«Не воспринимал Олимпиаду как праздник»

Дмитрий Касперович стал серебряным призером чемпионата мира в опорном прыжке, но так и не завоевал олимпийской награды, после чего закончил карьеру гимнаста в возрасте 35 лет. После этого белорус отправился на стажировку в Цирк дю Солей. Игорь Петрулевич встретился с именитым гимнастом и узнал, чем закончилось дело, а также услышал рассказ о закрытии залов в Беларуси, тяжелой жизни после спорта и снах об упущенной возможности на Олимпиаде-2008.

Dmitry%20kasperovich%20olympics%20day%201%20artistic%20hm7lag-ml0ulДмитрий Касперович не понимает, почему в Минске пытаются закрыть последние залы спортивной гимнастики bga.by

Дмитрий Касперович стал серебряным призером чемпионата мира в опорном прыжке, но так и не завоевал олимпийской награды, после чего закончил карьеру гимнаста в возрасте 35 лет. После этого белорус отправился на стажировку в Цирк дю Солей. Игорь Петрулевич встретился с именитым гимнастом и узнал, чем закончилось дело, а также услышал рассказ о закрытии залов в Беларуси, тяжелой жизни после спорта и снах об упущенной возможности на Олимпиаде-2008.

«Больше всего зрителей Цирк дю Солей собрал в Беларуси»

— Последняя новость о вашей судьбе в интернете рассказывает про стажировку в Цирке дю Солей в Канаде. Что случилось дальше?

— Закончилось все тем, что я два месяца поработал в цирке. Но после этого новый контракт со мной не заключили по каким-то причинам.

— По каким же?

— Никто ничего не объяснил. Там просто ставят в известность, что делают ставку на того или иного человека.

— Чем вы занимались эти два месяца?

— Показывал шоу. Руководители смотрели за тем, как я держусь на публике. Вместе со мной конкурс проходили еще несколько человек. Всего нас было трое. Мы активно готовились. А выбирали одного.

— И кто им стал?

— Ай, украинец один…

— В чем заключалась ваша миссия во время шоу?

— Нас троих брали под определенный номер. Называется «high bar». Суть в том, что высоко над сценой повешено три турника (два чуть ниже по бокам и один высокий между ними). Там все и выполняется. Как правило, это разные трюки с перекладинами. Кстати, до этого мы четыре месяца стажировались в Монреале. Только потом прилетели в Европу на выступления и уже стали выходить на сцену.

— Ощутили на себе мировой уровень  Цирка дю Солей?

«Я жил в спортивной гимнастике до 35 лет… Эх, если бы знал, как хорошо в цирке, ушел бы туда раньше»

— Бесспорно. Цирк внутри меня оставил большой след. Даже не думал, что так выйдет. Я жил в спортивной гимнастике до 35 лет… Эх, если бы знал, как хорошо в цирке, ушел бы туда раньше. Меня очень поразила тамошняя работа. Да и сам коллектив дружный, сплоченный.

— Что еще впечатлило?

— Эмоциональный фон, если можно так выразиться. Выходя каждый раз на сцену, испытывал невероятные ощущения. В этом плане цирк не сравнится с профессиональным спортом.

— Как проходил ваш день?

— Утром были тренировки, репетиции, а вечером — одно или два шоу. Все зависело от окупаемости билетов в каждой стране. Кстати, исходя из этого, в одном месте мы могли пробыть две недели, а в другом — только одну. Работа в подобном режиме проходила со среды по воскресенье.

— В каких странах вы выступали?

— В основном, в Европе. Долгое время провели в Скандинавии. Везде принимали тепло. А насколько действительно нравится шоу, можно судить лишь по количеству зрителей.

— Сколько их было?

— В среднем — три-четыре тысячи. Кстати, любопытно, что больше всего зрителей Цирк дю Солей собрал в Беларуси — шесть тысяч.

— Получали ли вы зарплату за эти два месяца?

— Конечно! С нами был заключен контракт.

— А за четыре месяца стажировки?

— Каждому, кто тренируется, дают суточные на пропитание и предоставляют жилье.

— В СМИ пишут о том, что месячная зарплата артиста Цирка дю Солей 15 тысяч долларов. Верно?

