Реклама 18+

«Думал, что Беларусь — это маленькая Россия»

Ги Стефан Эссаме сейчас и на слуху, и на виду. Сначала забил победный мяч борисовскому БАТЭ, затем — столичному «Динамо». Перед минской встречей Игорь Петрулевич съездил к камерунцу в гости. Полузащитник рассказал о подаренной ему Рамзаном Кадыровым машине, пообещал отдать Сергею Солодовникову и малиновый пиджак, и большие очки, если тот будет их использовать, а также поведал о знании пяти языков, опасности в Грозном, больших деньгах и штрафах в России.

Img_7256Ги Эссаме считает, что в южноамериканском футболе больше свободы, нежели в белорусском Яков Терешенков

Ги Стефан Эссаме сейчас и на слуху, и на виду. Сначала забил победный мяч борисовскому БАТЭ, затем — столичному «Динамо». Перед минской встречей Игорь Петрулевич съездил к камерунцу в гости. Полузащитник рассказал  о подаренной ему Рамзаном Кадыровым машине, пообещал отдать Сергею Солодовникову и малиновый пиджак, и большие очки, если тот будет их использовать, а также поведал о знании пяти языков, опасности в Грозном, больших деньгах и штрафах в России.

Солодовников, Чечня, YouTube

— Ты поспорил с Сергеем Солодовниковым, что в игре с БАТЭ забьешь головой. Почему именно так? Подобные голы тебе не даются?

— Нет-нет. Просто игра головой — это не самое мое любимое занятие на футбольном поле. Тренер всегда повторял мне, мол, если я забью ногой, это не станет удивлением. Но гол головой в моем исполнении он просто не представлял. Я хотел доказать, что все возможно. Мне повезло — оказался в нужный момент в нужном месте. Вот и забил.

— Как часто отличался головой?

— Это был мой первый подобный гол в карьере.

— Серьезно?

— Да я вообще забиваю не так много, как хотелось бы. До матча с БАТЭ у меня на счету было три гола. И вот случился четвертый вообще и первый головой.

— Этот спор увеличил твою мотивацию забить?

— Ну не только это. Для меня огромная мотивация — это три очка команды. А спор с главным тренером — лишь небольшая шутка. Гораздо важнее побеждать.

— Штука хорошая. Часто ли ты прибегал к подобным спорам в своей карьере?

— В «Тереке» случалось много таких историй. У нас была группа людей, которая постоянно на что-то спорила. Я входил в ее состав. Что-то вроде, если ты забьешь, то делаешь это, если нет, то это, и так далее. Но спорили, как правило, с друзьями по команде. Случаев пари с главным тренером я не припомню.

— Приведи пример.

— Однажды я поспорил с администратором команды. Суть такая: если я проиграю, то есть не забью, станцую по-чеченски. В общем, я проиграл. Пришлось танцевать. Этот администратор даже снимал видео, потом выложил на YouTube.

— И ты стал звездой YouTube?

— Не знаю. Не отслеживал. Но потом меня часто спрашивали об этом видео. Еще в Грозном. И даже в «Немане» партнеры по команде отыскали его и обсуждали немало.

— Ты спокойно относишься к таким шуткам?

«Жизнь слишком коротка, чтобы быть злым, нервным. Я стараюсь быть веселым все время, когда это возможно» 

— Да, мне нравится улыбаться. Жизнь слишком коротка, чтобы быть злым, нервным. Я стараюсь быть веселым все время, когда это возможно. Если могу поднять настроение команде, обязательно делаю это. После проигрышей у футболистов может случиться стресс. А шутки как-то расслабляют коллектив. Это хорошо.

— Назови три вещи, о которых ты думаешь, улыбаясь.

— Первое — это мой сын. Второе — камерунские друзья. Третье — музыка. Любая. Когда я слушаю песни, улыбаюсь. Я из Африки, соответственно, люблю африканскую музыку. Но мне нравятся и русские артисты, и американские. Иногда включаю их треки.

