Реклама 18+

«Здравница России была немного запущена»

После Олимпиады в Ванкувере белорусская фристайлистка Ассоль Сливец получила российский паспорт и теперь готовится уже к домашним Играм в Сочи. В интервью Игорю Петрулевичу серебряный призер чемпионата мира рассказала о книгах, которые ее вдохновляют, о китайском доминировании и новых технологиях, об изменениях в олимпийской столице-2014 и о том, как к Олимпиаде относятся разные поколения сочинцев.

Slivets1Ассоль Сливец считает Олимпиаду в Сочи домашней для всех стран бывшего Советского Союза Из личного архива Ассоль Сливец

После Олимпиады в Ванкувере белорусская фристайлистка Ассоль Сливец получила российский паспорт и теперь готовится уже к домашним Играм в Сочи. В интервью Игорю Петрулевичу серебряный призер чемпионата мира рассказала о книгах, которые ее вдохновляют, о китайском доминировании и новых технологиях, об изменениях в олимпийской столице-2014 и о том, как к Олимпиаде относятся разные поколения сочинцев.

«Сергей Зверев, конечно, эпатажный»

— Вам, наверное, тысячу раз задавали вопрос о вашем имени. Но читателям, которые только знакомятся с вами, интересно, кто его придумал…

— Родители. Назвали так, чтобы не было имени, как у всех. Меня и в ЗАГСе не сразу зарегистрировали. В Советском Союзе было не принято оригинальничать. Это сейчас называй, как хочешь. А тогда маму отправили домой с фразой «Няма такога імя». Только с третьего раза зарегистрировал папа. Ему уже не отказали. Все-таки в те времена мужчины не так часто приходили записывать детей.

— И «Алые паруса» Александра Грина здесь ни при чем?

— Во всяком случае, родители не признаются. Сейчас, смотрю, у казахов очень распространено имя Ассель. Именно буква «Е» в середине. Оно там такое же популярное, как у нас, допустим, Оля.

— Знаю, что ваше увлечение — чтение.

— Ой, да. Много читаю. Мы же постоянно летаем. В самолетах хватает времени для этого дела. Правда, я больше всех читаю в команде. Все в основном смотрят фильмы.

— Последняя книга?

— Не поверите, автобиография Сергея Зверева. Это достаточно спорный персонаж. Он, конечно, очень эпатажный, когда работает на публику, а вот в книге совсем другой. Оказывается, он родом из далекого сибирского городка, из Забайкалья. У него очень непростая детская судьба. Но при этом он многого добился. Так что я прониклась уважением к этому человеку.

— Футбольный тренер Анатолий Байдачный перечитывал «Войну и мир» четыре раза. А какая ваша настольная книга?

— Нет-нет, такого нет. Прочитаю один раз, потом стираю все со своего электронного ридера и снова закачиваю партию из 15-20 книг. Что-то запоминается лучше, что-то хуже. Читала автобиографию Дэвида Бекхэма «Моя команда». Там он много рассказывает о публичной и спортивной жизни. Конечно, книга очень корректно написана, но между строк можно уловить интересные мысли. Еще советую всем почитать Лэнса Армстронга «Каждая секунда на счету». Велогонщик рассказывает обо всех свои трудностях жизни и о том, как он их преодолевал. Сильная мотивирующая книга.

— Что еще порекомендуете из спортивной литературы?

— Хороший автор Игорь Железовский. Это наш прославленный конькобежец. Он много рассказывает о послевоенных годах, становлении спорта. Но интереснее всего — о режиме тренировок. К примеру, с удивлением читала рассказ о занятиях раз в три дня. И после такой подготовки люди ехали на Олимпийские игры! Сейчас это невозможно.

Правда, немногие спортсмены пишут книги. А уж тем более не все эти произведения есть в свободном доступе в интернете. Много интересного на английском. Я читаю их в оригинале, но это дается труднее, чем на русском.

— Еще примеры из рассказов о советской подготовке?

— Поразило описание того, как проходила сама тренировка. Конькобежцы уже были именитыми спортсменами, выступали на Олимпиаде, а упражнялись следующим образом. Шел трамвай. Они за него цеплялись и ехали на коньках прямо по городу.

