Реклама 18+

«Даже кусочки костей попадались»

Прогуливаясь по стадиону «Динамо», «гринкипер» Игор Антонио Варгас, отдавший главной арене страны 10 лет, рассказал Goals.by об участии в военном перевороте в родной Боливии, керамических находках под газоном, ручной прополке сорняков, а также о своем появлении в СССР 33 года назад и об отношении к игре нынешних «динамовцев».

IndeetsИгор Варгас следил за газоном стадиона «Динамо» 10 лет Дарья Бурякина

Прогуливаясь по стадиону «Динамо», «гринкипер» Игор Антонио Варгас, отдавший главной арене страны 10 лет, рассказал Goals.by об участии в военном перевороте в родной Боливии, керамических находках под газоном, ручной прополке сорняков, а также о своем появлении в СССР 33 года назад и об отношении к игре нынешних «динамовцев».

— Как только приехал в Беларусь, заболел воспалением легких. Вместе со мной в больнице лежал мужчина. Как-то случайно встретились в душевой, и он говорит: «Тебе надо закаляться». Так я начал принимать контрастный душ. Потом перешел на холодный. И после этого (тьфу-тьфу) зимой не болею! Адаптировался к холодам.

— Сколько лет назад это было?

— В ноябре будет 33 года, как я живу в Беларуси.

— Ничего себе! Так вы уже белорус.

— Когда меня сотрудники милиции останавливают и начинают цепляться к паспорту, всегда говорю: «Молодой человек, сколько вам лет? 27? Я в Беларуси живу уже 33 года» :).

— И часто останавливают?

— К моему счастью, последние лет пять нет. А раньше — да. Заходишь в метро — проверяют. Выходишь — проверяют. Был случай, меня в течение получаса один и тот же милиционер проверил на входе и на выходе. Говорю ему: «Вы же меня полчаса назад смотрели. В моих документах ничего не изменилось». Он в ответ: «Разве это вы были?».

Иногда надоедало, но понимаю, что это нужно. И всегда к этому спокойно относился. Но иногда милиционеры наглели…

Был случай перед Новым годом. Шел от дома к остановке. Мимо меня проезжает патрульная машина. Резко останавливается. Из нее выходит милиционер с автоматом наперевес. Подходит, смотрит документы. А потом так украдкой говорит: «С Новым годом будет что-нибудь?». Денег просит. Я делаю вид, что плохо понимаю по-русски: «Да, дома буду Новый год». Он опять: «С новым годом будет что-нибудь?». «Буду-буду». В итоге он развернулся и ушел.

— Когда случился теракт в метро, отношение к вам поменялось?

— Люди стали относиться с опаской. Как-то возле «Динамо» садился на автобус, и мужчина нарочито громко обращался к проходящему милиционеру: «Проверяйте у него документы! Он террорист!» И вроде не старый — лет 35. Чего кричите, говорю. Вот документы — смотрите. Надо было и у него тоже проверить.

— Было неприятно?

«В тот момент, когда по радио сказали о взрыве в метро, внутри меня что-то перевернулось. Хотелось выйти из машины и пойти искать того, кто это сделал».

— Да. Меня вообще очень задел тот случай (теракт — Goals.by). В Минске у меня много знакомых, друзей. Хорошо, что никто из них не пострадал. В тот момент, когда по радио сказали о взрыве, внутри меня что-то перевернулось. Хотелось выйти из машины и пойти искать того, кто это сделал.

***

— Сколько вас тут живет?

— Людей из Южной Америки мало. Что касается боливийцев, то на встречу с нашим президентом Эво Моралесом пришло пять человек.

— Зачем сюда приезжал ваш президент?

— Наладить контакты с вашей страной!

— И как вы попали на встречу?

— Боливийское посольство находится в Москве. В Беларуси нас курирует посольство Венесуэлы. Благодаря ему о нас знают. Знают о наших проблемах. Вот и пригласили на встречу.

— И как вам президент?

— Его в Боливии все очень любят. Он изменил конституцию. Я только на встрече узнал, что у страны новое название — Многонациональная республика Боливия. Президент старается помогать бедным. Хотя я бы не назвал это бедностью. Просто есть люди, которые не хотят работать.

— Вы бываете дома?

— Последний раз был 10 лет назад. Мои родители уже умерли, и у меня пропал стимул туда возвращаться. Конечно, остались братья и сестра. Но когда приезжал, почувствовал себя чужим. У них свои семьи, заботы. Уже нет той атмосферы, которая была, пока была жива мама. Она объединяла вокруг себя. В общем, вернулся назад.

— Расскажите о Боливии.

— Горная страна, в которой развито сельское хозяйство. У нас много природных ресурсов. Есть своя нефть. Ее запасы занимают второе место в Южной Америке после Венесуэлы. Много полезных ископаемых: олово, серебро.

