Майоровский о майках «Крумкачоў» на матче с «Динамо» в поддержку игроков: «Один из руководителей АБФФ махнул рукой со словами: «Пусть выходят в чем хотят»

Один из основателей «Крумкачоў», член набсовета клуба Владислав Майоровский вспомнил историю с задержанием игроков клуба на акции протеста в Минске, а также рассказал о решении команды выйти на игру в майках в поддержку игроков.

– Руководство «Крумкачоў» как-то ограничивало футболистов в высказывании гражданской позиции?

– В сложившейся ситуации не может идти и речи об ограничении как таковом. Футболисты должны быть ограничены лишь в тех действиях, которые в состоянии нанести репутационный урон клубному имени. Те акции, которые были организованы «Крумкачамі», это инициатива игроков и тренерского штаба. В то же время не считаю, и уже говорил об этом раньше, что майки «Мы с народом» – выражение политического протеста. В первый раз мы дали понять, что поддерживаем сограждан. Во второй – что выступаем против насилия (На кубковый матч против минского «Динамо» «Крумкачы» вышли в майках «Мы супраць гвалту» – прим.). Мне кажется, нормально для каждого человека – поддерживать такие идеи, вне зависимости от политических взглядов.

– Все равно не могу поверить, что подобные акции проходили без одобрения руководства.

– С наблюдательным советом такие вещи точно не согласовывались. Говорю же, это была инициатива ребят. И мы, и они знаем свои конституционные права. Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное высказывание – об этом гласит статья 33 Конституции РБ. Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них. Ребята знали, что клуб не станет ограничивать их конституционные права, равно как и не допустит призывов к силовым методам и действиям.

Хотя, конечно, определенное участие мы [руководство] все-таки принимали, как, допустим, в преддверии кубкового матча с «Динамо». Команда не хотела выходить на игру, если не будут выполнены ряд условий. Первое из которых – освобождение из тюрьмы Павла Рассолько и Сергея Козеки. Если бы парни не вышли на свободу до стартового свистка, «Крумкачы» однозначно не приняли бы участия в игре.

– Боюсь представить, какие последствия могли быть у этого решения…

– Накануне матча у нас было общекомандное собрание с участием представителей наблюдательного совета, которое продолжалось около шести часов с перерывом на тренировку. Мы встретились все вместе, много и долго разговаривали, спорили, высказывали мнения. Сразу скажу, игроки были настроены принять радикальное решение. Но мы, руководство, понимали, что это эмоции и, в свою очередь, убеждали футболистов выйти и сыграть ради болельщиков. Более того, пострадавшие ребята также поддержали это решение.

– А как вы вообще узнали о задержании Козеки и Рассолько, и какая была первая реакция?

– Естественно, шок. Когда мне позвонили и рассказали обо всем, первое, что попытался выяснить, участвовали ли парни в марше. Оказалось, что они возвращались домой после тренировки. На момент инцидента с микроавтобусом ребята находились в арке и максимально дистанцировались от всего происходящего, чему есть подтверждение на видео, сделанном нашим оператором.

Позже мы передали этот видеофрагмент адвокату и почти всю ночь провели вместе с директором и некоторыми тренерами и футболистами не только нашего клуба около Ленинского РУВД. Привезли вещи и попытались разузнать, что происходит, и как-то поддержать ребят.

– По итогу «Крумкачы» все-таки вышли на кубковую игру, но с опозданием и получили немыслимый штраф. Вы с ненавистью или усмешкой отреагировали на это?

– Насколько помню, ни первое и ни второе. Есть данность — прилетел штраф. С одной стороны, по пунктам регламента абсолютно заслуженный, так как действительно задержка матча имело место. Но, надо понимать, что происходило в тот день. Помните, я рассказал об одном условии футболистов? Так вот, было еще и второе: выход на поле в майках с поддержкой Козеки и Рассолько. Однако перед разминкой инспектор матча запретил выходить в них. И так началась новая дискуссия с футболистами относительно участия команды в игре. Ребята сразу сказали, что не выйдут на поле без этих маек.

Матч должен был начаться в 16:00. Парни же вышли на разминку десятью минутами ранее и, по сути, провели встречу так и не размявшись. Задержка матча была, мы опоздали на восемь минут, за что и получили штраф. «Усмешка», наверное, в данной ситуации не совсем подходящее слово. Тем более помимо этого штрафа к нам были применены и другие санкции. Например, за то, что диктор объявлял составы команд уже после стартового свистка. Возможно, немногие знают, но такой пункт правил также прописан в регламенте, хотя это нарушение встречается сплошь и рядом, в том числе и на матчах сборной. Однако никому претензии не предъявлялись, а нас же, в свою очередь, подвергли дисциплинарным санкциям. Да, этот пункт есть в регламенте, но выборность в наказаниях вызывает непонимание.

– Как удалось разрулить ситуацию с инспектором?

– Кроме него на матче присутствовали руководители федерации. И, в конце концов, когда ситуация была накалена до предела, один из них махнул рукой со словами: «Пусть выходят в чем хотят». В принципе, так и разрешился этот вопрос. Кстати, в преддверии матча с «Динамо» был еще один необычный момент: примерно за полтора часа до стартового свистка – когда большую часть билетов уже распродали, а очереди по-прежнему стояли гигантские – нам пришло письмо о том, что в связи с COVID-19 можно допустить на игру только четверть зрителей. Сами понимаете, на тот момент сделать это уже было невозможным. Так мы получили еще одну дисциплинарную санкцию, – сказал Майоровский.

 

 

Источник: sportarena.by
Реклама 18+