— Может, на роликах?

— Нет-нет, на коньках. Я тоже удивилась. Видимо, плохо расчищали снег, и был лед. Понятно, что это не в Москве и не в Минске, а в каком-то маленьком городке. Потом еще читала, как проводили исследование, какого размера должны быть шаги у конькобежцев. Мол, на такой-то прямой нужно делать 10 шагов. А Железовский ведь невысокий, шаги короткие. Он делал 12, но бежал реально классно и быстро. После этого снова проводили исследование, собирали комиссию, и только после этого разрешили мастеру спорта международного класса действовать по своей методике.

— Сами не планируете написать что-нибудь полезное о фристайле?

— Думаете, это кому-то надо? Да, у меня есть опыт. Могу им поделиться. Тем более есть что рассказать. Если бы вы знали, как поменялся фристайл за последние пять лет... То, что «прокатывало» раньше, сейчас уже мало для победы. Хотя 10 лет назад думала, что знаю о фристайле почти все. А теперь мы уже плетемся в хвосте. Поняла это, глядя на китайцев. Пришли новые технологии.

«Владимир Дащинский определял скорость спортсмена на глаз»

— Вот с этого момента давайте о фристайле. Расскажите подробнее о новых технологиях.

— Сейчас белорусы закупили в Раубичи оборудование под названием «artofficial ramps». Если переводить дословно, то искусственные трамплины. Но это не совсем точное определение. Это скорее каркас, который нужно немного припорошить снегом, и вот тебе готовый снаряд. Его доступность — первый плюс. В прыжке многое зависит от радиуса. В этом трамплине его можно менять каждые 10 сантиметров. Рада, что наконец-то наши ребята могут тренировать тройные сальто дома, поскольку это конструкция мирового уровня.

«Эти штуки можно увидеть в аэропорту на взлетных полосах. Мы вообще их называем флажками, но еще лучше подходит определение «сосиска».

Следующая инновация — ветростанция. У нас такая последовательность прыжка. Звучит свисток, сигнализирующий о том, что судьи готовы. Включается светофор. Появляются 15 секунд, в течение которых нужно ехать, и неважно, ураган в это время или еще что-нибудь. За эти секунды тренер определяет, когда дать отмашку спортсмену. При спокойной погоде особой роли наставник не играет. А при порывах ветра он уже смотрит на ветродувы. Эти штуки можно увидеть в аэропорту на взлетных полосах. Мы вообще их называем флажками, но еще лучше подходит определение «сосиска». Так вот, по этим приспособлениям измеряется направление и сила ветра. Это если на глаз. Но сейчас команды чаще используют ветростанции — приборы, которые дают точное определение этих показателей в цифрах. Далее, «speedgun». Этот аппарат замеряет скорость спортсмена.

— Максимальная скорость, при которой прыгают фристайлисты?

— Зависит от сложности прыжка и от самого человека. Двойные сальто — при 55 км/ч. Мой брат Тимофей прыгает при 58 км/ч. Он выше взлетает, поэтому и скорость больше. А тройные сальто — от 63 до 70 км/ч. Этот максимум достигается при вылете с трамплина. Но это все скорее мужские показатели. Интересно, что самый простой прыжок выполняется при 45 км/ч, что не так уж мало. Ошибка в одном километре может стать роковой. Просто каждый спортсмен сам по себе аэродинамичен, поэтому нам необходимо начинать ехать с разных точек, чтобы прийти к трамплину на одной скорости. Для выбора точки на горе и используют «speedgun».

Раньше это определяли тоже на глаз. Например, Владимир Иванович Дащинский — отец Димы, когда тренировал меня, то вполне успешно называл мою скорость. Поняла теперь, какое у него колоссальное было мастерство. Он не ошибался даже на один километр. Но сейчас риск сведен к минимуму.

— Вы сказали, что, глядя на китайцев, понимаете, что мы плетемся в хвосте. Что там такого особенного?

