Илья Лобкович: «Хотелось бы завоевать медали в фигурном катании и многоборье на чемпионате мира за электротягой, а, может, и свой рекорд обновить»

Белорусский фигурист Илья Лобкович рассказал, как сумел стать в 17 лет рекордсменом среди взрослых.

— Прежде всего, я, конечно, очень рад. Потому что вместе с тренерами мы очень долго к этому шли. Фигурное катание — мой коронный вид. А рекорд мира — это тот потолок, который мечтает приподнять любой спортсмен.

— Насколько неожиданным стал факт, что после рассмотрения представленной на утверждение суммы она несколько подросла?

— Признаться, надеялся на это. Потому что исполнял более дорогую фигуру, а не ту, что засчитали судьи на турнире. И специальная комиссия, не раз просмотревшая мою программу с целью оценить качество каждого элемента, восстановила справедливость.

— Это уже второй ваш взрослый планетарный рекорд. Первый установили еще два года назад — в 17 лет…

— И столкнулся примерно с такой же ситуацией. Если чаще комиссия какие-фигуры бракует и не засчитывает, считая, что не идеально исполнены, то мне и тогда повысили результат. У нас дается два заезда по 20 секунд. Арбитры на соревнованиях посчитали, что в одном из них я не успел исполнить последнюю фигуру до звукового сигнала. Но при рассмотрении рекордной заявки, когда перепроверяется и время тоже, мне засчитали и этот элемент.

— Тогда вы отобрали высшее достижение у своего одноклубника Алексея Жерносека, который сегодня является законодателем мод уже в водных лыжах за катером…

— Да, его результат в 11300 очков несколько лет держался в качестве лучшего. Мне очень хотелось его превзойти. И в 16 лет я уже приблизился к нему, выйдя на 11190, а в 17 обошел, чему, конечно, был несказанно рад. Это вселяло оптимизм, что и за катером в перспективе смогу выйти на уровень Алексея.

— Одновременно с вашей рассматривалась и рекордная заявка Екатерины Киселевой, которую, говорят, вы очень трепетно опекаете…

— Дело в том, что она моя двоюродная сестра. Наши мамы — сестры-близнецы. И Катя, кстати, родилась в тот же день, 24 июня, что и я, только на два года позже — в 1996-м. Она пришла в водные лыжи, увидев, как я катаюсь. Естественно, я очень переживаю за неё. На первенстве Европы среди юниоров Катя тоже отлично выступила в фигурном катании, превзойдя прежнее высшее мировое достижение Ирины Турец. Но, к сожалению, один элемент комиссия сестрёнке не засчитала, посчитав, что доворот делался на воде. Но ничего, думаю, рано или поздно она внесёт поправку в престижную таблицу и, возможно, не одну. Для этого достаточно чисто исполнить нынешнюю программу, чтобы не к чему было придраться.

— В уходящем сезоне и на взрослом чемпионате Европы вы выиграли «золото», хотя там не все получилось?

— Турнир проводился на той же акватории в польском Щетинеке. Но на этот раз финал проходил в плохую погоду — в условиях сильных ветра и волн. Все спортсмены упрощали свои программы и все равно падали. Я также оставил только простейшие фигуры, чтобы уж наверняка проехать до конца и набрать хоть какие-то очки. Суммы в 7230 баллов хватило для победы, хотя в предварительном круге имел 11220.

— Кроме того, завоевали «серебро» в многоборье…

— Основной вклад в этот успех внесло фигурное катание. Слалом и прыжки с трамплина у меня пока получаются похуже. Но и в них я постепенно прибавляю, не топчусь на месте. В лучших попытках в прыжках уже улетал на 52 метра, хотя раньше и до «полтинника» дотянуть не мог. Тяжело, конечно, все три вида поднять на очень высокий уровень, но стараюсь. Они все по-своему интересны: трамплин экстремальный, связан с выбросом хорошей доли адреналина и требует предельной собранности, результаты в слаломе очень зависимы от техники.

— И какие виды связываете со следующим сезоном?

— Хотелось бы завоевать медали в фигурном катании и многоборье на чемпионате мира за электротягой, а, может, и свой рекорд обновить, если все удачно сложится. И на чемпионате Европы за катером пора хотя бы в призеры попадать, — цитирует Лобковича «Спортивная панорама».

Реклама 18+