США, малиновый пиджак, Маскант

— Журналисты оценили малиновый пиджак и большие очки, в которых Сергей Солодовников пришел на пресс-конференцию после матча с БАТЭ. В твоем гардеробе много цветных пиджаков?  

— Да, хватает. У меня вообще много одежды. Есть пиджаки разного цвета: и голубой, и зеленый. Я могу подобрать еще несколько нарядов для тренера.

— По-твоему, Сергей  Солодовников был хорош в этом прикиде?

— Да! Он отлично выглядел. Я думаю, Виталич должен взять у меня этот пиджак. Ведь все говорили, что он красавец. И очки тоже отличные. Пусть их надевает тоже.

— Ты готов подарить ему их?

— Конечно! С удовольствием. Если он действительно будет использовать и пиджак, и очки, то обязательно подарю. Без проблем. После матча он мне вернул все это, но я могу снова отдать.

— Где ты покупаешь себе одежду?

— Большинство вещей я приобрел в обычных магазинах в США. Там проживает моя семья. И родители, и жена. Я провожу там много времени.

— Почему США?

— Мои родители давно туда переехали жить и работать. Вот и мы с женой выбрали эту страну. Супруга с сыном сейчас находятся в Вашингтоне.

— Сколько денег ты тратишь на одежду в месяц?

— Не могу сказать. Я уже не покупаю много вещей. У меня появился сын. Я хочу, чтобы он выглядел красиво. Так что все деньги трачу на него. Раньше, когда был один, мог себе позволить разную роскошь, теперь — нет.

— Окей. Сколько денег ты тратишь на одежду сына?

— Ох. Это неважно. Я просто стараюсь ему отдать все хорошее, что могу. В Африке у нас принято, что дети многое перенимают именно у родителей. Вот я и стараюсь ему привить умение хорошо одеваться, обучать его, как вести себя в жизни. Пытаюсь дать хорошее образование.

— Кто из твоих партнеров по команде выглядит лучше всего?

— Правда в том, что я нечасто их вижу вне футбола. Чтобы дать оценку, нужно понимать, как ребята одеваются каждый день. Кто-то сегодня выглядит лучше, завтра немного хуже. Точно я тебе не скажу. Вообще, каждый из них имеет свой определенный вкус. Но это не так важно. Мне кажется, одежда нужна еще для того, чтобы чувствовать себя хорошо. У меня нет цели одеться лучше, чем партнер по команде. Просто мне так комфортно, я счастлив, когда выгляжу хорошо. Надеюсь, у других так же. Мы не модели, чтобы задумываться об этом. Главное — чувствовать счастье внутри себя.

— Стилист Натали Роше, оценивая тренеров высшей лиги, поставила Сергея Солодовникова на третье место. Первым и вторым стали Виктор Гончаренко и Роберт Маскант соответственно. Согласен?

— Трудно сказать. К примеру, Роберт Маскант — голландец. У него другой менталитет. В Европе привыкли одеваться хорошо и со вкусом. И неважно, игрок ты или тренер. Поэтому я не удивлен, что его оценили так высоко. Как я уже сказал, не придаю большого значения внешнему виду других. Но я точно знаю, что мой тренер Солодовников всегда в порядке. Я вижу его каждый день, и он всегда был мне очень симпатичен.

Неймар, стратегия, Чилаверт

— Кто твой лучший друг в «Немане»?

— Игрок, с которым я провожу больше всего времени, это Серега Левицкий. Почему с ним? Трудно объяснить, все на уровне природных ощущений. С ним я чувствую себя комфортно. Надеюсь, Сергей тоже. Мы часто приглашаем друг друга в гости.

— Где вы часто проводите время?

— Пожалуй, мое любимое место в Гродно — это дом. Там мы и сидим. Иногда выходим в ресторан, иногда просто гуляем по городу. Мы говорим то на английском, то на русском. Беседуем обо всем. О жизни, о футболе. Мне нравится узнавать что-то новое. Познавать новых людей.