— Стоит уточнить у тех, кто это пишет. Я не могу комментировать подобную информацию.

— Существует мнение, что профессиональному гимнасту в цирке легко. Готовы подтвердить?

«Гимнастам приходится немного переучиваться, изменять технику. в цирке все направлено на эстетику, на трюки»

— Не могу сказать, что уж очень легко. Просто цирк имеет свою специфику. Гимнастам приходится немного переучиваться, изменять технику. Там все направлено на эстетику, на трюки. Ведь должно быть зрелищно, чтобы зрители восторгались.

— Минусы цирка?

— Частые гастроли. Хотя с течением какого-то времени можно брать с собой семью и вместе с ней ездить по разным странам. Особенно когда задерживаешься на долгое время. Опытным артистам даже дают определенные деньги на содержание семьи за границей.

«Хоккеистам проще. У них большие контракты»

— Чем вы занимаетесь прямо сейчас?

— К сожалению, работой не по профилю. Я кардинально сменил род деятельности. Даже не хочу вдаваться в подробности. Хотя, думаю, со столь огромным опытом в спорте, как у меня, я мог бы работать тренером. Но зарплаты таких специалистов совсем небольшие, поэтому мне приходится заниматься другим, чтобы прокормить себя и своих близких. На тренерский доход трудно содержать мою семью из четырех человек.

— А куда в таком случае уходят гимнасты после карьеры?

— Кто-то — на долгое время в цирк. Кто-то начинает заниматься бизнесом.

— Доходы от вашей деятельности позволяют открыть бизнес?

— Сложно. К примеру, хоккеистам гораздо проще. У ребят большие контракты, поэтому после карьеры им легче реализовать себя, нежели гимнастам. У теннисистов тоже громадные заработки. Мы такими суммами похвастаться не можем.

— Цирк — это более доходное дело, чем гимнастика?

«На этапах Кубка мира и вовсе смешные цифры. В лучшем случае 700 долларов за первое место»

— Проблема в том, что у нас слишком мало больших стартов. Как правило, это чемпионаты мира и Европы по разу в год. За победу можно получить только две тысячи долларов. Максимум — три. На этапах Кубка мира и вовсе смешные цифры. В лучшем случае 700 долларов за первое место. А работы перед этими стартами проводится много. Так что финансовая составляющая, конечно, оставляет желать лучшего. Хорошо, есть президентская стипендия, когда выигрываешь. За эти деньги можно жить. Но и сильно открывать рот не стоит.

— Так что по сравнению с цирком?

— Это другое. Не удивляюсь, когда гимнасты даже среднего уровня заканчивают карьеру и пробуют себя в цирке. В плане денег там все намного благополучнее. Можно заниматься любимым делом и при этом иметь все жизненные блага. Я вот за время работы в цирке получил колоссальное удовольствие.

— Почему не стали себя пробовать в других коллективах?

— Просто таких же крупных цирков, как дю Солей, нет. Я шел туда, поскольку мог проявить себя в своем профиле. Там есть номера, которые я хорошо бы мог исполнить. Канадский цирк имеет широкий спектр шоу, поэтому рассматривать другие варианты не было смысла. В остальных цирках просто нет подходящей роли для меня.

— А вот чемпион мира Иван Иванков уехал тренировать в США. Почему вы не поступите так же?

— Трудно сказать. Просто я так много отдал белорусскому спорту. На сегодня мне не хочется никуда уезжать. Если бы раньше ушел из спорта, возможно, было бы проще. А так я аж до 35 пробыл в белорусским спорте… Потом еще с цирком не получилось…

«Закрытие залов — это полный венец»

— Как вы охарактеризуете положение спортивной гимнастики в Беларуси? На спаде?

— Можно и так сказать. У нас же принято сначала давать результат. Мол, только потом все дадим. Но это неправильно. Если ничего не вкладывать, то ничего и не выйдет. Из-за этого и складывается в нашем спорте много проблем.

— Каких?

«Сейчас в Минске только три зала по спортивной гимнастике. «Кольца славы», «Трудовые резервы» и «Дом офицеров»

— Самое главное — места для тренировок. Сейчас в Минске только три зала по спортивной гимнастике. «Кольца славы», «Трудовые резервы» и «Дом офицеров», в котором я поддерживаю свою форму. Ну и есть еще база в Стайках для национальной команды.

