Реклама 18+

«Сэм — старый ковбой»

Недавно в жизни Александра Ермаковича произошло истинно радостное событие. Его повысили! В перерывах между турецкими сборами новый старший тренер БАТЭ нашел сорок минут для Goals.by. Отвечая на предложенные вопросы, Александр Владимирович вспомнил легендарный выезд в Швейцарию с минской «Атакой» и не менее легендарного тренера этой команды, разъяснил терминологию некоторых победных обрядов, а также рассказал, как в 2001-м мог переехать из Борисова в Жодино.

Ermakovi4Александр Ермакович с теплотой вспоминает о временах, проведенных в «Атаке» и БАТЭ. Анастасия Жильцова

Недавно в жизни Александра Ермаковича произошло истинно радостное событие. Его повысили! В перерывах между турецкими сборами новый старший тренер БАТЭ нашел сорок минут для Goals.by. Отвечая на предложенные вопросы, Александр Владимирович вспомнил легендарный выезд в Швейцарию с минской «Атакой» и не менее легендарного тренера этой команды, разъяснил терминологию некоторых победных обрядов, а также рассказал, как в 2001-м мог переехать из Борисова в Жодино.

«Надо купить тебе шляпу и пистолет»

— Как живется после назначения старшим тренером?

— Так же, как и раньше. Особых изменений я не заметил. Мои функции с большего остались прежними. Разве что теперь в случае отлучки главного тренера по каким-то причинам проводить занятия в БАТЭ буду я.

— Не сказать, чтобы вы так уж давно закончили играть. Как чувствовали себя на первых тренерских порах?

— Тяжело было — прежде всего, психологически. Круг общения поменялся. Вроде бы вчера проводил свободное время с игроками, а уже сегодня — с тренерским штабом. Но это жизнь. У нас здоровый коллектив. Ребята отнеслись с пониманием — и игроки, и тренеры пошли мне на встречу и хорошо приняли в новой роли.

— Наверняка первое время доводилось слышать обращения на «ты» или по прозвищу…

— Естественно. Но ничего страшного в подобном обращении не видел. Сейчас, кстати, такого уже нет.

— А если игрок вдруг обратится к вам «Сэм»…

— Ничего страшного.

— Кстати, откуда у вас это прозвище?

— Еще со времен веселой «Атаки» :). Не помню даже, кто его придумал. Но «Сэм» прицепился ко мне очень прочно. Юрию Алексеевичу Пудышеву, когда я в БАТЭ перешел, это прозвище очень понравилось. «Сэм — старый ковбой! :) — постоянно подначивал меня Пудышев. — Надо купить тебе шляпу и пистолет». 

— Недавно на Goals.by появилось интервью Сергея Штанюка, который признался, что его на стадион после завершения карьеры вообще не тянет. А вас ноги на поле не несут?

— Первый год тренерства получился очень тяжелым. Но со временем я перестроился. Меня теперь иногда спрашивают, мол, на поле не хочется? Совершенно искренне отвечаю: «Нет». Мы с ребятами пару раз в неделю собираемся в манеже. Если хочу подвигаться — прихожу. Могу между тренировками для себя побегать. С тренерами на сборах иногда квадрат забиваем. Этого вполне достаточно.

— Довелось увидеть вас пару раз в манеже. Не тяжело?

— Тяжело :).

— То-то вы таким уставшим выглядели.

— Ну, у меня давние проблемы с голеностопами. А покрытие в манеже жесткое. Стараюсь больше действовать в подыгрыше. Получаю удовольствие не от голов или передач, а от движения как такового.

— Многие футболисты, заканчивая карьеру, тяжелеют. В вашем игровом профайле был указан вес в 71 кило. Прибавили с тех пор?

— Да, скажу честно… Пятерочку где-то прибавил :). Хотя я вряд ли весил 71, когда заканчивал. Где-то 73… Вообще, данные, прописанные в профайлах или еще где-то, не всегда соответствуют действительности. У нас в БАТЭ вот Гоарян играл. Писалось, будто он весит 72 или 73, а на самом деле на десять килограммов больше. Мы занимаемся анализом соперников. И часто получается так, что европейские клубы тоже дают неправильные данные. Допустим, в программке написан один показатель веса. Приезжаешь, просматривать соперника, и видно, что тот или иной игрок намного тяжелее. Это касается и роста.

— Вы ограничиваетесь только «пулями» в манеже?

