Реклама 18+

«За восьмое место получали 2,5 миллиарда»

Евгений Троцюк — человек очень разносторонний. В родном Бресте он ассоциируется с существовавшим в девяностые «Брестбытхимом» и недолгим пребыванием на посту главного тренера тамошнего «Динамо». А в должности функционера уже много лет возглавляет областную федерацию футбола, параллельно работая делегатом УЕФА. В интервью Goals.by Троцюк рассказал о переходе Николая Сигневича в БАТЭ, огромных премиальных и многом другом.

C855dddc8871%20(1)Евгений Троцюк не скрывает своих тренерских амбиций Геннадий Козловский

Евгений Троцюк — человек очень разносторонний. В родном Бресте он ассоциируется с существовавшим в девяностые «Брестбытхимом» и недолгим пребыванием на посту главного тренера тамошнего «Динамо». А в должности функционера уже много лет возглавляет областную федерацию футбола, параллельно работая делегатом УЕФА. В интервью Goals.by Троцюк рассказал о переходе Николая Сигневича в БАТЭ, огромных премиальных и многом другом.

Комсомол, «Брестбытхим»

— У вас довольно богатая спортивная биография.

— И не только спортивная. Начинал работать в комсомоле, параллельно на полставки трудился с ребятами 1972-73 годов рождения тренером. А вот игроков 1974 года довел от начала и до конца. Из того выпуска в команду мастеров попали 13 футболистов. 13! Даже запасные!

— «Брестбытхим» помните?

— Как забыть? Серьезная самобытная команда, в становлении которой принимал самое активное участие.

— Как организовывались?

— Директор брестского завода бытовой химии и председатель правления предприятия были фанатами футбола. Наблюдая за своей командой на турнире «Хрустальный мяч», они увидели, что наши выпускники (тогда еще СДЮШОР-5) выглядят очень прилично. Затем «химики» выиграли чемпионат области и получили право выступать во второй лиге…

— И пригласили вас в свою структуру?

— Сначала было предложено провести матч. Мы победили. «Химики» видели, что наши ребята посильнее, и предложили объединиться. Но я поставил условие — возьму столько своих воспитанников, сколько посчитаю нужным. В итоге договорились. Кроме Андрея Любчука, который сразу пошел в «Динамо», остальных своих ребят взял в полном составе.

— А «бытхимовцы» у вас играли?

— Сильнейшие игроки — да. Но через год-два они уже не выдерживали конкуренцию. Мы тогда «проскочили» довольно быстро вторую лигу, а в первой уже требовались «дядьки». Вот поэтому пришли ветераны брестского футбола — Кудей, Рассихин, Сыроквашко, Павлючек.

— Помнится, «Брестбытхим» выступал довольно успешно.

— Мы в какой-то момент могли замахнуться на высшую лигу. Но я понимал, что Брест две команды на таком уровне не потянет — это было очень затратно, фактически неподъемно.

— Был другой вариант — объединиться с «Динамо».

«С руководителями «Динамо» у нас были не очень хорошие отношения. Ничего личного — просто мы конкурировали»

— С руководителями этого клуба у нас были не очень хорошие отношения. Ничего личного — просто мы конкурировали. Надо было садиться, договариваться — принципы и амбиции не позволяли руководителям этим заниматься. Тогда динамовцы как представители более «крутой» структуры рассуждали следующим образом: вы нам просто так игроков отдайте, а мы уже что-нибудь здесь придумаем, доведем все до ума.

— Кто в те годы руководил клубом?

— Владимир Геворкян. Клуб тогда являлся частным, а Геворкян был вроде Романцева — и тренер, и генеральный директор. Я же представлял, что должна существовать система. Команда в высшей лиге, в первой, во второй. Плюс школа. Мы ведь смогли наладить отбор ребят со всей области, старались работать на перспективу. Хотелось развиваться в этом направлении и дальше, но получилось так, что «Брестбытхим» «развалился».