— Видно, что китайская команда впереди. Все остальные догоняют. Почему так получилось? Комплекс причин. Первое — китайцы меняют составы, как перчатки. Они могут себе позволить это при таком большом количестве спортсменов. Второе. Много баз на территории Китая. Поэтому нет необходимости часто ездить за границу. Также китайцы часто приглашают к себе иностранного тренера. Ставят около него 25 китайцев, которые записывают каждый шаг. Вот так перенимается опыт. Потом тренера выкидывают, берут следующего. На выходе получается 25 специалистов высокого уровня. Потом они свои знания накладывают на китайский менталитет, и в итоге все это дает результат.

Впрочем, я вижу, что во всех остальных видах спорта китайцы также доминируют. Меня еще очень впечатлил этап Кубка мира в Пекине. К примеру, к нашему объекту, где мы проводили соревнования, организаторы провели метро из города. Так просто и доступно. Взяли и построили восемь станций. Все эти станции, можно сказать, лишние, поскольку на протяжении пути совсем нет жилых районов.

«Пробок в Сочи точно нет»

— Когда вы последний раз были в Сочи?

— Недавно, перед Новым годом. Я же там живу.

— Город уже готов к Олимпиаде?

— Ну, Игры же не в Сочи. Ошибочно думать, что соревнования будут проходить в городе. Аэропорт вообще в Адлере. А все олимпийские объекты расположены в Адлере и Ясной Поляне. От Сочи это приличное расстояние. Так что готовность я не видела. Далеко, да и закрыто там все.

— Тем не менее, город живет Олимпиадой. В СМИ об этом много пишут. Говорят, пробки появились, которых не было…

— Это неправда. Сейчас вообще сделали объездную дорогу, разобрались с автобусами и маршрутками. Теперь только пускают хороший вместительный общественный транспорт. Поэтому пробок точно нет. Плюс только до Туапсе можно доехать на личном автомобиле, дальше нужно специальное разрешение.

— Какие еще изменения заметили в городе?

— Все учат английский. На предприятиях теперь обязательно знание иностранного. Перевели названия всех улиц. Многие из них теперь достаточно забавно выглядят. К примеру, улица 50 лет Октября. Или улица Комсомольская на английском смешно пишется.

Также пустили экспресс-поезд от вокзала Сочи в Адлер и дальше, в Красную Поляну. Приятно, что открылся такой удобный железнодорожный путь на самый верх. Главной проблемой в преддверии Олимпиады был транспорт. Теперь она решена. Ну, и электричество. Теперь все станции обновлены. Да, Сочи — известная здравница России, но была немного запущена. А теперь все приятно модернизировалось. И еще одно изменение. В Сочи стало не так многолюдно. Насколько мне известно, все, кто без регистрации, удалены из города.

— Биатлонистка Надежда Скардино рассказала о том, как в Сочи за два дня ее трижды пытались обмануть в магазинах.

— Ну что я могу сказать? Будьте внимательны. Считайте деньги, не отходя от кассы. По-моему, это претензия не к Сочи. Не думаю, что люди нацелены на обман. Может, просто обсчитались.

— Ваш рассказ сугубо позитивный. Неужели такое настроение царит и в самом городе?

«Старое поколение сочинцев противится каким-либо изменениям. Им и так было неплохо. Они думают, что вот понаехали тут».

— Не сказала бы так. Старое поколение противится каким-либо изменениям. Им и так было неплохо. Они думают, что вот понаехали тут. Те, кто моложе, наоборот, приветствуют обновления. Мое мнение — без Олимпиады вряд ли Сочи получил бы такие инвестиции. А сейчас это современный город. И это очень хорошо. Насколько олимпийские объекты будут использоваться после — большой вопрос. Простаивать вряд ли будут. Что-то разберут и увезут в другие города России. В общем, нельзя сказать, что все рады и счастливы. Много было спорных вопросов по поводу экологических аспектов при строительстве разных туннелей. Что ж, время покажет, как олимпийская подготовка сказалась на природе.

— Вы уже три года живете в Сочи. Чувствуете, что это ваша домашняя Олимпиада?

— Скорее присутствует ощущение, что приближается какая-то Олимпиада. Все вокруг, как всегда, желают удачи. И белорусы активно поддерживают. Просто мало кто из наших болельщиков сможет поехать на Игры-2016 в Бразилию. А сейчас все рядом и доступно, билеты не стоят сумасшедших денег. Именно поэтому можно сказать, что эта Олимпиада домашняя для всего бывшего Советского Союза. Многие ведь были в Сочи, и знают это место.