— Нет. Могу на беговой дорожке поработать, велосипед покрутить. Если есть время, тренажерку посетить. К сожалению, его не так много. Тем более с семьей хочется побыть.

— Вашего сына зовут Кирилл…

— У меня два сына. Кирилл родился в 1999-м. Год, в котором БАТЭ впервые стал чемпионом. Да и для меня тот сезон был очень успешным — восемь мячей забил. Январское рождение сына задало эмоциональный фон на весь год. На воодушевлении сезон так гладко прошел, что и придумать сложно… Второй сын — Макар. Ему летом будет три года. У братьев разница в десять с половиной лет.

— Похвально. Правда, что Кирилл занимается футболом в десткой школе минского «Динамо»?

— Да, раньше играл в «Смене», потом перешел.

— Тренер БАТЭ растит динамовца. Насколько это идеологически правильно?

— Ну :)… Я уважаю мнение своего сына. Ему там нравится. Кирилл сам решил перейти в эту школу. Был бы продукт, а там мы его направим :). Тем более, в случае перехода в школу БАТЭ пришлось бы возить ребенка каждый день в Борисов. Это было трудноосуществимо. Когда появилась минская команда БАТЭ-РМ возраста моего сына, предлагал ему перебраться. Но Кирилл отказался. Посмотрим, что из этого всего получится.

«Кладбище, дискотека, стадион»

— Александр Владимирович, как уроженец Брестской области, скажите, за что в ваших родных краях так любят мотобол?

— Я футбол люблю! :) У меня тяги к мотоболу никогда не было. Да я в жизни на мотоцикле не ездил. А почему люди в Пинске и Лунинце так любят мотобол, честно скажу, не знаю. Хотя наши команды проявили себя. И вообще — по какому виду спорта в Лунинце можно посмотреть чемпионат Европы? Вот потому, наверное, у нас и любят мотобол. Весь город собирается на окраине матчи смотреть. Моторы ревут так, что в каждом углу Лунинца слышно :).

— Вы в Лунинец часто наведываетесь?

— Редко. Тем более, у старшего сына школа. У младшего садик. Родителям легче ко мне приехать.

— Слушайте, а это нормально, что рядом со стадионом в Лунинце находится кладбище?

— Ну… А что — город сам по себе маленький. Так получилось, что сделали стадион около кладбища. Но раньше деревья там были большие. Кладбища не замечали. А когда начались застройки, деревья срубили.

— Выходишь из раздевалки, не дай Бог проигравши, и упираешься в кладбище…

— Самое интересное — там еще танцплощадка рядом :).

— ?!

— Получается — кладбище, дискотека, стадион :).

«Близкий родственник «Икаруса»

— Вы ведь имели какое-то отношение к минскому «Динамо»?

— Да, играл за «Динамо-2». Со Скрипченко мы туда перешли еще при покойном Щекине. Я отыграл четыре матча, Вадим Викторович — семь.

— И как потом перебрались в «Атаку»?

— Пригласил легендарный тренер Яков Михайлович Шапиро. Я понимал, что в «Динамо» закрепиться будет нереально. Даже в «Динамо-2» на то время состав подобрался просто феноменальный — практически вся будущая сборная Беларуси.

— Вергейчик…

— Много кто еще — Лаврик, Качуро, Шуканов. Процентов 80 игроков команды впоследствии выступали в сборной. Вот Яков Михайлович меня и позвал. Я сомневался. Но перешел, и теперь ни капли не жалею. Такой своеобразной и уникальной команды я в жизни не видел. Тренер был харизматичным, да и игроки ему под стать.

— Какое самое яркое воспоминание оставил о себе Яков Михайлович?

— Мне очень тяжело вспомнить какие-то истории… Хотя вот — перед каждой тренировкой у нас минимум полчаса проходила «политинформация». Мы всегда собирались в раздевалке на «Смене». Приходили, переодевались. Потом заходил Яков Михайлович, и мы начинали беседовать. На абсолютно любые темы. Полчаса просто общались. Очень было интересно — ни в одной команде я такого не встречал.

— Как Яков Михайлович общался с вами?

