«В «Подлясье» до меня играли, как анархисты»

Распрощавшись с клубом «Подлясье» из Бяла-Подляска, Владимир Геворкян вернулся в Беларусь. В беседе с корреспондентом Goals.by бывший главный тренер брестского «Динамо» и «Партизана» объясняет, чем хорош Д3 в Польше. Защищает Владимира Курнева. А также рассказывает о непростом положении некоторых африканцев в польском футболе, о предвзятости местных, о подготовке игрока для «Кайзерслаутерна», об огромных долгах и непростых тренировках, отмечая при этом, что до Феликса Магата ему далеко.

GevorkyanВладимир Геворкян считает, что из Владимира Курнева делают козла отпущения. Эдуард Белемук

Распрощавшись с клубом «Подлясье» из Бяла-Подляска, Владимир Геворкян вернулся в Беларусь. В беседе с корреспондентом Goals.by бывший главный тренер брестского «Динамо» и «Партизана» объясняет, чем хорош Д3 в Польше. Защищает Владимира Курнева. А также рассказывает о непростом положении некоторых африканцев в польском футболе, о предвзятости местных, о подготовке игрока для «Кайзерслаутерна», об огромных долгах и непростых тренировках, отмечая при этом, что до Феликса Магата ему далеко.

«Все деньги направляли на чемпионат Европы»

— Как ваши дела?

— Закончил я с Польшей. Был в «Подлясье» два года.

— Расскажите, как провели там время.

— Команду принял 1 марта 2011 года. Первые полгода занимался организацией под себя. Руководство мне пошло на встречу. Произвел резкую смену курса. У нас была самая опытная линия защиты. Одному игроку 35 лет, второму и вовсе 37. Но при этом команда на тот момент пропустила 16 мячей при 8 забитых. Эти защитники приезжали только на игру. Я же сказал, что нужно тренироваться. Как оказалось, эти ребята из других городов и были против такого расклада. Еще говорили, что они знают, как тренироваться без меня. В итоге мы разошлись.

— Что дальше?

— Начал я сезон, в общем, с молодежью. И тут сначала победа, потом ничья, следом — пять поражений. Болельщики стали кричать «спаднем», то есть опустимся дивизионом ниже. Президент начал нервничать. Нужно было побеждать. А у нас игра с лидерами. Я собрал ребят, сказал, что будем играть в атакующий футбол с высоким прессингом. Раньше же у них по-другому было. Мяч отобрали, защитникам этим двум отдали, а они уже закидывают на правый или левый фланг. Стой. А где же наш кофе?

— Надо, наверное, подождать еще.

— Вот уж советская действительность. В общем, мой план сработал. Мы победили 1:0. Хотя там уже польские тренеры предлагали свои услуги. Но было видно, игра у команды появилась, и эти тренеры сами отошли.  Мы закончили сезон на 10-м месте. После этого я президенту так и сказал: нужно атаковать вторую лигу. Он спросил только, шучу ли я. Но мы поставили такую цель.

— А кто президент-то?

— Зовут Януш Данилюк. Он сам поляк, но в свое время закончил Киевский политехнический институт. Вот и русский хорошо знает. Мы были знакомы.

— Как ваша цель?

— За пять туров до конца следующего сезона делили даже второе место. Все говорили, что мы выйдем. Но случились дома два обидных проигрыша аутсайдерам. У нас же скамейка была из 12 человек. Трудно было. Хотя приезжал мэр, интересовался, чем помочь. И заверил, что даже если команда не выйдет во вторую лигу, деньги будут поступать. Клуб же городской. На каждый сезон определенная сумма в любом случае рассчитана. Но мы не вышли. У нас спросили, почему это мы деньги требуем? Не вышли же. Сразу понял, что поляки есть поляки. Нам обрезали бюджет на 50 процентов. В тот год проходил чемпионат Европы. Все деньги направлялись на организацию этого мероприятия.

«Поляков надо держать в узде»

— Что вас поразило больше всего в третьей польской лиге?