— Знаю, что ты дружил с Николасом Сеолином. Скучаешь по нему?

— Да. Иногда я действительно скучаю по нему. Но я должен уважать выбор Сеолина. Николас решил переехать в Италию, и я понимаю его.

— Сеолин сейчас в Италии, а ты начинал карьеру в Парагвае.

«Почему я выбрал Парагвай? В Южной Америке ты действительно можешь научиться играть в футбол»

— О, это отличное место. Почему я выбрал Парагвай? В Южной Америке ты действительно можешь научиться играть в футбол. Там много техничных ребят. Будучи молодым, в Парагвае можно быстро прибавить в своем мастерстве. Правда, там всего только четыре-пять команд топ-уровня. Все игроки, выступающие в Парагвае, ищут шанс уехать в Европу. Но при этом лига там хорошая, очень сильная.

— Почему ты не поехал сразу в Европу?

— Жизнь футболиста — это череда возможностей. Как только мне предложили уехать в Парагвай, я быстро согласился. Знал: смогу там многому научиться. И понимал, что оттуда еще легче уехать в Европу.

— Сравни белорусский и парагвайский футбол.

— В Беларуси очень большое внимание уделяется тактике. А в Южной Америке  каждому игроку дается много свободы. Тренер не нагружает мыслями о какой-то стратегии на матч. Возьмем Неймара. В «Сантосе» он мог обвести пять игроков и забить. В «Барселоне» мы подобного пока не видим. Дело в том, что в Испании он должен помнить о командной установке на игру. Так и в Беларуси, тут все очень организованно.

— И что тебе больше нравится?

— Все зависит от ситуации. Но я думаю, это великолепно, когда ощущаешь, что играешь вместе с кем-то. Круто, когда у тебя есть план на игру, и ты его полностью выполняешь. Поэтому я предпочитаю белорусский футбол. Ведь матчи выигрывает как раз команда.

— Но в таком случае ты не можешь быть свободным на поле.

— Нет-нет. Тренер же не запрещает мне совершать дриблинг. Стратегия — это лишь путь, по которому ты должен играть. Ведь в любом случае на поле ты используешь только свою голову. Футбол — это большой креатив.

— Главное, что ты запомнил в Парагвае?

«В Парагвае я чувствовал себя, как дома. У меня осталось много друзей»

— Люди. Они великолепные. Там все улыбаются. В Парагвае я чувствовал себя, как дома. У меня осталось много друзей. Ко мне подбегали простые ребята на улице. Спрашивали, откуда я, как дела, чем занимаюсь в Парагвае, чем помочь мне. Добрейшие люди.

— Вратарь Хосе Луис Чилаверт действительно популярен в этой стране?

— Лично мы не были знакомы. Но я играл за команду «Спортиво Лукеньо», в которой он начинал свою карьеру. И там я быстро понял, что Чилаверт — это легенда парагвайского футбола.

«Калаш», «Бугатти», Кадыров

— Это правда, что ты знаешь четыре иностранных языка?

— Ну да… Только, пожалуй, пять. Испанский выучил, когда играл в Парагвае. Раз. Английский сам по себе. Два. В Камеруне же мы разговариваем на французском — три. Еще я играл в Португалии в «Боавиште». Там пришлось учить язык. Ну и пятый — русский — освоил уже в Грозном.

— Так ты можешь стать лингвистом?

— Ой, это не мое. Мне кажется, пригожусь все-таки в футболе. Я просто счастлив, что в каждом месте, куда я приходил, у меня получалось выучить язык, понять культуру другой страны. Это хороший опыт.

— Нисколасу Сеолину ты рассказывал, что Грозный — это очень опасный город. Так и есть?

— Да! Особенно опасно было, когда я только приехал. Но с каждым годом в плане безопасности становилось лучше. Меня радовало это.

— Как ты ощущал эту опасность?

