«Валера, в город не иди. У нас будет революция»

Валерий Цыганенко — центральный защитник «Ислочи». К своим 32 годам успел поиграть в первой и второй лигах Беларуси, а также в «вышках» еще шести стран. В беседе с корреспондентом Goals.by обладатель, возможно, самого удивительного профайла в нашем футболе рассказал о финском стукачестве, литовских нацистах, армянском запрете на питье воды, киргизских революции и войне, узбекском административном ресурсе, а также признался, что в жизни больше не поедет в Таджикистан.

TsyganenkoБольше всего Валерию Цыганенко понравилось в Киргизии. Надежда Бужан

Валерий Цыганенко — центральный защитник «Ислочи». К своим 32 годам успел поиграть в первой и второй лигах Беларуси, а также в «вышках» еще шести стран. В беседе с корреспондентом Goals.by обладатель, возможно, самого удивительного профайла в нашем футболе рассказал о финском стукачестве, литовских нацистах, армянском запрете на питье воды, киргизских революции и войне, узбекском административном ресурсе, а также признался, что в жизни больше не поедет в Таджикистан.

Дед Мороз

— Что вы ощущаете, когда просматриваете свой профайл?

— Ничего со мной не происходит, если честно. Нормально все воспринимаю. У каждого своя судьба. Моя, считаю, достаточно интересная. Да, не звездная, но немногим людям довелось поиграть там, где удалось мне. Я ни о чем не жалею. Хотя некоторые периоды были ужасными.

— Объясните, как можно уехать в Финляндию из белорусской первой лиги?

— Все очень просто. Я уехал в 2004-м. До того два сезона отыграл в Слониме. По сути, там началась моя профессиональная карьера. Несколько сезонов в «Тракторе» без особой практики не в счет. Я ведь воспитывался в минской СДЮШОР «Олимпия».

— Одной из немногих частных школ в городе.

Все клубы Валерия Цыганенко:

«Коммунальник» (Слоним) — 2003, ЗЛиН — 2004, ТП-47 (Торнио, Финляндия) — 2005, «Коммунальник» (Слоним) — 2006, «Снов» — 2006, Шауляй (Литва) — 2007, «Лида» — 2008, БГАТУ-Нива — 2008, СКВИЧ — 2009, «Арарат» (Армения) — 2009, «Абдыш-Ата» (Кант, Кыргызстан) — 2010, «Худжанд» (Таджикистан) — 2011, «Навбахор» (Узбекистан) — 2011, «Ведрич-97» — 2012, «Ислочь» — 2013

— Да. Наш руководитель Валентин Иванович Срибненко делал все, чтобы обеспечить нам интересное детство. Много куда ездили. И я не говорю о привычных России и Украине. Были и Германия, и другие западные страны. Потому «Олимпии» я очень благодарен. Нас тренировал Борис Михайлович Лазарчик. После он перебрался работать в Слоним. Собрал молодую команду. Из нее вышли Андрей Мисюк, Паша Евсеенко, Игорь Зюлев. Два года я провел там. Позже позвали в ЗЛиН. Довольно приличная команда по первой лиге. Но сезон у меня не получился. Ощущал себя не в своей тарелке. И тут звонок из Речицы. «Ведрич-97» тогда вышел в высшую лигу. Я дал добро. Но, насколько понимаю, денег на высшую лигу никто не выделил. Команда осталась в первой.

— Проза белорусского футбола.

— Ну да, выйти вышли, но денег нет. Хотя так происходит не только у нас. В общем, в первую лигу мне не хотелось. Тренер Речицы позвонил чуть позже. Говорит: «У меня есть знакомый. Предлагает вариант в Финляндии. Поедешь?» Я поехал. Отправились на просмотр с еще одним белорусом — Толиком Кокшаровым. Он из Мозыря. Понравились. Остались.

— Что за команда ТП-47?

— Команда с севера. 700 километров от Хельсинки. Сто километров до Лапландии. До Деда Мороза было недалеко :). 20 тысяч населения. Вроде Европа, но глушь :). Очень холодно. Настолько, что в середине мая, помню, играли в перчатках. Лето короткое. А команда находилась в непростом положении. Шла под вылетом. Потом еще и Кокшаров уехал. Из-за одной неприятной истории.

