Руне Андерсен: «В новой версии антидопингового кодекса ВАДА будет увеличен срок пересмотра анализов — он будет уже не восемь лет, а десять»

Директор департамента стандартизации и гармонизации ВАДА Руне Андерсен оценил работу Национального антидопингового агентства Беларуси, а также рассказал о грядущих нововведениях в новом антидопинговом кодексе ВАДА

— Г-н Андерсен, как вы считаете, два года, прошедшие после последнего визита, многое изменили в облике и содержании национальной антидопинговой компании?

— В первую очередь, бросилось в глаза новое качество работы агентства и его количественный состав, который к тому же стал намного более квалифицированным. Сотрудники антидопинговых служб многое знают о том, что делают, и это приятно видеть и слышать. НАДА опубликовало немало информационных материалов, брошюр по разъяснению своих идей, и это большой плюс, поскольку образование является сердцем антидопинговой программы. Оно необходимо не только спортсменкам, но и тренерам, врачам, обслуживающему персоналу, которым полезно понимать то, что мы делаем.

— И вы г-н Андерсен, и руководитель НАДА г-н Ванхадло на встрече в Минспорта говорили о том, что впереди еще немало срочных дел для того, чтобы белорусская программа приобрела современное звучание.

— Всегда найдется, что нужно улучшать, и это касается не только антидопинговой организации Беларуси, но и, скажем, Великобритании, чей директор приехал вместе с нами. Всегда есть к чему стремиться, чего желать, мы подробно обсуждали эту тему в Минспорта, поэтому нет предела совершенству и всегда нужно прогрессировать. Прежде всего, желательно увеличивать ресурсы, чтобы достигнуть большего. Я хотел бы заметить, что в подготовку спортсменов вкладываются большие средства, в то, чтобы они достигли международных высот. Но нельзя забывать, что нужно немало тратиться и на то, чтобы представители сборной были чистыми, не употребляли стимуляторы и вели честное соперничество за награды.

— На встрече в Минспорта вы заметили интересную деталь, что к национальным командам, которые входят в мировую спортивную элиту, предполагается повышенное внимание ВАДА. Вы приезжали в Минск два года назад, как часто бываете в других странах?

— Мы все время в разъездах. Обратите внимание, что нет такой необходимости часто ездить в вашу страну и подолгу здесь задерживаться. Нам достаточно краткосрочных визитов, чтобы заметить, какой прогресс достигнут в последние годы. Путешествую как я, так и мои помощники. Нашей целью стал не только контроль за действиями антидопинговых служб, но помощь и содействие им. На днях я прилетел из Москвы, до этого был в Турции, США. Это моя работа, я очень много путешествую, оказываю поддержку национальным организациям в антидопинговой программе.

— А верен ли посыл о том, что чем больше у страны спортивных наград, тем чаще туда наведываются представители ВАДА?

— Хочу заметить, что мой приезд не связан именно с таким посылом. Если спортсмен завоевывает медаль, это не значит, что мы ему не доверяем. Во-первых, все медалисты, как правило, сдают допинг-тест, и если проба не засветилась, то история на этом заканчивается. Если в анализе найден запрещенный препарат, либо он был обнаружен другими организациями, национальным или всемирным антидопинговыми агентствами, МОК и подобными службами федераций, то начинается второй этап, и дело рассматривается конкретными людьми и службами.

— Какие наиболее существенные перемены произойдут в новом антидопинговом кодексе ВАДА?

— Я расскажу лишь о предполагаемых нововведениях, поскольку они еще не утверждены. Основное и глобальное изменение — это ужесточение санкций за применение допинга. Если будет доказано, что спортсмен преднамеренно употреблял запрещенный препарат, то срок дисквалификации будет увеличен с двух до четырех лет. В новой редакции мы обратим большое внимание на наказание тренеров, поскольку зачастую положения антидопингового кодекса распространялись только на спортсменов. Мы собираемся выделить отдельную статью, чтобы разъяснить, какие наказания ждут лиц, вовлекших спортсмена в употребление запрещенных препаратов.

— Не кажется ли вам, что повторный анализ допинг-проб, взятых службами МОК восемь лет назад, слишком длинный по времени. Не стоит ли его сократить наполовину? Ведь по существу, таким образом можно переписать спортивную историю, написанную десяток лет назад, поскольку после этого разбирательства растягиваются на годы.

— Подобное возвращение к старым пробам, — это больше превентивная мера, и вы знаете, что МОК не так давно перепроверил анализы, взятые у атлетов на Играх в Афинах. Спортсмены должны бояться наказания за нечестную игру, они обязаны знать, что в любой момент их допинг-проба будет перепроверена. В новой версии кодекса мы, наоборот, увеличиваем срок пересмотра анализов, и он будет уже не восемь лет, а десять. Пожалуйста, принимайте во внимание, что изменения в кодексе предлагаются всем мировым спортивным сообществом, поэтому увеличение срока — это не локальное суждение ВАДА, а всеобщее решение, — приводит слова Андерсена «Спортивная панорама».

Реклама 18+