— В истории страны было около 200 военных переворотов. На вашей памяти они случались?

«Однажды в стране в течение трех часов сменилось пять президентов! Три военных генерала свергли старого президента и объявили президентами себя. А через три часа они избрали нового».

— Да. Чуть ли не каждый год была новая власть. А однажды в стране в течение трех часов сменилось пять президентов! Три военных генерала свергли старого президента и объявили президентами себя. А через три часа они избрали нового.

Я, кстати, участвовал в одном перевороте, когда служил в армии.

— Расскажите.

— Три дня охранял центральную площадь моего города.

— Вы захватывали власть или защищали действующую?

— Защищал. Власть уже была захвачена, и нас, солдат, в приказном порядке отправили охранять площадь, чтобы народ не бунтовал.

— Это в Ла-Пасе было?

— Нет, я родился и вырос в Кочабамбе. Это один из самых больших городов страны.

— Почему уехали?

— Всегда мечтал быть инженером-механиком. Мечтал в конце рабочего дня видеть свои руки в моторном масле. Как-то отец у меня спросил: «Чем занимаешься?» В университет хожу, отвечаю, изучаю английский язык. «Бросай. Через неделю уезжаешь учиться в Советский Союз!». Моя первая реакция: «А как же моя девушка? Как Виктория?!» «Какая Виктория?! Ты учиться едешь!»

Приехал в БГУ. Оказалось, что буду учиться на инженера-строителя. А я ехал становиться инженером-механиком. Мне в ответ, что по документам — строитель. Бегом на почту, заказываю разговор: «Папа! Как это так? Я хочу быть механиком. Какой строитель!? Я не знаю, что такое кирпич! А ты меня…». Он в ответ: «Перезвони завтра. Мы тут подумаем». Звоню завтра: «Сынок, мы посоветовались. Все в семье «за». За строительством будущее».

В общем, заселили меня в пятую общагу, которая возле стадиона «Динамо».

— Что стало с Викторией?

— Она вышла замуж. Мы с ней встречались как раз 10 лет назад, когда я приезжал. Очень рад, что у нее все хорошо. Сам я женился на белоруске. С Ириной учились вместе. У нас есть сын Юра, которым очень горжусь.

— Как вы выучили русский язык так хорошо?

«Первое время ходил с двумя словарями под мышкой — русско-испанским и испанско-русским. Давал один собеседнику, второй оставлял себе».

— Ну, за 33 года хочешь не хочешь, выучишь. Первое время ходил с двумя словарями под мышкой — русско-испанским и испанско-русским. Давал один собеседнику, второй оставлял себе. Так и общались. У меня была цель — в день учить пять глаголов, больше читать. Чтение — лучшая школа изучения иностранного языка.

***

— Как вы стали ремонтировщиком поля стадиона «Динамо»?

— Сперва вместе с отцом Алексея Риоса торговал на динамовском рынке. Мы с ним братья по духу и очень близки. Однажды зашел в гараж стадиона к знакомым ребятам. Говорю в шутку: «Вася, хочу устроиться на работу». А он серьезно: «У нас место освободилось — пойдешь?» Не раздумывая согласился. Начал работать, стал интересоваться нюансами, читать. Оказалось, это очень хорошая профессия — greenkeeper.

— Что входит в ваши обязанности?

— Ухаживаю за футбольным полем. Своеобразная и интересная работа. Многие думают, что все просто: трава выросла — скосил.

— Ну да.

— А вот и нет. Надо ухаживать. Полоть сорняки.

— Ну, вы же не вручную пропалываете.

— Вручную. А как иначе? Есть химикаты, но они вредят траве. Мой основной инструмент — отвертка. Хожу по полю и выковыриваю сорняки. На «Динамо» мне удалось вообще все уничтожить :). Я имею в виду сорняки. Сейчас то же самое пытаюсь сделать на «Тракторе». Но это длительный процесс.

— Сколько часов в день проводите на газоне?

— Полный рабочий день — с половины девятого до половины шестого. Полив, удобрение и так далее.

— Динамовский газон часто вызывал нарекания. Особенно в сырую и влажную погоду.

— Да. Дренажа не было. В тех местах, где постоянно скапливалась вода, приходилось делать шурфы — углубления небольшого диаметра на глубину два метра. Даже там никогда не находил нужную землю. Сплошь глина и суглинок. А должен быть песок, чтобы вода уходила.

«Старожилы говорили, что на месте стадиона когда-то была свалка. И когда я делал шурфы, то находил предметы керамики».

Старожилы говорили, что на месте стадиона когда-то была свалка. И когда я делал шурфы, то находил предметы керамики. Даже кусочки костей попадались. Все это не давало возможности воде уходить. На квадратный метр поля приходилось делать до десяти таких «дыр». В образовавшиеся пустоты всыпал щебень, купный камень, песок. В общем, создавал дренаж.