— Какой?

— Ну, в кабаке немножко финнов погонял :). Пришлось уехать.

— А как все было?

— Сижу на летней террасе в кафе. Подбегают финны: «Валера, там Толик!» — «Что Толик?» — «Ну, там Толик!» Захожу внутрь кафе. Толик сидит, говорю: «В чем дело?» А мне финны объясняют: «Он к нашим стал лезть». Не знаю, что он с ними сделал, не видел. Но обычная ситуация, житейская. У нас бы никто не обратил на нее внимания. Ну, выпили люди немножко. Ну, бывает. У нас такое сплошь и рядом. В Финляндии к ситуации отнеслись более серьезно. Очень сильно на Толика обиделись. Да и у него не было желания оставаться. Вещи собрал за сутки буквально. Уехал.

— Чего вы еще не могли понять в Финляндии?

— Менталитет отличался немножко. Не наши люди, что тут скажешь :). Элементарный пример. У нас со школы за стукачество бьют. А у них наговоры за спиной распространены. Обычное дело для финнов. Действительно, как школьники. Один что-то сделал, второму нужно настучать. Естественно, на Толика тоже настучали. Раздули ситуацию до непонятных размеров. Белорусский человек этого бы не понял.

— Как к вам относились в Финляндии?

«Команда победила — финны красавцы. Проиграла — виноваты легионеры. У нас играли и англичанин, и камерунец. Но их не трогали. Все валили на русскоговорящих».

— Я не скажу, что хорошо. Ты иностранец, рабочий материал. Был бы звездой, тогда да — относились бы лучше. А так все просто. Команда победила — финны красавцы. Проиграла — виноваты легионеры. У нас играли и англичанин, и камерунец. Но их не трогали. Все валили на русскоговорящих. Два белоруса, россиянин, украинец. Вот нам и доставалось.

— Почему уехали?

— Травму получил — мениск и боковая связка. В контракте было указано, что при серьезном повреждении игрока клуб не оплачивает операцию. Хотя по страховке меня хорошо полечили. Сделали операцию. И на том спасибо.

— Историй вроде тех, что произошла с Кокшаровым, больше не было?

— Вроде нет. Хотя где русские, там всегда есть истории :). Они везде чудят. Я-то сам по себе человек спокойный. Так что не чудил особо.

Авиабаза

— После вы вернулись в Слоним.

— Отыграл полгода. Даже толком не отыграл. Постоянно колено беспокоило. После первого круга ушел во вторую лигу. А куда…

— «Снов».

— О! Точно, «Снов» :). Пару-тройку месяцев побегал. А зимой отработал предсезонку в Слониме.

— Но сезон провели в Литве.

— Да. Позвонил Виктор Иванович Юйко. В «Немане» работает. Предложил вариант с «Шауляем». Там работал знакомый Юйко тренер. Они вместе играли в Латвии. Литовец этот срочную службу в Лиде проходил. В общем, связей хватало. Я поехал на просмотр. Пару недель. Вроде все нормально, я и уехал.

— Понравилось?

«Парню связали ноги, стали избивать. Человек чудом выбросился из окна. Потом говорил, что даже не знал, какой этаж. Тупо побили за русский язык».

— Нормально. Литва чем-то схожа с Финляндией. Тоже к русским относились не особо. Хотя так везде в Прибалтике. Не могут забыть старых обид. Произошла как-то очень показательная история. Мы с моим украинским одноклубником сдружились с фанатом «Шауляя». Он работал на американской авиабазе. Обслуживал военные самолеты. После игры собрались, отдохнули. Потом разъехались по домам. Наутро мне звонят: «Парень в больнице». А мы вроде вместе выходили. Оказывается, он встретил знакомых. Пошли продолжать вечеринку. Заехали к кому-то домой. А он постоянно говорил по-русски, даже с литовцами. А на той квартире отдыхали какие-то нацисты. Парню связали ноги, стали избивать. Человек чудом выбросился из окна. Потом говорил, что даже не знал, какой этаж. Оказалось, что первый. Повезло. То есть парня тупо побили за русский язык.

— Вы знали местный язык?

