«Разогревал болельщиков «МЮ» и сборной России»

Еще не так давно с ним просыпалась чуть ли не вся страна. В том смысле, что Александр Кругляков (для зрителей он был Алесем) трудился ведущим программы «Добрай ранiцы, Беларусь!» Потом как-то неожиданно Кругляков пропал с наших телеэкранов. Вспоминая свое «исчезновение», экс-журналист Белтелерадиокомпании, ныне находящийся в свободном плавании, рассказывает, как стал штангистом-рекордсменом, о работе на финале Лиги чемпионов и о турнире, на котором сборная Беларуси побеждает всегда.

Euro_1Алесю Круглякову довелось поработать и на финале Лиги чемпионов. Правда, не комментатором Из личного архива Александра Круглякова

Еще не так давно с ним просыпалась чуть ли не вся страна. В том смысле, что Александр Кругляков (для зрителей он был Алесем) трудился ведущим программы «Добрай ранiцы, Беларусь!» Потом как-то неожиданно Кругляков пропал с наших телеэкранов. Вспоминая свое «исчезновение», экс-журналист Белтелерадиокомпании, ныне находящийся в свободном плавании, рассказывает, как стал штангистом-рекордсменом, о работе на финале Лиги чемпионов и о турнире, на котором сборная Беларуси побеждает всегда.

«Белорусские каналы служат интересам власти»

— Кто такой Александр Кругляков?

— Те, кто смотрел мои программы по телевизору, знают меня как Алеся Круглякова. Люди, следящие за моей страницей на фэйсбуке, — как Александра Круглякова. Что-то среднее я и есть.

Алесь и Александр — два разных человека?

— Когда я делал свои первые шаги в журналистике, а было это еще в школьные годы, активно увлекался национальными идеями. Был период, когда вообще разговаривал только на белорусском языке. В тот период народ даже шарахался от меня. Странно, не находите? Живя-то в Беларуси… В общем, считал, что все у меня должно быть по-белорусски. И Алесь звучало круто. Это имя и стало моим творческим псевдонимом. Хотя, по паспорту, разумеется, я Александр.

— Ведущие бывшими не бывают?

— Нет. Честно говоря, руки чешутся: хочется делать что-то интересное в профессии, пусть даже и не на большом телевидении. В прошлом году, например, совместно с TUT.BY организовали ток-шоу в рамках проекта «Будзьма беларусамі». Есть еще проекты, в которых я принимаю участие как соавтор сценариев и продюсер.

На центральные каналы вас зовут?

— У меня ведь много друзей и однокашников работает на ТВ. Поэтому да, периодически зовут, но на каком-то этапе становится ясно, что разговаривать, по сути, не о чем. Почему? Это виднее людям, которые находятся у власти.

— Я подготовил несколько цитат из ваших интервью пятилетней давности. До вашего загадочного ухода с Белтелерадиокомпании. Первая из них: «Доброе утро, Беларусь!» Мне нравится работать в этой программе, несмотря на то, что она шаблонная. В ней все прописано по пунктам. Но есть одна отдушина — когда в студию приходят гости».

— Даже самый талантливый проект, когда становится на конвейер, постепенно обрастает шаблонами и клише. В современном «Добром утре!», которое выходит ежедневно вот уже 14 лет, вряд ли есть место радикальным экспериментам. Можно поменять лица, но ничего, по сути, не изменить. Лично мне не хватает в программе духа этакого капустника. Такого, как у нас был с Ларисой Грибалевой когда-то. Мы с утра веселились сами и веселили зрителей — а что еще нужно, чтобы проснуться?

— Насколько сильно были разочарованы своим увольнением с телевидения?

— Здесь надо уточнить формулировку. Я уволился с БТ еще в 1997 году, причем по собственному желанию. И все остальные проекты вел уже как внештатный сотрудник. Хотя зрители об этом даже и не догадывались. А восемь лет спустя новое руководство канала банально убрало меня из эфира.

— То есть, этим решением Александр Зимовский, заступив на должность председателя, хотел угодить своему начальству?

— Об этом лучше спросить у самого Зимовского. На тот момент ни он, ни его замы не снизошли до того, чтобы поставить меня в известность о своем решении — я обо всем узнал от коллег накануне эфира. Любопытно другое: его предшественник, Владимир Матвейчук, за день до своего перехода на другую работу продлил со мной договор еще на год. Правда, об этом почему-то никто не вспомнил. В официальных СМИ заявлялось, что договор со мной не был продлен. А он — у меня на руках. Смешно, в общем.

— Сегодня просыпаетесь под утреннюю программу «Беларусь-1», самую рейтинговую, по словам нынешнего председателя Белтелерадиокомпании Геннадия Давыдько?

— В наше время все, кто заимел нормальную спутниковую тарелку, имеет широкий выбор программ. В таких случаях про некоторые каналы даже забываешь…

— В таком случае, как часто смотрите белорусское телевидение?

— Периодически.

— Любопытно. А ведь однажды пришли к своим родителям со словами о том, что измените отечественное ТВ. «Они долго смеялись. Сегодня я сам буду смеяться, если кто-то заявит, что он в одиночку изменит наше телевидение. Один человек с этой машиной не совладает никогда. Там все связано воедино — и техника, и финансы, и организация, и пофигизм людей, и пьянство».

Национальные белорусские каналы — это же государственное телевидение, и служат они интересам власти.

— Мне кажется, каждый, кто хоть раз переступал порог Белтелерадиокомпании — будь то в должности журналиста или председателя — рассчитывал на то, что у него получится что-либо изменить. Но одно дело — желание какого-либо человека, совсем другое — ситуация в стране. Национальные белорусские каналы — это же государственное телевидение, и служат они интересам власти. С другой стороны, мы были свидетелями того, как даже на условно свободных российских каналах «ломали» зубы такие профессионалы, как Киселев, Парфенов и другие.

