«Больше почерпнул от Василенко»

Карьера Александра Перепечко стартовала в Латвии, откуда он вернулся в родные палестины в начале прошлого года. Камбэк, сплюсованный со случаем, обернулся для атакующего полузащитника «бронзой» молодежного Евро. О датском турнире, сезоне в столичном «Динамо», сдобренном веселыми историями Сергея Овчинникова, геле для волос и желтых бутсах, латвийской жизни, воспитанниках минского «Арсенала» и главном тренере лондонского Перепечко рассказал в интервью Goals.by.

PerepechkoАлександр Перепечко остался недоволен своим выступлением в чемпионате Беларуси. Иван Уральский

Карьера Александра Перепечко стартовала в Латвии, откуда он вернулся в родные палестины в начале прошлого года. Камбэк, сплюсованный со случаем, обернулся для атакующего полузащитника «бронзой» молодежного Евро. О датском турнире, сезоне в столичном «Динамо», сдобренном веселыми историями Сергея Овчинникова, геле для волос и желтых бутсах, латвийской жизни, воспитанниках минского «Арсенала» и главном тренере лондонского Перепечко рассказал в интервью Goals.by.

— Ты доволен своим возвращением в Беларусь?

— Дать однозначную оценку сезону, наверное, не получится. Все же с одной стороны триумфальное Евро. А с другой — чемпионат Беларуси, в матчах которого хотелось получать больше игрового времени. В общем, сборная стоит особняком. Это позитив. А касаемо клуба, нужно стремиться к чему-то большему.

— Что не получилось в «Динамо»?

— При Василенко играл достаточно стабильно. Либо начинал матчи в старте, либо появлялся на поле по ходу игры. Так или иначе, в каждой встрече был задействован. А потом пришел тренер с другим видением футбола. Команда стала показывать результат. Овчинников, если фартило, редко что-то менял. Мое игровое время сократилось. Было, конечно, много факторов, повлиявших на это. Хотя на самом деле все от меня зависело.

— Василенко обвиняли в слепом копировании «Барселоны». Что скажешь по этому поводу?

— Честно, про Василенко не слышал ни одного плохого слова от ребят. Все отмечали его человеческие качества. Как профессионала — не мне обсуждать. Вообще, считаю, он старался дать нам самое лучшее. Вряд ли Олег Петрович занимался слепым копированием, просто перенимал некоторые элементы и прививал их команде. Что-то в итоге получилось, многие наработки Василенко действовали до конца сезона. Олег Петрович любил техничный, разумный футбол, который построен на контроле мяча.

— Каким, по-твоему, был футбол Овчинникова?

— Думаю, профессиональный футболист должен привыкнуть к любому стилю игры. Да, футбол Овчинникова был отличен от того, который мы практиковали до увольнения Василенко. Все стало строиться на атлетизме, начали играть с силой, давлением и использованием длинных передач. Важно было сохранить свои ворота на замке, а шанс впереди, так или иначе, появлялся. С нашими исполнителями по-любому забивали один-два мяча.

— Это не твой футбол?

— Не сказал бы. Порой ведь Овчинников меня задействовал. Хотя понятно, что созидательным игрокам больше по душе техничный стиль.

— Чем запомнился Овчинников?

— Честно говоря, я намного больше почерпнул, работая с Василенко.

— В тебе говорит обида?

Запомнился Сергей Овчинников в основном веселыми житейскими историями.

— Ни в коем случае. На самом деле никаких обид быть не может. В Овчинникове чувствуется классный футболист. Он знает нашу среду, разбирается в настроении. А запомнился Сергей Иванович в основном веселыми житейскими историями.

— Про что?

— Про «Локомотив». Как-то потешно рассказал, какое нереальное количество кружек пива он однажды выпил, поставив рекорд (сам Овчинников говорил о более чем трех десятках бокалов - Goals.by). Мы с ребятами впечатлились :).

— А какой в «Динамо» рекорд по количеству выпитого пива?

— Мы такой целью не задавались. Но нам вместе взятым далеко до Овчинникова :).

— Говорят, в конце сезона Овчинников начал взвешивать игроков.

— В принципе, за нашим весом внимательно следили и по ходу сезона. 

— Перебор килограммов предусматривал штрафы?

— Вообще, штрафы были. Но при мне никого не наказывали. В это время я находился в сборной.

— О каких суммах идет речь?

— Самый крупный штраф — сто долларов.

— Подытоживая клубную тему, на какой срок рассчитан твой контракт с «Динамо»?

— Будет действовать еще два года.

***

— Как отреагировал на вызов в «молодежку» за пару дней до Евро?