— Почему?

— Причина была банальной. На заводе поменялся генеральный директор. Он не слишком жаловал футбол, поэтому после года сотрудничества честно сказал, что нас не потянет. В итоге, чтобы не потерять людей, мы в 1996 году перебазировались в Кобрин. А наиболее талантливые ребята сразу ушли на повышение в «Динамо». Одновременно из «второй партии» игроков мы сформировали еще одну команду третьего дивизиона — «Берест».

— Не потерялись, в общем.

— И ведь вся эта система очень классно сработала! В 1997 году, когда «Кобрин» был расформирован, а параллельно Геворкян летом забрал весь состав «Динамо», в главную дружину области пришли все сильнейшие ребята из тех команд, которые мы образовали. Они уже имели какой-то опыт, хотели играть на хорошем уровне. Футболистов хватало, пусть и опытных ребят было не очень много.

80%, агенты

— Что было с брестским футболом пару лет назад?

— За последние три года мы умудрились растерять все то, что собирали долгое время. Разрушили все, что имели. Когда я тренировал «Динамо», в команде было до 80 процентов местных воспитанников.

— Как объясняются перемены?

«Вдруг по прихоти одного-двух человек команда распродается. Объявляется, что тот и тот мне не нужны»

— Вдруг по прихоти одного-двух человек команда распродается. Объявляется, что тот и тот мне не нужны, после чего к нам массово начинают завозиться иногородние игроки, которые абсолютно не выше классом. Ладно, легионеры, способные выступать лучше местных. За ними могли бы тянуться наши молодые. Я понимаю, что тренер решает, ему виднее. Но в какой-то момент все это приобрело необратимый характер. Сейчас в команде своих ребят только четверо. Мы превращаем брестский футбол в выжженную землю! Каждый новый «деятель», который приезжает «спасать» «Динамо», считает себя эдаким мессией, рассказывает о том, какую пирамиду он построит, абсолютно не думая о фундаменте. Ему все надо здесь и сейчас.

— Но этих «деятелей» же кто-то приглашает?

— Их приглашает председатель правления клуба. Нормальным руководителем из числа последних был один — энергетик Владимир Шишко. Александр Шишко, который пришел ему на смену, много говорил, но абсолютно, с моей точки зрения, ничего не делал. После пришел такой же руководитель — Базанов.

— Бывший военком, как известно, подвергался очень серьезной критике болельщиков.

— Когда он пришел к власти, я был единственным человеком, который голосовал против этого назначения. Впоследствии у клуба и областной федерации футбола не было взаимопонимания.

— Неужели ничего нельзя было сделать?

— Нет, так как кандидатура председателя клуба согласовывается с губернатором. А я возглавляю общественную организацию.

— Теперь клубом руководит Вячеслав Сашко. Взаимопонимание налажено?

«С Сашко все нормально. Человек понимает: если он не очень хорошо разбирается в футболе, нужно быть хорошим дипломатом»

— Все нормально. Человек понимает: если он не очень хорошо разбирается в футболе, нужно быть хорошим дипломатом. Осознает, что при отсутствии в составе правления футбольных людей ничего не будет.

— Какие шаги по нормализации ситуации были предприняты?

— Весной этого года был изменен устав клуба, а в правление введены новые люди, которые имеют прямое отношение к футболу.

— Кто именно?

— Председатель областной федерации футбола, директор ЦОРа Владимир Кривченя, старший тренер министерства спорта по Брестской области Анатолий Новак, а также директор спорткомплекса «Брестский» Казимир Рингевич. Инициатором этих процессов, помимо Сашко, стал новый руководитель областного спортуправления Эрнест Николайчук.

— Чем занялось измененное правление клуба в первую очередь?

— У брестских футболистов в «Динамо» были самые низкие зарплаты в стране, а контракты заканчивались в конце этого года. Мы первым делом перезаключили соглашения с местными, объяснили ребятам, что именно на них будет строиться новая команда.