— Нет, говорил по-русски. В Финляндии тоже. Плюс жестами на английском :). Литовцы, которые постарше, русский знают. А молодые в основном нет. Но я не говорю, что литовцы плохие. Не в нации дело, а в людях. Хватало местных ребят, с которыми у меня были прекрасные отношения.

— В итоге ограничились всего одним литовским сезоном.

— Да. В конце года грянул кризис. Контракт продлевать не стали. Денег не было. Кстати, на следующий сезон футболисты из Литвы стали массово перебираться в Беларусь. В МТЗ-РИПО вон многие из «Каунаса» перешли. Менди, Ледесма, Кварацхелия. Да и литовцев хватало.

— В Литве действительно ощущается культ баскетбола?

— Безусловно. В том году проходил чемпионат Европы по баскетболу. Россияне стали чемпионами. Пришли с парнем одним в клуб, там как раз шла трансляция полуфинала. Честно, такого боления я никогда не видел. Когда литовцы выиграли четвертьфинал, люди из окон выбрасывали телевизоры и какую-то другую бытовую технику. Но затем россияне их успокоили. В стране был траур. Кстати, на тот момент в Литве был самый высокий уровень самоубийств в мире. С чем это связано, не знаю. Кто там им что на голову капал…

— Вам с собой в Литве ничего сделать не хотелось?

— Нет. Я себя везде нормально чувствую. Можно подстроиться к любой стране, о чем свидетельствует хотя бы моя поездка в Киргизию :).

Тафгай

— После Шауляя была Лида.

— А не хочется эти команды затрагивать. Везде было безденежье, проблемы. Наша первая лига…

— Люди безболезненно меняют выступление в первой лиге на работу, допустим, на заводе. Это нормально?

— Все индивидуально. К тому же рабочий на заводе, наверное, больше получает, чем игрок первой лиги. Плюс всем хочется находиться дома. Особенно семейным. Хотя мне футбол не надоел. Я готов еще играть в первой лиге. Не один сезон. Главное, чтобы здоровье позволяло. За любовь к футболу можно. Что мы, собственно говоря, в «Ислочи» и делаем.

— Сколько вы зарабатываете в «Ислочи»?

— Зарплата 500 долларов. Надо понимать, футболисты из первой лиги играют далеко не за деньги. «Городея», «Слуцк» — да, богатые команды. Остальные — 500-700, ну, тысяча долларов. В Слониме в 20 лет, помню, получал 120 долларов. Премиалка была 50. В богатых командах я не играл :).

— Так и зачем вам это нужно?

— Из любви к футболу. Плюс я работаю тренером в технологическом университете. Тренирую футбольные команды парней и девушек. В «Ислочи» многие ребята параллельно первой лиге работают.

— Все?

— Не все. Но есть автослесари, продавец автозапчастей. Кстати, вышел в матче против «Ведрича». Забил, заработал пенальти. Серега Лынько — отличный парень с фактурой тафгая :). «Ислочь» в этом плане команда своеобразная. Но мне нравится. Нравится играть, тренироваться, собираться каждый день, общаться, эмоции выплескивать. Процесс просто прекрасный. Не в деньгах счастье, в конце концов. И даже не в их количестве :). Поверьте.

Морг

— Вы играли в такой удивительно команде, как «БГАТУ-Нива».

— Руководил нами… Не помню уже фамилии человека, но, кажется, он был родственником Остапа Ибрагимовича Бендера. Собрал команду. Из довольно неплохих футболистов. Там был Дима Ковб, но мы не пересеклись. Миша Конопелько играл, еще кто-то. Для второй лиги неплохо. Человек пообещал всем денег. И после старта чемпионата они резко закончились. Завтра, послезавтра, потом — снова завтра. И так до конца сезона. Не помню, может быть, команда и снялась с чемпионата. Уникальный, в общем, человек. До этого работал в «Снове». Там была та же история.

— Все было грустно?

— Ну :). Была одна ситуация. Приезжаем на тренировку на Семашко. Поле принадлежит РЦОП-БГУ. Руководитель — Владимир Антонович Пигулевский. Персонаж колоритный. И вот выходит он к нам. Говорит: «Ребята, за поле не заплачено. Понимаю, надо тренироваться. Там через дорогу есть морг. Возле него поляна. Возьмите мячи, можете там побегать» :). И говорил на полном серьезе.