— Там в любом дивизионе не ограничено количество легионеров. В одной команде девять украинцев было. А некоторые африканские футболисты только за питание и проживание играли. Разве что в третьей лиге должны выступать два поляка моложе 20 лет. Я же всегда делал ставку на своих парней из Бяла-Подляски. Но как-то уехал делать визу в Беларусь, и шесть человек покинуло команду: где-то им предложили на сто долларов больше. На их место пришли какие-то простые ребята из спортивной школы. Их не только физически и тактически нужно было обучить, но и технически. В общем, набор, а не отбор. И им уже по 19 лет. Кошмар, конечно. Я хотел хотя бы 17-летних парней взять, чтобы успеть чему-то научить, пока они окончательно не сформировались. Но при этом задача нам была поставлена — не вылететь. Мы ее выполнили. Но начались долги. Денег нет, питания тоже, на непонятных автобусах ездили. Атмосфера нехорошая. В таком случае поляков надо держать в узде. Если они боятся — что-то делают.

— Вы воспитали хотя бы одного известного поляка?

— Есть такой парень Ариэль Борисюк. Продали его в варшавскую «Легию» за 25 тысяч евро. А потом еще 25 получили, когда он вышел на поле. Это хорошие деньги для «Подлясья». Позже «Легия» поимела 3 миллиона, продав его в «Кайзерслаутерн».

— И как вы их тренировали?

«Я проводил предсезонную работу. Ох и тяжело им было. Подготовительный период мало кто выдерживал».

— У меня система такая была. Тренировка назначалась на пять часов вечера. Если кто-то ее не посещал, то нужно отработать. В любое время. Хоть в семь утра, хоть только один человек. Так и было. Не мог отказать тем, у кого было желание тренироваться. Повезло, что в феврале у них каникулы. Я проводил предсезонную работу. Ох и тяжело им было. Подготовительный период мало кто выдерживал.

— И как поляки воспринимали это?

— Они любят погулять. Вот один из наших диалогов с футболистом. «Почему не был на тренировке?» — «Мне надо было помочь маме с братом посидеть». — «А сколько брату?». — «Восемь лет». В общем, сложно приходилось. Но дисциплину держал, поэтому у нас и результат был. Я с ними работал профессионально. Кто ворчал, с тем сразу расставался. Вообще, много ушло, остались те, кто хотел. А то они играли, как анархисты. Для ребят было дико, когда я их водил по полю, ставил фишки, что-то показывал. У всех был очень большой пробел еще в футбольной школе.

— Как вам, в недавнем прошлом тренеру белорусской высшей лиги, работалось в таких условиях?

— Лучше работать с кем-то, чем вообще не работать. По отношению к делу все равно же нет разницы. По уровню игроков — да, самой лиге — да. А так я готовил игроков. Хорошая работа. Пришел не за деньгами, а за практикой.

— Как жилось в Польше?

— Прекрасно. У меня был номер. Спустился на один этаж — покушал. Прошел 50 метров — футбольное поле. Вот и вся моя жизнь. Ездил домой только сменить обстановку.

— Почему не остались в Польше, а приехали домой?

— Долги стали огромными. Президенту клуба сказал, что друзья друзьями, но со мной надо рассчитаться. Мне как легионеру было трудно. Попросил отдать деньги. Но пока расчета нет. Надоело мне работать без денег, и тем более в другой стране. А менять команду ради ста долларов уже не хотел. Раз уходить, то уходить из Польши вообще.

— Вы хоть немного пробились на польский рынок?

— Раз сейчас я в Беларуси, значит, нет. Хотя были предложения. Но там совсем маленькие деньги. Меня и два года назад пригласили, потому что знали. А в принципе в Польше с русскими не все хотят связываться. Часто говорили, мол, убирайте этого русского. Мол, я футболистов разогнал. Признаться, так и не понял, откуда такой ажиотаж. Ладно высшая лига, там деньги. Но все равно польские специалисты учили меня тренировать. А так свою программу минимум я выполнил. Язык подтянул, приобрел новый опыт, не сидел без дела. А чтобы прорваться в Польше выше, агенты должны пихать. Короче, там тоже свои нюансы.

— Позитивные моменты третьей лиги?

«По инфраструктуре нам очень далеко до поляков. В каждом городке есть хорошее поле. И сам стадион должен вмещать не менее трех тысяч зрителей. И газон везде просто отличный!»

