Артем Соловей: «С Гуренко могли быть лучшими друзьями, а могли так разругаться, что вообще не разговаривали какое-то время. На тренировках друг друга посылали, а потом обнимались»

Полузащитник Артем Соловей, поигравший в разное время в «Торпедо-БелАЗ», минском «Динамо», «Витебске» и других клубах, рассказал в интервью Telegram-каналу «О, спорт! Ты – мир!» о том, как происходил его переход в жодинскую команду в 2010-м году.

– Почему с удовольствием вспоминаешь «Торпедо-БелАЗ» начала 2010-х?

– История с переходом туда вообще была просто фантастической :). До Жодино я играл в минском «Динамо». И вот в один день меня вызывает к себе Валерий Стрельцов, который тогда был гендиром клуба, спрашивает, какая у меня зарплата. Я тогда получал какие-то деньги, но особо не задумывался над цифрами – мне же было всего 18-19 лет. Стрельцов пообещал новый контракт с зарплатой в полторы тысячи долларов плюс клуб оплатил бы мне учебу в вузе. Все это уже было прописано в соглашении, которое я взял с собой домой, чтобы изучить. Вернулся домой, и тут ко мне зашел в гости Сергей Гигевич. Я ему дал почитать контракт, а он в ответ: «Ты что, дурак? Проси не меньше трех тысяч долларов. Легионерам дают по 15-20 тысяч, и то они играют меньше тебя». А я тогда при Муслине реально много играл, взял с командой серебро чемпионата.

На следующий день прихожу в офис «Динамо», а там вместо Стрельцова сидит его помощник. Я сказал, что пока контракт подписывать не буду – нужно поговорить с Валерием Ивановичем. Помощник набирает Стрельцову и дает мне телефон. В этот момент слышу в трубке: «Что он там еще хочет?» Говорю: «Валерий Иванович, это Соловей. Хочу зарплату в три тысячи долларов». Знаешь, что он мне сказал? Живи на улице, тренируйся, где хочешь. Через день Стрельцов мне перезвонил и сказал, что я должен выселяться из квартиры, которую мне предоставил клуб. А где жить? На базе в «Стайках».

Жил я там, работал с дублем. Стрельцов потом отправил меня в перволиговый «Гомель», я поработал с Олегом Кубаревым. Клуб меня готов был даже выкупить – имею в виду заплатить компенсацию, так как мне было меньше 23 лет. Я Кубареву сказал, что досижу три месяца в дубле, а потом «Гомель» выкупит на меня права. Вроде, все хорошо. Но в очередной из выходных приехал к жене в Брест, и тут звонок от Александра Бразевича – говорит, что хочет видеть меня в «Торпедо-БелАЗ». Но для этого нужно продлить контракт с «Динамо», чтобы уйти в аренду с правом выкупа. Было такое условие у жодинцев. Я ему сказал, что уже через три месяца могу оказаться в «Гомеле». Что ж, говорит Бразевич, смотри сам. Я подумал и все-таки продлил контракт с «Динамо» с зарплатой в полторы тысячи долларов и ушел в аренду в «Торпедо-БелАЗ».

Отыграл в аренде до конца сезона-2010, а потом подписал полноценный контракт – клуб заплатил за меня компенсацию в 50 тысяч долларов и дал неплохую зарплату. Но куда приятнее было, что собрался шикарный коллектив: Трухов, Диваков, Евсеев, который каждый день меня возил с тренировок на машине. Плюс Сергей Гуренко молодой тренировал команду. У меня все горело, я забивал, играл в свое удовольствие.

С Гуренко вообще была интересная история. Я же уходил из «Динамо», которое тренировал Витальевич. И он дал понять, что как игрок я ему не интересен. В итоге играю в «Торпедо-БелАЗ», в первой половине сезона его тренировал Бразевич, но потом его уволили. И вот уже летом на одной из тренировок подходит ко мне Сергей Концевой и спрашивает, знаю ли я, кто будет следующим тренером жодинской команды. Когда услышал, что Гуренко, вообще офигел: «Я – от него, а он – за мной».

– Но в Жодино вы работали нормально?

– Да. У нас с ним вообще такое волнообразное сотрудничество. То есть мы могли быть с ним лучшими друзьями, а могли так разругаться, что вообще не разговаривали какое-то время. На тренировках друг друга посылали, а потом обнимались. Это футбол, эмоции, все всё прекрасно понимали, никто друг на друга обиду не таил.

– Почему, по-твоему, Гуренко до сих пор без работы? Только устроился тренером-консультантом в ФК «Юни Минск» во второй лиге.

– Витальевич просто знает себе цену. У нас очень многие руководители клубов пытаются влезть в тренировочный процесс, говорят, кого ставить в состав, а Гуренко такого не позволит. Плюс он человек обеспеченный. Чаще тренеры держатся за свое место, чтобы не терять зарплату, и выполняют всё, что скажут сверху, а Гуренко держится за свою репутацию, он ею дорожит и не будет позволять кому-то вмешиваться в свою работу. Если вы, руководители, лезете в тренировочный процесс – значит, тренируйте сами.

Кстати, я знаю, что Гуренко спокойно отнесся к тому, что его из «Шахтера» уволили в прошлом году. Ушел с высоко поднятой головой, – сказал Соловей.

Ясинский целовал, Гуренко посылал, Пунтус обходился, как с рабом. Брат лучшего футболиста Беларуси тихо завершил карьеру, но честно рассказал о том, что в ней было