— Стоит ли идти на БТ творческим людям?

— Туда не стоит идти революционерам. С другой стороны, всегда есть люди, которых все устраивает. И их хватает из числа ежегодных выпускников журфака. Куда они пойдут? Выбор каналов в стране невелик. Конечно, они пойдут на телевидение каждый за своим — чтобы самореализоваться, сделать карьеру, работать по специальности. Кто-то — чтобы «позвездить» в глазах окружающих или, не знаю, статуэтку бронзовую получить.

«Не было такого, чтобы я подошел к Аршавину и похлопал его по плечу»

— За спортом следите?

— У меня есть друзья — спортивные маньяки, которые не пропускают ни одного матча на «Минск-Арене», ни одной ночной трансляции испанской или английской футбольных лиг. Я не такой большой фанат, но к спорту тоже неравнодушен. Осенью, например, ходил на стадион на матчи групповой стадии Лиги чемпионов борисовского БАТЭ в Минске. Грустно, конечно, после таких поражений.

— Будь вы руководителем БАТЭ, что бы поменяли в клубе? Может, кого-то из игроков?

— Думаю, это вряд ли кардинально что-то изменит. Скорее, вопрос в школе, возможно, в тренировочном процессе, стратегии клуба. Месси с каких лет играет в футбол? По какой системе он тренировался? Почему одни клубы стабильно выступают, несмотря на кадровые проблемы, а другие — нет? Может, дело в том, что футбол в Испании, Бразилии или Аргентине — это национальный вид спорта, часть культуры…

А у белорусов есть хоккей, и он у нас национальный вид спорта.

— Хоккей — национальный? Для определенных лиц, пожалуй, да.

— А судя по результатам национальных хоккейных команд?

Есть один традиционный хоккейный турнир, на котором Беларусь всегда выигрывает, а на остальных как-то не получается.

— Комментировать тут нечего. Есть один традиционный турнир, на котором Беларусь всегда выигрывает, а на остальных как-то не получается. Может, поэтому за хоккейной лигой я особо не слежу. А что касается футбола, мне посчастливилось в своей жизни побывать на парочке действительно важных спортивных событий. Например, на финале Лиги чемпионов в 2008 году в Москве и на чемпионате Европы в том же году. На Лиге чемпионов мы занимались подготовкой мероприятий в Лужниках для болельщиков «Манчестер Юнайтед». Работать надо было на английском языке, поэтому выбор ведущих был невелик. Зато очень забавно было разогревать со сцены толпу промокших под дождем британских фанатов, всех, как один, одетых в русские шапки-ушанки. Пиво им продавать запретили, поэтому все были какие-то отмороженные. Зато сам финал «МЮ» — «Челси» получился классическим английским противостоянием, разрешившимся лишь в серии пенальти. В общем, здорово.

— А еще вы вспомнили про чемпионат Европы по футболу…

— Там я работал уже с болельщиками сборной России. Обычно люди начинали приходить на стадион за три часа до матча. Их нужно было развлекать, проводить всяческие конкурсы и викторины. Потом, на самом матче,  необходимо было объявлять составы команд, авторов голов.

— Интересно, такая большая Россия, а для ее болельщиков на чемпионате Европы работал белорус.

— На самом деле все просто. Люди из штаб-квартиры УЕФА были удовлетворены организацией финала Лиги чемпионов в Москве, поэтому пожелали работать со знакомыми им товарищами.

— Знакомы с российскими футболистами?

— Лично — нет. Хоть я и находился на поле в нескольких метрах от них, но не было такого, чтобы я подошел к Аршавину и похлопал его по плечу. Честно говоря, я вообще не ожидал, что российская сборная выйдет из группы на Евро-2008. Я даже обратный билет заранее купил! А ребята дошли до полуфинала…

— На Евро-2012 собираетесь ехать?

— Если позовут, почему нет? Если серьезно, в России нынче другие люди занимаются организацией участия своей сборной в континентальном первенстве.

— Самое яркое спортивное впечатление?

— Это детское воспоминание о хоккейном матче сборной СССР против американцев на Олимпиаде 1980 года. Почему запомнилась та игра? Во-первых, чтобы посмотреть ее, нужно было досидеть до шести утра. Отлично помню свое состояние: вроде, и смотрю интереснейший матч, но в то же время клюю носом. Держался из последних сил, но дождался финальной сирены! Русских хоккеистов в то время страшно боялись.

В каких видах спорта сегодня боятся белорусов?

Думаю, нас уважают в теннисе. В биатлоне, разумеется, особенно когда закрываем свои мишени. Фристайл, пожалуй. Не так и много, на самом деле.

— Думаю, нас уважают в теннисе. В биатлоне, разумеется, особенно когда закрываем свои мишени. Фристайл, пожалуй. Не так и много, на самом деле.

— Сами спортом занимаетесь?

— Стараюсь заглядывать в тренажерный зал пару раз в неделю. Минимум — один. В детстве, помню, занимался какое-то время тяжелой атлетикой. Однажды в Орше во время очередных соревнований показал прямо выдающийся для своего возраста и комплекции результат. При собственном весе в сорок килограммов толкнул пятьдесят. Не понял тогда, почему меня пошатывало, когда поднимал вес. Оказалось, тренер намеренно просил для меня установить пятьдесят килограммов при моем рекорде в сорок пять. Я об этом не знал. Наверное, благодаря этому и сумел преодолеть такое своеобразное испытание…

Фото в тексте: Анастасии Жильцовой и из личного архива Александра Круглякова

+65
Реклама 18+
Написать комментарий
Реклама 18+