— По инфраструктуре нам очень далеко до поляков. В каждом городке есть хорошее поле. И сам стадион должен вмещать не менее трех тысяч зрителей. И газон везде просто отличный! В Беларуси во второй лиге точно такого нет. В Бяла-Подляске проживает только 60 тысяч человек. Это если с пригородом считать. А в спортивной школе пять футбольных полей, и все с освещением, с автоматическим поливом. Туда приезжают на сбор команды из Литвы и Англии. Где у нас такое есть? Даже брестское «Динамо» рядом не стояло. Еще в Бяла-Подляске есть четыре мини-футбольные площадки с отличным освещением. И телевидение в Польше показывает матчи первой и второй лиг. Этому я был очень удивлен.

«Это какой-то миф о моих тяжелых упражнениях»

— Вы говорили, что в Беларусь не вернетесь. Сейчас изменили мнение?

— Ну, как не вернусь? Я не был столь категоричен. Просто идти в команду, где нет денег, не собираюсь. Не тот возраст, чтобы постоянно нервничать. Конечно, у нас условия специфические. Но приглашение из высшей лиги не разменял бы на третью польскую лигу.

— Значит, вы открыты для предложений из Беларуси?

— Работать еще хочется, есть запал энергии. Не хочется уже отдыхать. Признаться, тема Польши до самого конца еще не закрыта.

— Говорят, у вас очень тяжелые занятия.

«В больницу никого не забирали. Это какой-то миф. Разве что все прыжки, которые в разных командах делают на двух ногах, у меня на одной».

— Сразу скажу, что в больницу никого не забирали. Это какой-то миф. Разве что все прыжки, которые в разных командах делают на двух ногах, у меня на одной. При этом я всегда дозирую нагрузку. Кто-то ее принимает, кто –то — нет. Так, бегали в горку. Ничего сверхъестественного.

— И даже пример упражнения не расскажите?

— Ну нет у меня сложных! Это когда я в «Штутгарте» на стажировке был, видел, как Феликс Магат выжимал все соки из игроков. Давал мешок с песком, и футболисты бежали в горку, причем никто не обсуждал это. Схалтурить нельзя. На вершине горы стоит плакат, где каждый должен своей рукой расписаться. Хочешь не хочешь — добеги и распишись. А если бы я сделал это, меня бы точно сумасшедшим назвали.

«В Бресте никому ничего не надо»

— Как вам положение футбольных дел в Беларуси?

— Областной центр не имеет команды. Как республике не стыдно, что «Витебск» безнадежно играет в первой лиге? Неужели там не могут содержать 30 человек? Неужели нам не стыдно, что даже базы у клубов высшей лиги нет? Нигде никому ничего не нужно. «Динамо» вот за выживание борется.

— Вам как жителю Бреста не обидно за то, что сейчас происходит с клубом?

— Да это уже не первый год. В Бресте так всю жизнь было. У них такая политика. Вы сначала выиграйте что-нибудь, а потом будем говорить о деньгах. Ну как так можно? Я не могу понять, почему сразу продается футболист. Коля Сигневич засветился — сразу продают. Только деньги дайте. Полное разбазаривание своих игроков. Только оперились — забирают. Да, в Бресте нет денег, но дайте клубу хоть стабильность. Пусть это и небольшие финансы будут. Тогда уже игроки пойдут в клуб. И можно что-то строить…

А то подняли полемику, что Курнев плохой. Ну чего он плохой? Не может быть такого, что один тренер виноват. Он работает, а ему три месяца зарплату не платят. Нашли просто козла отпущения. Его только дергают. Хотя сейчас не так уж все плохо в плане результата.

— Почему в «Динамо» нет финансирования? В Бресте же много предприятий.

— Это сложный вопрос. Если я начну говорить, как должно быть, то я здесь никогда работать не буду. Каждый должен заниматься своим делом. А здесь никому ничего не надо. Вот и все.

+48
Популярные комментарии
0
Anti~I(Rino)4ka
поживем-увидим.)
Ответ на комментарий prime dime
не будет геворкяна в бресте
0
krutikov_1988
Во врет!!!!И не стыдно!!!!???Открыл статистику его предшественника:15 матчей/16:15разница мячей/8 матчей на ноль Фуфуфуууу!!!!Врун! Дальше читать не стал! Отстой!
0
seba-pereiro
Согласен, нах не нужен.
Ответ на комментарий prime dime
не будет геворкяна в бресте
Написать комментарий 10 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+