— Пошли к моргу?

— Не, в тот день тренировка не состоялась :).

— Что расскажете про СКВИЧ?

— А ничего. Задач не было, денег тоже. Проходил год экономии :). Тренировались на «Локомотиве». Поле к тому времени убили. Обидно. Стадион сам по себе никогда хорошим не был, а вот поле радовало. В общем, ситуация напрягала. Как могли, так и играли.

— И вы поехали в Армению.

— «Арарат» завершил первый круг чемпионата. 14 игр — 13 поражений и одна ничья. Позвонил Виталий Леденев. Говорит: «Поедешь?»

— Леденев занимался агентской деятельностью уже тогда?

«Первое мое впечатление от Армении было связано с жарой. +40, за +40. Непросто».

— Не знаю, наверное :). Он сам на меня вышел. Мы не были знакомы. Я собрался за сутки. Человек не семейный, меня долго уговаривать не надо было. Плюс гнетущая обстановка в СКВИЧе. Сел в самолет — и полетел. Рома Гаркуша подписался в одно время со мной. Многонациональная команда у нас получилась. Два белоруса, грузин, камерунец, россиянин, египтянин, три серба. Лимита на легионеров там нет. А вообще первое мое впечатление было связано с жарой. +40, за +40. Непросто. Мы стартовали с трех ничьих, а затем обыграли «Пюник». Чемпиона Армении. Подтянулись к предпоследнему месту. И тут началось непонятно что.

— То есть?

— Недовольны тем, этим, какие-то урезания зарплат. Руководителю стали не нравиться легионеры. Начались проблемы с деньгами. Вернее, с их выплатами. А денег там хватало. Руководитель был довольно богатым человеком. На то время жил в Америке. По-моему, был связан со швейцарской часовой компанией Franck Muller. Но платить не хотел.

— Почему?

— У «Арарата» были проблемы с федерацией футбола. Руководители конфликтовали. Но затем вроде помирились. «Арарату» дали гарантию, что команда не вылетит. Мол, не дадим, бренд для высшей лиги, куда без легенды. Наверное, финансовые передряги были связаны с этим. Все равно «Арарат» бы никуда не вылетел. Зачем напрягаться? Мне вот зарплату урезали.

— С какими обоснованиями? Есть же контракт.

— Контракты в Армении немножко не такие, как везде :). В документах прописывается зарплата в разы меньше, чем на самом деле. Сумма в контрактах — 100-200 долларов.

— Сколько платили вам?

«Главный тренер: «Какие премиальные? За Суперкубок три очка не дают». Вот и все на этом».

— В контракте стояло 200 долларов, получал 1500. Премиальные были 500. Они вообще не указывались. Получил две премии, на этом все закончилось :). Вот пример. Играли матч за Суперкубок. В отличие от Беларуси в Армении подобные встречи проводятся в середине сезона. Победили «Пюник» 2:1. Задается вопрос: «Что по премиальным?» Главный тренер: «Какие премиальные? За Суперкубок три очка не дают». Вот и все на этом.

— В период конфликта с федерацией команду душили?

— Да. Хотя при мне все уже было спокойно. Но ребята показывали одно интересное видео. Никогда раньше не видел, чтобы пенальти заставляли перебивать дважды. Назначается точка в ворота «Арарата». Вратарь тащит. Судья — перебить. Второй удар — вратарь тащит. Судья — опять перебить. С третьего раза «Арарату» забили. А вот первый свой матч проводил против «Гюмри». Тогда конфликт клуба с федерацией еще был актуален. Удалили двух наших игроков. Парень откинул мяч, проявил грубое недовольство — сразу красная. На другом явно фолят, он получает желтую за симуляцию, потом еще одну. Но это только раз. И вообще, в Армении мне понравилось.

— Говорят, на тренировках, несмотря на жару, запрещали пить воду. Правда?

