Андрей Степанов: «Видно, что в Беларуси неправильная сама структура организации футбольных клубов»

Защитник «Гомеля» и сборной Эстонии Андрей Степанов рассказал о своем будущем в «Гомеле», а также поделился впечатлениями от прошедшего сезона в чемпионате Беларуси.

— Сейчас большая неразбериха в клубе — ты будешь играть за «Гомель» в следующем сезоне?

— На данный момент ситуация такая: я пообщался с главным тренером, с директором клуба; мы договорились о том, что на данный момент наше сотрудничество прекращаем до 31 декабря. А дальше — я посмотрю, какие у меня будут предложения о трудоустройстве и клуб решит, каким образом он будет разбираться с долгами, какой бюджет будет на следующий год, какая команда будет, какой тренерский штаб (кто останется в тренерском штабе), поэтому мы взяли такую длинную паузу. У нас обязательств друг перед другом нет.

Мне сказали, что если я найду команду, то ничего страшного клубу «Гомель» не будет. Потому что, я думаю, на следующий год будет много игроков из белорусского чемпионата, которые будут стремиться  попасть в «Гомель». Позиция клуба такова, что в первую очередь будут смотреть, кого из ребят-белорусов смогут оставить, по условиям и по контрактам, а потом уже будет видно —нужно усиление в виде легионеров или нет. Если у меня не будет лучших вариантов и у клуба будет желание, тогда мы будем обсуждать наше дальнейшее сотрудничество. На данный момент, как я вижу ситуацию, это маловероятно.  Все в футболе бывает, я мосты не сжигаю.

— Мало надежды, что все сохранится на уровне, скажем, начала этого  сезона? Все идет по нисходящей?

— Если честно не «мало надежды». Вообще мало понимания того, что будет в следующем году. Поэтому не то что в клубе, а в глобальной ситуации на Беларуси, и в футболе, и в экономике, поэтому это тоже фактор немаловажный. Того, что творилось в этом году, повторения не хочу. В этом году я больше играл из-за любви к футболу, чем за адекватные деньги. В этом году я выиграл больше в плане спорта, футбола, то, что я играл, завоевал два трофея, благодаря тому, что оказался в «Гомеле». Я смог вернуться в сборную, играл в играх квалификации Евро-2012 — это, конечно, плюс. А что касается всего остального, в плане финансов, то … как сказать, играть за границей… у меня все средства уходили, чтобы содержать семью, чтобы семья приезжала и уезжала, расходы повседневные. Как-то не совсем правильно, когда век футболиста короткий, и он не может заработать деньги, чтобы отложить их.

Я, как человек, который приехал в другую страну — я жертвую и тем, что непостоянно нахожусь с семьей, да и вообще в другой среде живу вдали от друзей, родственников. Идя на такие жертвы, ты рассчитываешь, что будет как-то возмещено финансово. Этого не было. Что касается футбола, то могу сказать, что я был доволен и не пожалел, что сделал такой выбор.

«Гомель»  в определенной мере шел навстречу, у определенных игроков были пересмотрены контракты, хоть они и не полностью стали адекватны тем, которые были в начале, если мы отталкиваемся от твердой валюты. Со стороны клуба попытки были, чтобы нам помочь, но я думаю это очень тяжело, в Беларуси это достаточно проблематично сделать — нахождение дополнительных источников для финансирования клубов. Такая ситуация, скажем, патовая. Я вижу, что желание со стороны руководства есть, но я понимаю, что есть определенные объективные сложности. Может быть, не вполне связанные с руководством; от руководства, может, немного и зависело — это общая ситуация в белорусском спорте.

У команды не так много источников финансирования своей деятельности. Самый реальный доход — это заработать на билетах, трансляциях, на логотипах спонсоров на одежду, на тренировочный инвентарь; если говорить о футбольном клубе «Гомель», то в Беларуси это очень ограничено и в Гомеле стадион вообще не принадлежит клубу. Я знаю, в Беларуси есть ограничения на площадь рекламы на футболках — это не то, что глупость, это бред на самом деле. Если смотреть на опыт стран Скандинавии, там места не хватает, вся форма заполнена спонсорами, потому что тяжело найти серьезных спонсоров, способных закрыть весь бюджет годовой, поэтому команда общается с теми фирмами, которые вносят посильный вклад в деятельность клуба, но при этом выигрывают и эти фирмы. В данном случае «Гомеля» никакой возможности не было получить нормальные деньги, потому что у главных спонсоров свои непонятные отношения с клубом, других источников, возможности привлечь новых  спонсоров нету, стадион…, стадион дохода не приносит потому что не может приносить, потому что доход от билетов идет не в казну клуба, а какие-то телетрансляции. Вообще, видно, что сама структура организации футбольных клубов неправильная, проблема в корне, поэтому  что-то менять тяжело руководителям, если проблема в системе. Скажем, не будешь ветки-листья исправлять, если изъяны в стволе. Это особенность белорусских клубов, не знаю хорошо это или плохо, но это неправильно. Мне, с моей стороны, комментировать это тоже неправильно, я приехал сюда как легионер, это чужая страна, чужие порядки, я просто свое мнение высказал по этому поводу. Это мнение, в общем-то, присутствует у многих людей здравомыслящих, которым важно развитие белорусского футбола, которые видят, как надо развивать футбол или в целом футбол в стране, или футбол отдельно взятого клуба. Не надо быть профессором, чтобы понять, как надо заниматься поисками спонсоров для своей жизнедеятельности. Спортивный результат, понятно, зависит больше от тренерского штаба, наличия квалифицированных игроков, а для того, чтобы все это создать, надо стабильная финансовая ситуация, а возможностей для стабильной финансовой ситуации не так уж и много для футбольного клуба.

— Скажи, а контракты легионеров, и в частности твой, заключаются в белорусских рублях или валюте? Кризис в Беларуси разрушил зарплату футболистов?

— Конечно. У нас государственный клуб, и насколько я разбираюсь в белорусском законодательстве, клуб, если не принадлежит частному иностранному лицу, платит зарплату в белорусской валюте. Это повсеместно такое. Если говорить о себе, зарплата была в местной валюте. В Эстонии жизнь более дорогая, чем в Беларуси, вся зарплата уходила на то, чтобы семья могла нормально существовать. Это нормально, если у тебя образование и у тебя идет карьерный рост, но у нас футбольный век короткий и у меня карьера находится в завершающей стадии, то есть мне осталось поиграть, может, 3-4 года, поэтому я не считаю правильным, чтобы приехать и тратить деньги, которые ты зарабатываешь.

У спортсменов немножко другая ситуация. В дальнейшем придется заниматься абсолютно новым и начинать практически с нуля, получается я буду менее конкурентоспособен, чем люди, которые начали карьеру раньше. Может, некоторые это не совсем адекватно это воспринимают. Надо понимать, что у спортсменов доходы в то время, когда они играют, больше, чем у людей, которые занимаются другими видами деятельности, спортсменам в дальнейшем будет тяжелее найти и проявить себя в жизни, — приводит слова Степанова сайт болельщиков «Гомеля».

Популярные комментарии
KRIGER
0
даже ответить нечего, все более чем правда.... но систему не сломать к сожалению. В Гомеле пытаются, но не так много получается как хочется
Написать комментарий
Реклама 18+