— Как часто сейчас собирается правление?

— По мере необходимости. Обсуждаем наиболее важные вопросы — трансферы, контракты, выносим коллегиальные решения. В этом году собирались уже раз шесть.

— Расскажете про трансфер Николая Сигневича?

«Агенты узнали сумму отступных по Сигневичу, после чего позвонили в Борисов»

— Инициировали продажу агенты игрока. Члены правления изначально не хотели расставаться с Колей, соглашение с ним было перезаключено. Но агенты узнали сумму отступных, после чего позвонили в Борисов.

— Агенты?

— Да, два человека. Один из них — Виталий Леденев.

— Этот трансфер многими воспринят неоднозначно.

— С одной стороны, «Динамо» теряет перспективного нападающего. С другой, деньги от перехода мы смогли потратить на выплату долгов. Плюс в контракте прописано: если игрок не пройдет в состав борисовчан в межсезонье, то отыграет в Бресте еще один год на правах аренды.

— Тренерская ситуация в «Динамо» вас сейчас тревожит?

— Я работу тренеров никогда не комментирую. Это неэтично.

— Хорошо. Сейчас упорно ходят слухи о том, что в будущем брестчан возглавит либо Владимир Геворкян, либо тандем Ковальчук-Прокопюк (разговор состоялся до отставки Владимира Курнева — прим. Goals.by).

— Принимать решение будет правление клуба. Если оценивать тех кандидатов, о которых вы говорите, то надо понимать, что это совершенно разный тип тренеров. Молодые брестские ребята уже созрели для ответственной работы, набрались нужного опыта, хорошо общаются друг с другом, не боятся обращаться за советами, так что в плане организации дел, думаю, проблем не будет. Что касается Геворкяна, то его руководство всегда осуществляется по принципу «я главный, а вы слушайте, что я вам скажу». Но это тоже управленческий стиль, и его надо воспринимать нормально.

— Многие считают, что Сергею Ковальчуку недостает харизмы.

— Скажу точнее. Вопрос энергетики в тренерской работе немаловажен. Уверен, что Сергей прекрасно сам все видит и понимает.

— Есть мнение, что руководители области без интереса смотрят на спорт и на футбол в частности.

«Насколько я знаю, губернатор сам раньше играл в футбол. Он к нам относится хорошо. То, что в его силах, всегда готов сделать»

— Абсолютно не согласен. Насколько я знаю, губернатор сам раньше играл в футбол. Он к нам относится хорошо. То, что в его силах, всегда готов сделать. Без проблем может помочь,  выслушать и реализовать конкретные предложения. Но, к сожалению, сейчас нет финансовых возможностей вывести команду на новый уровень. Бюджетное наполнение — пожалуйста. Финансовое положение в команде сейчас стабильное, зарплаты выплачиваются вовремя. 

— Правда, в начале сезона в «Динамо» были большие проблемы с выплатами.

— Во всех клубах есть проблемы. Такова наша реальность. Бывают периоды, когда команда сидит без денег. Мы в 2008 году тоже сидели, у нас тоже отдельные «товарищи» говорили о том, что «не за что тетрадку купить».

— Как быть?

— Зарплаты у игроков хорошие, можно не «жировать», делить деньги по частям и жить вполне нормально по несколько месяцев. Ну, а задача директора и главного тренера в таком случае по-человечески объяснить ребятам, чтобы потерпели. Ведь это все решается, еще не было ни одного случая, чтобы кому-то не заплатили. Потому что есть крайняя инстанция — суд. Да и команде запретят регистрировать игроков, будут проблемы с заявкой в чемпионат.

Хотя, конечно, задолженности имелись. Но откуда они взялись? Это цирк! По итогам прошлого сезона, в котором команда выполнила «задачу», заняв восьмое (!) место.

— И что?