Пока я не могу прийти в свой родной зал, который воспитал меня. Поскольку сейчас подымается вопрос о том, чтобы закрыть помещение. Не знаю, зачем и для чего. Здесь же не только я воспитался, но и тот же Иван Иванков. В защиту этого зала скажу, что я очень не хотел бы, чтобы его закрывали. С удовольствием попробовал бы себя там в роли тренера.

— Так вы же сказали, что зарплаты такого специалиста не хватает на жизнь.

— Ну, если бы появилась возможность, набрал бы еще группу детишек. Но мне же не дают даже полставки. Зал этот относится к ведомству Министерства обороны. Вот там и думают, как быть, стоит ли вообще возиться с этим залом.

— То есть вы бы работали тренером?

— Да, когда-то же нужно начинать, но пока не дают.

— Рассказывайте дальше о проблемных местах.

— «Трудовые резервы»? Вечером негде ступить. Поговаривали, что и этот зал хотели закрыть и модернизировать. Но этого не произошло. Пока же там на одном ковре занимается где-то четыре группы, в каждой по 20 человек. Как их всех можно уместить?

В общем, пока построили только один зал. Дворец гимнастики в Могилеве. Почему бы не возвести такое сооружение в столице? Мне кажется, это было бы логично. Но о таком никто не думает. Хотя многие руководители кричат, что нужно развивать гимнастику, но при этом затворяются залы. Парадокс. Понятно, что легче закрыть, модернизировать помещение и сдать в аренду под офисы. Но я считаю, что закрытие залов — это полный венец.

«Гимнасты уже забыли, что такое зарубежные сборы. Все было нормально лишь до 2008 года»

Плюс ко всему гимнасты уже забыли, что такое зарубежные сборы. Все было нормально лишь до 2008 года. Потом — как отрезало. Никому ничего не надо. А причина одна — денег нет. В таких условиях трудно развиваться, двигаться дальше. Негде перенимать опыт.

— Почему не появляются новые таланты вроде Виталия Щербо и Ивана Иванкова?

— Повторюсь, все из-за условий. Нам негде заниматься. Куда приходить молодым талантам? Если эту проблему не решать, то упадническое положение гимнастики сохранится.

— Так из-за чего все это происходит?

— Не знаю. Вроде бы все говорят, что гимнастику нужно развивать. Но не уверен, делают ли руководители спортивной гимнастики все от них зависящее. Просто мне кажется, сейчас нет поддержки в полной мере. Правда, если она и появится, а потом не будет результата, это обязательно несколько раз припомнят.

«Часто снилась Олимпиада в Пекине»

— Часто вспоминаете Олимпиаду-2008 в Пекине, когда оказались в шаге от пьедестала?

— Сейчас уже нет. Это раньше даже сны снились про те Игры. Стараюсь их забыть. Поэтому теперь уже нет того напряжения. Но порой вспоминаю и думаю, что мог бы реализовать тот единственный шанс. Тогда мне не хватило опыта. Все-таки мои первые Олимпийские игры.

— Как долго переживали?

— Два месяца так точно. Нормально отошел только через полгода. Постоянно думал, что могло бы быть, если выполнил все немного по-другому. Это сейчас понимаю: былого не вернешь.

«Помню, сильно нагнеталась атмосфера перед Играми. Была накачка со стороны руководителей. Я не воспринимал Олимпиаду как праздник»

Помню, сильно нагнеталась атмосфера перед Играми. Была накачка со стороны руководителей. Я не воспринимал Олимпиаду как праздник. Это мешало настроиться, успокоиться как-то. Спортсмену ведь и так есть о чем думать.

— А чего не хватило на Олимпиаде в Лондоне, когда вы стали девятым?

— Мне кажется, моя форма пошла на спад. Было много микротравм, которые сказались на выступлении. Да и нервное напряжение… В общем, все как-то навалилось.

+28
Популярные комментарии
Юрась
0
Дима,шут с ней,с Олимпиадой.Главное удачи и здоровья.
smertn1k
0
хера ты жмешься. .ты всеравно уже в этом цирке работать не будешь. сказал бы 15 тыщ или нет
Написать комментарий
Реклама 18+