афинах подвела жадность, а в Пекине — дурость. Без расшифровки…

— Чувство недосказанности в связи с этим осталось?

— Конечно. Ведь главная цель любого спортсмена заключается в покорении именно этой вершины.

— В последнее время вы были замечены в разных телепроектах. Какой из них больше всего нравится?

— «Гордость нации». Это передача о людях, совершивших поступки, которые заставляют сердце трепетать, о тех, кто, услышав крик о помощи, смело бросается в огонь или в ледяную воду или тех, кто наперекор судьбе, приковавшей к инвалидному креслу, все равно занимается спортом и становится чемпионом мира. Меня пригласили быть одним из экспертов этого проекта, и я с удовольствием согласилась. Попросите выделить какой-то один сюжет — не смогу, потому что все они достойны аплодисментов, внимания и уважения. Почему и выбрать следующих героев всегда очень непростая задача. Хочется о каждом рассказать, но объять необъятное невозможно.

— А в будущем хотели бы связать свою жизнь с телевидением, журналистикой?

— Честно сказать, не очень люблю журналистов. Потому что мне крайне редко было интересно давать интервью. Простите, но большинство ваших коллег задавали одни и те же вопросы. И чтобы не выглядеть глупой, приходилось искать какие-то новые ответы, что на пятидесятый раз сделать очень сложно. Хотя и вашего брата можно понять: если человек в пятый или десятый раз выиграл какую-то гонку, трудно найти оригинальный вопрос, наверняка все они уже задавались. Что же касается телевидения, то я бы не прочь попробовать себя в роли ведущей ток-шоу типа «Слабого звена», которое вела Мария Киселева. Оно, конечно, брутальное, но в этом и смысл…, — приводит слова Цилинской «Спортивная панорама».

Реклама 18+