— В «переходной» год, когда никто не вылетал напрямую и можно было наигрывать «костяк» из местных ребят, за восьмое место были прописаны такие премии, которые не снились никому!

— Сколько?

«За восьмое место получали 2,5 миллиарда! Главный тренер премировался на 100 миллионов»

— 2,5 миллиарда! Главный тренер премировался на 100 миллионов.

— Говорят, во времена Базанова озвучивалась инициатива по привлечению к футболу братьев Мешковых.

— Я думаю, что Мешковым это неинтересно. Их отец — гандболист. И братья вкладываются в команду в память об отце. Им можно за это сказать спасибо. А вот футбольных меценатов в Бресте, к сожалению, нет.

«Семечки», Василюк

— Ваша тренерская карьера в «Динамо» была не слишком выразительной. В том плане, что вы ассоциировались у болельщиков с эдаким временщиком.

— Я принял команду через пару туров после начала чемпионата, а в конце сезона мы ее вывели на шестое место. Могли бы и выше подняться, но не форсировали.

— Это как?

— Еще с 90-х перед «Динамо» была поставлена задача попадания в шестерку сильнейших. И только в чемпионате 2008 года мы ее выполнили. Я на протяжении всего сезона являлся исполняющим обязанности главного тренера. Геворкян, хоть и был отправлен в отставку, числился в клубе и получал там зарплату, так как уволить его не имели права. Когда, наконец, меня утвердили в должности главного тренера, команду озадачили попаданием в «пятерку». Прошло семь туров в сезоне-2009, и я сказал председателю правления, что эта задача для нас — «семечки». Мы были готовы бороться за «тройку».

— Смело!

«Убеждал учредителей, что гарантирую третье место в том сезоне! Но мне не были нужны два человека»

— Убеждал учредителей, что гарантирую третье место в том сезоне! Но мне не были нужны два человека. Не буду называть фамилии, но один из них до сих пор работает в «Динамо» и является в команде «серым кардиналом». Геворкян, Пунтус, Курнев — это его люди.

— Интересно.

— Он хороший парень, но взгляды у нас разные. Так вот — тогда мы с ним договорились, что в конце сезона расстаемся. Но вмешались обстоятельства. Я лег в больницу на лечение, команда немного сбавила обороты, а он тем временем смог убедить руководство клуба, что «они сами справятся».

— И что получилось?

— В итоге третье место оказалось не нужным. После этого пришел Пунтус, и на следующий год клубная смета была увеличена ровно в два раза! А результат оказался фактически тем же — пятое место. Уверен, что нам бы для тройки хватило прежнего финансирования.

— Вы боролись за то, чтобы остаться главным тренером «Динамо»?

— Конечно, работать мне хотелось. Но вмешались обстоятельства. Нервные перегрузки сказались на здоровье. Врач сказал, что в моем возрасте такие вещи чреваты непредсказуемыми последствиями. Поэтому я поставил перед руководством вопрос ребром — или убираете неугодных мне людей, или по состоянию здоровья ухожу я сам.

— В общем, решили поступить по-мужски.

— Держаться за кресло не собирался. Тогда было очень тяжело. Один брестский журналист оказывал мне информационную «поддержку». Когда команда шла на третьем месте, писалось, что все плохо. Зато когда «Динамо» опустилось в середину таблицы с новым тренером, все стало просто замечательно!

— Возникает ощущение, что у вас еще есть тренерские амбиции.

— Да, я этого не скрываю.

— А как же здоровье?

— Мне врачи рекомендовали только год-полтора отдохнуть. И потом — зачем же я тогда заканчивал в прошлом году тренерские курсы PRO?

— Если позовут не в Брест — поедете?

— Здесь нужно рассматривать конкретное предложение, а в Бресте или нет — не столь принципиально.

— Обида на руководство за произошедшее в 2009 году осталась?