— Было, честно. Первая тренировка моя в «Арарате». Жара — +40. Отыграли какое-то задание. Спокойно подошел к поилке, взял, иду, пью, подхожу к армянским ребятам — отворачиваются… Я говорю: «В чем дело?» — «Нельзя пить». — «Как нельзя?» — «Тренер запрещает»… Не знаю, почему так. После очередного упражнения снова пошел за поилкой. Тренер говорит: «Валера, привяжи эту бутылку к себе и бегай с ней!» — «Не пить не могу в такую жару». Вроде потом ко мне стали относиться лояльнее. Тот тренер считал, что пить во время занятий было нельзя.

Лас-Вегас 

— Как вы оказались в Кыргызстане?

— Человек вышел на меня. Через-через-через кого-то там. Один украинский агент был знаком со спортивным директором клуба «Абдыш-Ата». Требовались футболисты. Звонок: «Поедешь в Киргизию?» Я говорю: «Куда?» — «В Киргизию». — «А что там?» — «Нормальные условия, поверь мне. Финансы не особо, но в плане быта здорово». Со мной поехали еще три украинца. Прибыли. Тренер — голландец, как ни странно. Турецкого происхождения. Кант, город в котором базировался клуб, находится в 20 километрах от Бишкека — столицы Киргизии. Там расположена российская авиабаза. У нас в распоряжении было пять полей. Хорошего качества. Плюс искусственная поляна. Президент клуба являлся владельцем пивного завода. Реально фанат футбола. Лично в этом убедился через какое-то время. Человек делал очень многое для клуба, для города, для тамошних детей, в целом для страны.

— Вас просматривали?

— Да, ездили на президентский турнир в Туркменистан. Там и состоялся просмотр. Голландец говорит: «Если хочешь, оставайся». Я захотел.

— Какие условия были предложены?

— В Киргизии местные игроки получают очень мало. Копейки, если разобраться. Долларов 300 на тот момент. Даже игрок сборной получал максимум тысячу. А то и до тысячи. Кстати, киргизы недавно приезжали в Борисов, так двух ребят я узнал. Играли вместе. А вообще, насколько могу понять, киргизы в большинстве своем делают себе казахские паспорта и уезжают из страны. К соседям — в высшую, а если нет, то в первую лигу. Сами знаете, в Казахстане сейчас приличные деньги.

— Вообще, что такое киргизский футбол?

— Ну, вы видели матч сборных?

— Да.

— Играют молодые пацаны. В стране два толковый клуба — «Дордой» и «Абдыш-Ата». Остальные… «Алга» была на пике в советские времена. Кстати, там, кажется, Игорь Криушенко играл.

Так и есть.

— И еще кто-то из белорусов.

— И все-таки сколько вам платили?

— Официально я получал тысячу. Плюс президент клуба доплачивал мне еще одну. Втихаря от местных. Были премиальные. Небольшие. В районе 100-150 долларов.

— В «Ислочи» сейчас платят премиальные?

— Да. 100 долларов.

— Киргизия вам понравилась?

«В Киргизии кроме Центрального стадиона ничего нормального нет. А Центральный — это наш «Трактор». Вот такой лучший стадион страны».

— Довольно красивая страна. Горы, потрясающее озеро Иссык-Куль. Правда, есть Бишкек и есть остальная страна. В плане футбольной инфраструктуры все, конечно, очень печально. Кроме Центрального стадиона ничего нормального нет. А Центральный — это наш «Трактор». Вот такой лучший стадион страны. В остальном: деньги есть на заявку — хорошо. Собрали ребят — стали играть чемпионат. В лиге восемь команд. Играли в четыре круга.

— Как вы развлекались?

— В Армении с этим было легко. Ереван, как по мне, — это какой-то Лас-Вегас :). Я не любитель казино, редко посещаю. Но в армянской столице развлечений хватало. В Киргизии отдохнуть можно было только в Бишкеке. А вообще мое спортивное пребывание в стране получилось смазанным.

— Почему?

— После двух туров чемпионата в стране грянула революция.

— Расскажите.

— Провели матч. На следующий день парни из команды говорят: «Валера, в город завтра не иди». — «В чем дело?» — «У нас будет революция». — «Это как понимать? :)» — «Люди с других городов идут, будут власть менять». Я улыбнулся. Думал, придут, может, пару витрин побьют, разбегутся. Но в центре города началась настоящая война. За два дня погибло около ста человек. Естественно, я никуда не совался. Но все произошло настолько быстро… За два дня в стране поменяли власть.