— Мы только приехали из Москвы, отыграв товарищеский матч с «Анжи». На следующий день была восстановительная тренировка. Пришел с бани, смотрю непринятый звонок от администратора сборной Ильи Белановского. В принципе, знал, что вхожу в резервный список. Перезвонил. Илья сказал готовиться, назвал дату нашего с Воронковым вылета в Данию. Белановский объяснил, что произошла травма Вовы Юрченко. Я не такой человек, который будет радоваться чужому несчастью. Вове я искренне сопереживаю. Но ввиду возможности сыграть за сборную на таком турнире, понятное дело, испытал некоторые приятные эмоции.  

— Вы общались с Юрченко?

— Мы знакомы. Тему Евро, признаться, никогда в общении не затрагивали. На награждении тепло поздоровались. Нормальные у нас отношения.

— Как жилось в Дании?

Помнится, как кто-то спрятал бутсы Никиты Букаткина. Тренировка началась, мы все построились. А Бука бегал и бутсы искал.

— Весело. Никто не скучал. Во-первых, ввиду календаря времени особо свободного не было. Во-вторых, каждый мог качественно пошутить. Помнится, как кто-то спрятал бутсы Никиты Букаткина. Тренировка началась, мы все построились. А Бука бегал и бутсы искал. Наши датские сопровождающие не могли понять, почему вся команда улыбается, а один игрок ходит по полю в гетрах с озабоченным лицом… Обидно, что время быстро пролетело.

— Абсолютно новый игрок команды перед началом матча с исландцами не испытывал мандраж?

— В принципе, нет. За «Олимп» я играл в Лиге Европы. Был немного знаком с международным футболом. Единственное, не особо комфортно чувствовал себя в перерыве. Первый тайм у нас не очень получился. Благо к началу второй половины собрался.

— В плане адаптации тебе повезло. Ведь в команде до того играли Бага и Скавыш, с которыми вы вместе росли.

— Согласен. Мы знакомы лет с восьми-девяти. Помнится, как приятно было играть с Димой и Максом, которого я считаю одним из лучших белорусских нападающих — просто он недооценен.

— При всем уважении, но есть же статистика.

— Да. Но к любому человеку нужно найти подход. В детстве Макс играл впереди, а я под нападающими. Рефлекторно мог отдать ему нужную передачу в зону. А Дима играл чуть ниже в центре поля. Понятное дело, до сих понимаем друг друга на поле.

— Хотелось бы поиграть вместе со Скавышем и Багой на взрослом уровне?

— Конечно. Ребята — очень хорошие футболисты. Пусть Бага со Скавышем переходят в «Динамо». Я же, будучи игроком этой команды, не могу позволить себе мыслей о переходе в БАТЭ. Хочу добиться успеха в «Динамо». 

— Каким было празднование итогового успеха на Евро?

Каким может быть празднование у команд с постсоветского пространства? :) Бурно все прошло.

— Каким может быть празднование у команд с постсоветского пространства? :) Бурно все прошло.

— Рекорд Овчинникова не перебили?

— Всей командой, может, и перебили :).

— В аэропорту вроде бодренькие были.

— Бодрости почти не осталось. Хозяева отеля, в котором мы жили, следили за нашим выступлением. В итоге сделали нам подарок — торт и шампанское. Было приятно. Но турнир выжал из нас все соки. «Бронзу» праздновали из последних сил. Выход из группы, когда были еще свежими, получился более эмоциональным.

***

— Станислав Драгун давал характеристику каждому игроку сборной. О тебе Стас высказался: «Саня любит прихорашиваться. Литр геля на волосы, желтые бутсы на ноги — и вперед на поле :)!»

— Ну, Стас пошутил. Кто-то любит прически, кто-то татуировки. У каждого свои интересы. Не скажу, что я так сильно себя люблю.

— Но перед матчем ведь прихорашиваешься?

— Ну, немного геля — и в бой :).

— Чем объясняется любовь к ярким бутсам?

— Просто модель нравится. У нее базовая расцветка желтая. Была бы такая же модель черной или белой расцветки, предпочел бы ее. 

— Ты считаешь себя пижоном?

— Со стороны, наверное, виднее. Хотя я себя пижоном не считаю. 

— Что ты вкладываешь в это понятие?

— Пижон — человек, который больше всего внимания уделяет себе любимому, человек, которого никогда не переспоришь. В моем понимании так. А внешний вид? Ну, нельзя запретить людям красиво одеваться, если это делается без перебора. Когда я в Риге играл, к нам приехал парень из донецкого «Шахтера». Татуировки на груди, на руках, чуть ли не пятиразовое посещения солярия в день, куртки с мехом, блестящие кроссовки… Человеку на Криштиану Роналду башню сорвало. Для меня это пижон.

— То есть тебе, выходя на поле, просто хочется выглядеть аккуратно?

— В принципе, да, как и другим футболистам. Не поверю тем ребятам, которые скажут, что не обращают внимания на свой внешний вид перед выходом на поле. Все, так или иначе, прихорашиваются. Кто-то делает акцент на волосы, кто-то на бутсы, гетры и т.д. В любой раздевалке есть зеркало. Никто мимо него не проходит.