«Предупреждал Александра Шишко постоянно, что с таким отношением брестская конструкция рухнет максимум через два года»

— Ну, как обида? Конечно, мне было неприятно. Я тогда предупреждал Александра Шишко постоянно, что с таким отношением брестская конструкция рухнет максимум через два года. Ему «умные» люди рассказывали сказки…

— В прошлом году ваше имя упоминалось в связи с вероятным назначением на пост генерального директора минского «Динамо».

— Разговоры на эту тему действительно ходили. Но с конкретным предложением ко мне никто не обращался.

— Хотелось еще спросить про Романа Василюка…

— Рому я достаточно хорошо знаю. Он ведь мог оказаться в «Брестбытхиме» в свое время.

— Любопытно.

— Была такая история. Последние свои полгода в СДЮШОР он занимался у меня с моими ребятами. Тогда хороших игроков из «Бытхима» мы уже поставили на стажерские ставки. Рома подошел и сказал, что хочет играть за нашу команду.

— Взяли?

— Хотели взять. Я сказал, что надо все сделать цивилизованно. Позвонил его прежнему тренеру Валерию Панасюку, оговорил все нюансы — надо же было заплатить детской школе соответствующую сумму. Прошло всего три часа — и Рома уже получал форму в «Динамо». Так вот случился определенный толчок в карьере Василюка.

— Кстати говоря, ведь при вашем руководстве командой состоялось его возвращение в Брест в 2008 году.

— Мне очень хотелось видеть Рому в составе. Я ему позвонил, спросил, хочет ли вернуться. Василюк согласился, но предупредил, что у него небольшая травма и в конце сезона он ляжет на операцию на паховых кольцах. Вопросов по нему никогда не было: ни по отношению к делу, ни по человеческим качествам. У меня Василюк был капитаном команды.

— Почему же тогда он уехал из «Динамо» при Пунтусе?

— Это вопрос взаимоотношений тренера и игрока.

— Есть ощущение, что своего последнего слова в «Динамо» Роман еще не сказал.

«Даже в свои годы Рома Василюк еще может принести пользу «Динамо»

— Пожалуй. Думаю, даже в свои годы Рома еще может принести пользу «Динамо». Да и желание вернуться в родной город у него наверняка есть.

— Сейчас вы являетесь делегатом УЕФА.

— Серьезная работа. В иерархии УЕФА делегат — это самая высокая и ответственная должность.

— Что входит в ваши обязанности?

— Руководство международными матчами, начиная от собраний и заканчивая послематчевыми пресс-конференциями. Все до мелочей.

— Критерии отбора жесткие?

— Очень. Сначала необходима рекомендация АБФФ, потом учеба. Решающий этап — стажировка. Ты ходишь за делегатом и смотришь, как он работает. А потом претенденту дается одна попытка для того, чтобы показать себя в реальных условиях. И примерно половина желающих после такого отбора отсеивается.

— Из какой среды можно попасть в делегаты?

— Вообще, делегатами могут становиться опытные в футболе люди, как правило, начальники международных отделов. По рекомендации национальной федерации. Один из самых главных критериев, помимо футбольных, — знание иностранного языка. У меня первое образование — иняз, поэтому мне в данном отношении было гораздо проще.

Фото в тексте: Екатерина Гарбулько, из личного архива Евгений Троцюка, из личного архива Геннадия Козловского. 

+37
Популярные комментарии
Richter
0
Наверное за то, что умел выращивать футболистов?
Ответ на комментарий Джон Оши
в Динамо футболисты его называли дачник или садовник
dom2
0
Молодец, в точку!
Ответ на комментарий Veter
-----При Троцюке была собрана самая мощная команда за последние 20 лет.------



Насмешил :-)))))


ПРИ РАЗИНЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!
Veter
0
-----При Троцюке была собрана самая мощная команда за последние 20 лет.------



Насмешил :-)))))


ПРИ РАЗИНЕ!!!!!!!!!!!!!!!!!
Написать комментарий 11 комментариев
Реклама 18+