— Больше волнуетесь в такой обстановке?

— На Олимпиаде все переживают. И неважно, дома она или нет. Все-таки это главный старт четырехлетия. К нему готовишься очень долго. А в конечном счете у тебя есть три секунды в воздухе, чтобы показать, что ты натренировал. Это очень ответственно.

«Россия и Беларусь? Нельзя сравнивать слона и моську»

— Вы тренировались в белорусский и российской сборных по фристайлу. Какие заметили сходства и отличия?

— Нельзя сравнивать слона и моську. Россия настолько большая страна, с такими огромными ресурсами, что соотносить ее с Беларусью не слишком корректно. Просто сама федерация фристайла в России элементарно больше. Оттого и возможности разные. Нельзя сказать, что Беларусь чего-то недодавала мне. Все было очень и очень хорошо. Что касается тренировочного процесса, то здесь все зависит от главного тренера. У каждого своя методика. И здесь не все зависит от национальности, а скорее от тактики какой-то. Все просто немного другое.

— Из-за того, что Россия больше и богаче, она лучше?

— В каких-то вопросах да. Кое-чем занимаются специально обученные люди. Здесь проще быть сосредоточенным только на тренировках. Все остальное решают за тебя. Правда, не могу сказать, что это очень уж замечательно. Иногда это рождает беспечность. Если что-то идет не так, то уже и не знаешь, как повлиять. В России часто думают за нас.

— Вы выиграли, перейдя в сборную России?

«Честно, у меня везде все было хорошо. Поймите, у меня двое детей. Я думаю об их будущем».

— Как на этот вопрос ни отвечу, стану виноватой. Честно, у меня везде все было хорошо. Поймите, у меня двое детей. Я думаю об их будущем. Теперь мне очень нравится, что они растут возле моря, в здоровой атмосфере, как бы нивелируя последствия Чернобыля в Беларуси.

— Это означает, что вы останетесь жить в Сочи?

— Не уверена. В контексте детей я не слишком удовлетворена образованием. Просто вижу, как можно учиться, как это делают в Европе или США, поэтому у меня есть кое-какие мысли на сей счет.

— Вы уже заявили о том, что завершите карьеру после Олимпиады. Чем будете заниматься?

— Ой, у меня столько дел, столько мыслей… Пока не определилась. Задумок много, но сейчас я концентрируюсь на Олимпиаде.

— Вы же сейчас на этапе Кубка мира в США.

— Все верно. Представляете, у нас тут две бразильянки будут выступать. Одна вообще очень смуглая. Прямо карикатурная. С попочкой, большой грудью и интересными волосами. Сейчас все тут с ними фотографируются. Все это очень экзотично смотрится на трамплине. Посмотрим, как они выступят. Девчонки вроде только год занимаются, бывшие гимнастки. Пытаются отобраться на Олимпиаду. Правда, очень тяжело им будет. Здесь все круто прыгают. Для высокого результата у нас нужно много работать. Должно быть мастерство.

— Вашего мастерства достаточно, чтобы взобраться на пьедестал на Олимпиаде?

— Надеюсь. Все же верят в лучшее, а как там будет, не знаю. Просто в нашем виде спорта слишком много внешних факторов. Один прыжок можно выполнять при дневном свете, а потом уже при искусственном. И это в корне может поменять весь расклад.

+67
Популярные комментарии
Maikl
0
А рашка помогла бы?
Ответ на комментарий Vovanius
Про патриота Дмитрия Рака слышал? Чем он теперь занимается и как Родина ему помогает?
Vovanius
0
Про патриота Дмитрия Рака слышал? Чем он теперь занимается и как Родина ему помогает?
Ответ на комментарий Ivan_atlant
По интервью видно, что Сливец ищут где по комфортней, где платят лучше, где солнце теплей, где море по-ближе. А после Олимпиады, так и где образование для детей по-лучше. Так что чхала она на патриотизм и Родину. И желать тут нечего.
alexiss
0
а какие результаты у нее и брата в этом году кто нибудь подскажет?
Написать комментарий 29 комментариев
Реклама 18+