***

— Для тебя было принципиально покинуть Латвию?

— Да. Очень хотел вернуться в Беларусь. Не говорю, что делал расчет на сборную. Просто держал в уме шанс поехать на Евро.

— Как ты вообще оказался в Латвии?

— Всех ребят забирали в дубли. У меня особого желания играть во второй команде не было. Мой детский тренер Михаил Шутович хотел, чтобы я попробовал себя в Европе.

— Латвия не такая уж и Европа.

— Просто на тот момент у меня возникли некоторые проблемы со здоровьем. Четыре месяца провел вне футбола, на пятый полубольным поехал в Латвию. Лет в 16 мы с командой ездили на просмотровый турнир в Ригу. Старков меня тогда отметил.

— И вспомнил через два года?

— Да, настойчиво звонил. Предлагал контракт. Как только у меня возникли проблемы со здоровьем, «Сконто» выразило готовность взять на себя мое лечение. В итоге я решился на переезд.

— Какие эмоции оставил латвийский этап карьеры?

Главный плюс в «Сконто» — работа со Старковым. Александр Петрович занимался со мной индивидуально.

— Все, что ни делается — к лучшему. Главный плюс — работа со Старковым. Александр Петрович занимался со мной индивидуально. Брали мячи, стойки, шли работать. Старков сам был нападающим. Меня рассматривал как атакующего игрока. Так что мы друг друга понимали.

— Если сравнивать белорусский и латышский футбол, в чью пользу финансовое сравнение?

— Конечно, в пользу Беларуси. В Латвии сейчас тоже кризис. Года три назад в тамошнем чемпионате играли сильные легионеры. Но финансовые неурядицы сильно прошелись по футболу. Сейчас в Латвии выступают совсем молодые местные ребята и легионеры не самого высокого класса. 

— Так ты с собой из Латвии кризис привез?

— Можно так сказать :).

— В Беларуси ты получаешь больше, чем в Латвии?

— Да. Не намного, но больше.

— В бытовом плане латвийская жизнь устраивала?

— Да. Рига — шикарный город. Досуг стандартный для Европы — кафе, рестораны, кино, прогулки по красивым улицам. Хотя сейчас не скажу, будто Минск хуже Риги. Всегда любил нашу столицу. Тем более, здесь у меня все родные и друзья, память о детстве.

— Русофобов встречал?

— Не могу сказать, что в Латвии так уж сильно не любят русскоговорящих. Хотя было пару непонятных случаев. Помню, пришел в магазин, что-то спросил, мне отвечают на латышском. Смотрю, у парня на бейджике русское имя, но он все равно гнет свою линию.

*** 

— В 15-летнем возрасте ты ездил на просмотр в лондонский «Арсенал».

— Было дело. На турнире в Польше играли против старших ребят. Как раз в этом время приехал селекционер «Арсенала». Наверное, он меня присмотрел. Шутович организовал просмотр. Хотя, наверное, он все же больше походил на стажировку.

— Говорят, тебя хотели подписывать. Но помешала бюрократия.

— Не знаю. Но мне не обидно. Да и снова-таки — что ни делается, то к лучшему.

— Что тебя удивило больше всего в «Арсенале»?

— Помню, зашел в столовую — огромное помещения для всех команд клубной структуры. Взял тарелку, поворачиваю голову — а рядом стоят Леманн и Анри. Я немножко растерялся :). А для «Арсенала» это нормально. То есть игроки первой команды порой обедают вместе с учениками академии за одним столом.

Как-то ждал начала тренировки. Вдруг ко мне Венгер подошел. Поздоровался за руку, спросил, как дела. Я весь смущенный ответил, что все ок. Не думаю, будто Венгер знал, кто я такой. Хотя, вполне возможно, в «Арсенале» все вопросы, в том числе и детско-юношеские, решаются при его участии.

А еще запомнились постоянные вопросы: «Что такое Беларусь?». Это был 2004 год. Глеб подписал контракт только в 2005-м, начав пиарить нашу страну.

— «Арсенал» тебе когда-нибудь нравился?

— По детству — да. Но не сказал бы, что являлся его фанатом. В принципе, до сих пор хочется осуществить детскую мечту, сыграв в хорошем европейском чемпионате.

— В каком именно?

— В испанской Ла Лиге или итальянской серии А. 

+63
Реклама 18+
Популярные комментарии
Rino
0
Отличный футболист.Жаль что пока не у нас...
Правда
0
Саша, за Данию спасибо. А из ДМн сваливай: не успеешь к одному привыкнуть - в мае рокировка. Ну ты знаешь, сам же рассказал.
Иван Витебск
0
эх жаль что с АРСЕНАЛ ПРОФУКАЛ (
Написать комментарий 11 комментариев
Реклама 18+