— Он знал подход к каждому. Кому нужно напихать, кому — сказать по-доброму. Ко мне он относился… Любой из «Атаки», скажет, что он к нам относился по-отцовски. Помню, играли в Пинске. От Лунинца — 50 километров. Вот родители мои и приехали. После матча встретились. Яков Михайлович подошел к отцу, пожал руку, говорит: «У Александра обувь тяжелая, а он полузащитник, тем более с голеностопами больными. Надо обязательно ему ботинки полегче купить». Даже такие нюансы подмечал :). Все в шоке были. Все это вспоминается с огромной теплотой. Следил за нами, требовал, чтобы мы хорошо выглядели. Игроки должны были одеваться аккуратно и удобно для себя.

— В «Атаке» в разное время выступали Кучук, Ермакович, Лисовский, Дрозд. Как оказалось, команда будущих тренеров…

— Может быть, Яков Михайлович на нас так повлиял. Может быть, мы все просто очень сильно любим футбол… А еще Гуринович за нас играл, Малеев. Да, так получилось. Хотя у того же Юревича в МПКЦ выступали Гольмак, Скоробогатько…

— Яромко.

— Да, тот же Малеев. Так что не только «Атака» была командой будущих тренеров.

— «Атака» ассоциируется в основном с легендарным выездом в Украину, когда был переигран «Шахтер». А ведь случилась еще и менее легендарная поездка в Швейцарию…

— Почему менее? Тоже легендарный выезд. Два дня в Швейцарию добирались. Когда наш автобус появился на узких швейцарских улицах, тамошние люди, сидевшие в кафешках, прекратили есть и стали на нас пальцами показывать. Удивлялись, как такая техника еще может существовать. Мы, конечно, не на «Икарусе» поехали, но наш автобус был его близким родственником.

Вообще, все было в диковинку. Тот же шведский стол, к примеру. Вспоминаю, как ребята заходят в ресторан, глаза квадратные, что делать никто не знает. Кто-то берет виноград, и тут Яков Михайлович кричит: «Куда берете, положите — нельзя. Кто платить будет!». Все боялся, деньги-то поджимали :). Весело было.

— Зато теперь на нормальном автобусе ездите.

— Сейчас — да. Но все равно не могу представить, чтобы мы вдруг с БАТЭ ехали куда-нибудь на автобусе два дня.

— Новый автобус БАТЭ декорирован персональной фотографией Дмитрия Лихтаровича. А изображение предыдущего капитана команды есть только на общей…

— Ну, место мне все-таки нашлось :). После первого участия в групповом этапе Лиги чемпионов много фотографий осталось. Вот Володя Ржевский на автобусе тоже крупным планом изображен. Это ведь история. Я только рад, что Димина фотография выделяется на клубном автобусе БАТЭ. Для нашего футбола Лихтарович — это личность.

— А почему Лихтарович такой скромный?

— Ну, он просто хорошо воспитан. Добрейший, кстати, человек.

— Лихтарович — самый скромный футболист в БАТЭ? Или давайте по-другому — тихий, сдержанный, спокойный.

— Дима — один из самых скромных капитанов Беларуси. В команде хватает людей с самыми разными характерами. Хотя вот Эдгар Олехнович — тоже скромный парень.

— Ну, Олехновичу-то в ближайшем будущем становиться сменщиком Лихтаровича, вот он, наверное, и старается стиля не терять.

— Ну, наверное :).

— Вы видели когда-нибудь злого Лихтаровича?

— Только во время игры. Хотя теперь, смотря на футбол под другим углом, мне бы хотелось от него больше злости. Виктор Михайлович все время вспоминает один момент из домашнего матча с «Зенитом». Когда пропустили первый мяч, Дима не сорвал контратаку, пожалев Аршавина. Столько лет прошло, а Гончаренко при случае Лихтаровичу напоминает про Аршавина. «Как ты! Я тебе не могу простить :)». Но Диму мы любим таким, какой он есть. За многие годы в футболе человек стал очень авторитетным. Ребята прямо к нему тянутся.

«Ромашки» делали»  

— Давайте продолжим автобусную тему. Едете вы из Солигорска в 2006-м. 2:3 проиграли, все грустные такие. И тут один звонок меняет настроение…

— Самое удивительное чемпионство. Никогда такого больше не было. Вроде проиграли, надежда, конечно, присутствовала, но мизерная. И когда нам сообщили, что в динамовском дерби брестчане сдержали минчан, впечатления были двоякие. Радость мы испытали, но чувства удовлетворения — нет. Сами ведь немножко оплошали.

— А когда Молош стал вино разливать, легче стало?

— Наверное. Хотя я этого не помню :).

— Самое памятное чемпионство для вас случилось в 1999-м?

— Да, молодые были, плюс еще новизна ощущений. Праздновали шикарно.