— Как это отразилось на вас?

— Родные и близкие смотрели новости, звонили, говорили: «Возвращайся!» В городе творился кошмар. Я увидел его последствия спустя несколько дней. Вот представьте. Центр города. Недавно ты видел его в нормальном состоянии. А теперь сплошь разбитые автомобили. Сожженное здание прокуратуры. Одни стены только остались в копоти. Дому правительства тоже досталось. Неприятное зрелище. Было непонятно, продолжится ли чемпионат. Меня заверили, что все нормально. И действительно, буквально через пару дней соревнование возобновилось. А затем стукнул июнь.

— И что?

— Отыграли какой-то матч. Парни говорят: «На юге война. Узбеки воюют с киргизами». Включаем телевизор. Не знаю, кто кого спровоцировал, но началась реальная резня в южной столице Киргизии Оше. За пару дней полгорода было сожжено. По официальным данным, погибли несколько сотен людей. По неофициальным — несколько тысяч.

— И вы решили, что пора уезжать?

— Да. Сказал руководителям, что мне нужно уехать. Они спросили: «Вернешься?» — «А тут что-то еще будет?» Сказали, что будет. Ну, я уехал на две или три недели. Звонок: «Валера, чемпионат продолжится, возвращайся». Вернулся. Все как ни в чем не бывало. Доиграл в итоге сезон. Все. Вроде бы революций больше не было. Революции же просто так не случаются. Народ был доведен до предела. Основная масса жила бедно. Среднего класса как такового не было.

Пролапс

— Потом вы отправились в Таджикистан.

— Ай, про Таджикистан вообще не надо. Ну на фиг.

— Кинули?

— И не только. Никому не советую. Давайте о другом.

— Был еще Узбекистан.

— Был, но я не смог закрепиться. Вроде и подписал контракт с «Навбахором». Но по медицинским показателям вынужден был уехать. Имелись проблемы с сердцем. В другом клубе они могли решиться. Да, работники делали все, что могли. Старались договориться, но не получилось.

— Так в чем суть проблемы?

— Клуб должен предоставить гарантии, что футболист может играть по медицинским показателям. А у меня пролапс. С этим делом играют многие футболисты. Но у «Навбахора» не было должного административного ресурса, чтобы помочь мне. Имелись проблемы с федерацией из-за долгов. Им сказали: «Сидите и не рыпайтесь». Поэтому уехал.

— В «Ведрич».

— Да. После двух сезонов легионерствований.

— Автобус, говорят, у команды веселый.

— Да не. Сейчас новый купили. Ну, как новый — приобрели старую иномарку :). Разрисовали красиво — футболист бьет через себя. Не видели? Обратите как-нибудь внимание :). Хотя команда нормальная. Ничего плохого не скажу.

— Где вам понравилось больше всего?

— По отношению ко мне со стороны руководства — в Кыргызстане. Все было солидно и четко. Никаких вопросов. Финансы, быт — любые возникавшие проблемы решались быстро.

— Но вы ведь и забивали там.

— Сейчас играю центральным защитником. Начинал нападающим. В Киргизии играл впереди. Забил около 15 мячей. Но чемпионат из-за всех этих событий прошел за 22 тура.

— Вас могли натурализовать?

— Нет :). Такой мысли у меня не возникало.

— Хочется еще куда-нибудь?

— Уже все. Я наездился. После Речицы вернулся в Минск и понял, что хватит. Поэтому в «Ислочь» и пошел. Хочется еще в футбол поиграть. Тренируюсь, матчи провожу, на поле полностью отдаюсь. Футбол на второй план пока не ушел. Меня тянет к спорту. Понимаю, что хороший контракт уже не подпишу. А размениваться на что-то нет смысла. Я дома, в Минске, чувствую себя нормально. Никуда ехать больше не хочу.

+65
Популярные комментарии
0
Tatsiana
и сам тоже:)
0
Tatsiana
Фотографии классные:)
0
soccer.by
Простой парень,есть что рассказать...мир посмотрел,футбол поиграл...от чего негатив?он же ни на что вроде не претендует...
Написать комментарий 21 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+