— Сколько раз в неделю надо косить газон?

— Летом, когда тепло, через день. Для игры необходимая высота травы 2,8 сантиметра. За ночь она может вырасти на 5-6 миллиметров.

— Кресла со стадиона «Динамо» продают по 2 тысячи за штуку. На память не купили себе?

— Нет. У меня есть кусочек ковра, по которому ходили почти все сборные. Он лежал в туннеле на выходе из раздевалок. Это для меня большая память. Я за 10 лет видел много звезд мирового футбола: Тевес, Джеррард, Руни, Ван дер Ваарт. Кстати, самый памятный матч на стадионе — победа над сборной Голландии в тумане (21 ноября 2007, 2:1 — Goals.by).

***

— Боливия граничит с футбольными странами: Бразилия, Аргентина, Парагвай. У вас на родине развит футбол?

«Участвовал в чемпионате своего города. Мой девиз: мяч может пройти мимо меня, игрок — нет».

— Не так, как в тех странах, которые ты назвал. Я, кстати, сам играл. Был центральным защитником. Участвовал в чемпионате своего города. Мой девиз: мяч может пройти мимо меня, игрок — нет».

Что касается нашей сборной, то в ней много легионеров, играющих в других чемпионатах. Но географическое положение имеет свой минус. Центральный стадион Боливии находится на высоте 3,5 тысяч метров над уровнем моря. Нашим игрокам привычно, они чувствуют себя уверенно. Но как только едут играть туда, где пониже, преимущества нет. Нет и результата.

— Это самая высокая точка на планете, на которой находится стадион, правильно?

— Да. Поэтому иногда на стадионе имени Эрнандо Силеса Бразилия проигрывает. Тогда они начинают говорить о нехватке воздуха :). Бывший тренер сборной Беларуси Бернд Штанге тоже играл на этой арене в составе сборной ГДР. И тоже проиграл.

— Давно болеете за «Динамо»?

— С того момента, как приехал. В один из дней был какой-то матч и стоял просто несусветный крик. Не мог спокойно гулять. Поинтересовался, кто играет. Ответили — «Динамо». Ну и начал ходить. Видел чемпионский год.

— Что из него помните?

— Мало чего. Учеба и болезнь не дали полностью его ощутить.

— Как вам сегодняшняя игра «бело-голубых»?

— Не хочу никого обидеть, но мне кажется, у ребят нет стремления делать что-то для клуба. Может быть, они стараются и для них это максимум. Мы же, болельщики, всегда ждем большего. Хочется, чтобы порадовали нас не третьим местом, а первым.

— Есть любимый футболист?

«Среди белорусов всегда импонировал своей игрой и авторитетом Сергей Павлюкович».

— В нынешнем составе нет. А раньше был Эду. Он мне по душе не только как профессионал, но и как человек. Честный к своей игре и профессии. Он любит футбол. Жалко, что потеряли с ним связь. А среди белорусов всегда импонировал своей игрой и авторитетом Сергей Павлюкович.

***

— Мне все представляли вас Егором. Как вас по-настоящему зовут?

— Игор Антонио Варгас Гарника. Видимо, белорусам было трудно произносить Игор, и меня стали звать Егором. Я вообще на все откликаюсь. И на Игорь, и на Тони :). У нас в семье у всех русские имена. Отец в молодости ездил в Союз и ему они очень понравились. Моего старшего брата зовут Виктор, младшего — Юра. Сестричку только назвали Кармен.

— У вас белорусское гражданство?

— Нет, я еще боливиец. Хотя уже могу быть белорусом. Но есть нюансы. При получении вашего гражданства, я автоматически лишусь боливийского. А в посольстве против. Говорят: «Нас и так мало, а вы еще хотите отказаться» :).

P.S. После публикации стало известно, что на прошлой неделе Игор Антонио Варгас уволился из футбольного клуба «Динамо» (Минск).

+136
Популярные комментарии
mager87
0
"Старожилы говорили, что на месте стадиона когда-то была свалка"

на месте стадиона Динамо была не свалка ,а кладбище...

"— Зачем сюда приезжал ваш президент?"

автор,что за смешной вопрос?прям,как КГБ)))
Blue-White Patriot
0
ага, так же, как и 45-тысячник с торговым центром рядом в своё время
Ответ на комментарий Zmicher
На базе «Трактара» плануецца пабудаваць нацыянальны футбольны стадыён

nn.by/
Staryj Melnik
0
так весело же!
Ответ на комментарий Dr.Bormental
Ну, так и думал, что первым про расизм говорить выползет какая-нибудь шавка
Написать комментарий 25 комментариев
Реклама 18+