— В чем шикарность заключалась?

— «Аякс» делали, «лодочки». Артем Гончарик был у нас самым молодым, так все организовывал. Еще «ромашки» делали.

— Это как?

— «Ромашки» — игроки берутся за руки, а потом все дружно падают на газон в разные стороны. «Аякс» — это когда игроки, держась за ноги друг друга, ползут за капитаном. А «лодочки» — это совсем просто. Садитесь на газон и одновременно начинаете изображать гребцов.

— Какие еще виды коллективного празднования существуют?

— Вам Гончарику нужно позвонить. Он это все организовывал :).

«Каждый день футбол снился»

— Вы могли закончить карьеру намного раньше 2008 года. В 2001-м у вас появились проблемы со спиной. Они взялись из ниоткуда?

— Думаю из-за прыжковой нагрузки, которая в те времена была очень серьезной. Игрокам с больными спинами, она, в принципе, не желательна. Получилось так — вернулись со сбора, и я почувствовал онемение ноги. Начал по врачам ходить. Решили в итоге дать мне паузу. Хотя некоторые говорили, что надо заканчивать. Доктора запретили мне практически все виды нагрузки. Честно скажу, мысли о завершении карьеры посещали часто. За четыре месяца простоя я почти смирился с такой участью.

— И что бы вы делали, случись вам завершить карьеру в 26 лет?

— … Мне сказали: «Заканчивай играть, но спину лечи обязательно». Потому как проблема была не только спортивного характера. И тут мне посоветовали сходить к доктору Наталье Владимировне Масловой. Сейчас она восстанавливает Виталика Родионова, кстати. Замечательный специалист. Помогла и различным лечением и программой упражнений. Месяца три она меня лечила.

У жены родители раньше жили в Бердянске. Пунтус сказал: «Отдохни, Саша, потом приедешь, поговорим. Тебе нужно успокоиться». Вот мы и поехали на Азовское море с женой. Побыл я там недели две. Но мне каждый день футбол снился. Я на все плюнул — обратно поехал. У нас как раз база в «Дудинке» появилась. Пришел к Пунтусу, говорю: «Юрий Иосифович, можно я буду с командой потихоньку пробовать восстановиться». Спасибо ему, что разрешил. Я попросился в дубль. Начал работать потихоньку. Там Криушенко тогда был главным. Семь или восемь матчей провел. И, видно, Криушенко начал Пунтусу обо мне говорить.

— Капать немножко.

— Да. Я ведь даже на еврокубки заявлен не был. Пропустил встречи с «Миланом». И вот на мое участие в трех последних встречах чемпионата Пунтус все-таки дал добро. Помню свое возвращение — играли с «Торпедо» в Минске. 3:1 победили. Я такое удовольствие получил, что словами не выразишь. А то мысли уже подкрадывались уходить к Якову Михайловичу Шапиро. Он тогда тренировал в Жодино, кажется. Говорил мне: «Все равно за дубль играешь. Какая тебе разница. Иди к нам». Мы с ним уже практически договорились. В итоге меня никуда не отпустили, и я еще семь лет отыграл.

— По нынешним временам испанские специалисты БАТЭ выходили бы вас за месяц?

— Думаю, да. Наверное :).

«Красный цвет не очень подходит к БАТЭ»

— Александр Владимирович, а у вас майка на заказ сделана?

— Нет. Она фирменная.

— Просто ЕА7 — Ермакович Александр и ваш игровой номер.

— Ну, конечно, — моя же фирма :). Я, честно, только сейчас заметил. Так бы и внимания не обратил.

— Просто вспомнилась ваша тренерская форма не борисовских цветов с инициалами.

— Отличаться-то нужно от игроков. Чтобы не сливаться и манишки лишний раз не надевать. Не исключаю, в этом сезоне, может, поменяем цвета. На более приближенные к родным. Все-таки красный цвет не очень подходит к БАТЭ.

+48
Популярные комментарии
чиполино.
0
Спасибо за хорошее интервью. А журналист глазастый попался, даже надписи на майке рассмотрел))
faiu
0
Просто поражен, Ермакович очень глубокий и в тоже время простой. Отличный материал, давно такого не читал.
Rino
0
Александр Владимирович,вы тоже наш легендарный капитан!Спасибо за многие годы которые вы отдали БАТЭ.Здоровья,удачи,успехов!
Написать комментарий 9 комментариев
Реклама 18+