«Я не очень люблю агрессию и драки. А еще ненавижу пистолеты и автоматы»

— Я не очень люблю агрессию и драки. А еще ненавижу пистолеты и автоматы. Но как только я приехал в Грозный, каждый день видел людей с «калашами». Мне было страшно. Самое удивительное, что никто не угрожал. Наоборот, меня любили. Но ружья-то имелись в наличии. Почти у каждого был пистолет. Ко мне подходил болельщик, благодарил за игру, желал удачи, обнимал одной рукой, а во второй держал пистолет. Честно, я не чувствовал себя комфортно в те минуты. Я боялся. Но после двух лет привык к такому образу жизни, да и тем более остался жив.

— Ты знал об этой опасности перед приездом?

— Нет. Но уже не было обратного пути. Родители научили меня простой истине. Если ты приехал в Рим, ты должен жить, как римляне. Если ты приехал в Беларусь, попробуй стать белорусом. Местные жители не будут подстраиваться под тебя. Ситуация так сложилась, что я подписал контракт с «Тереком», назад пути не было. Попытался привыкнуть к такой жизни. Плюс меня успокаивало, что я не являлся единственным легионером в команде. Говорил, раз другие иностранцы здесь живут, то и я смогу. В итоге провел замечательные пять лет в Грозном.

— Почему так долго?

— Правда заключается в том, что я не очень люблю часто менять клубы. В отличие от остальных футболистов. Если я выбрал одну команду и вижу, что спортивный проект действительно стоящий и все работают на его развитие, то почему бы не задержаться там? Часто менять клубы — это не очень хорошо. Постоянно искать лучшей жизни неправильно. Все в Грозном было хорошо. Я не видел смысла переезжать. И чувствовал, как из года в год мы двигались вперед.

— Значит, ты задержишься в Гродно на года два-три?

— Я бы не стал об этом говорить сейчас. Но нет ничего невозможного. Если мы будем идти вперед, почему бы и нет. Меня все устраивает. Отличные люди, город, команда, тренер.

— Распространено мнение, что российская премьер-лига — это чемпионат больших денег. Согласен?

— Да. Там много денег. Это правда. Иногда даже настолько больших, что людям трудно представить их.

— В «Тереке» у тебя был самый выгодный контракт за всю карьеру?

— Да, мне хватало денег. И не секрет, что контракт был самым заманчивым.

— Правда, что в Грозном футболистов пугали штрафами в случае проигрыша? А еще грозились посадить в яму.

— Кто тебе сказал? Сеолин? Он меня немного неправильно понял. Я хотел сказать, что там очень строгая дисциплина. Каждый должен тренироваться в абсолютно одинаковой форме. Если забыл что-то надеть, к примеру, щитки, то получаешь штраф. Опоздал на тренировку — штраф. Но это нормально. Это топ-уровень.

— Как часто и насколько большие штрафы ты получал?

— Суммы я уже не помню. Они не громадные. Вообще, за пять лет меня оштрафовали только три раза.

— В «Анжи» Сулейман Керимов подарил Роберто Карлосу автомобиль «Бугатти». Возможно, Рамзан Кадыров презентовал тебе нечто подобное?

«Рамзан Кадыров любит футбол, любит «Терек», как своего сына. Он каждый год тратит много денег, но делает это системно»

— Трудно сравнивать этих двух руководителей. Рамзан Кадыров любит футбол, любит «Терек», как своего сына. Он каждый год тратит много денег, но делает это системно. Это не происходит разово. Он никогда не дарил много машин просто так. Но если кто-то показывал великолепную игру, Рамзан поощрял его.

— Так он дарил машины?

— Да.

— А тебе?

— У меня был подарок.

— Машина?

— Да.

— Почему ты так не хочешь говорить об этом?

— Ну, я же сказал уже :). Просто есть такие вещи, как, к примеру, разговоры в раздевалке команды, которые никто не должен знать. Так вот, о теме подарков я тоже стараюсь не говорить. Но не скрываю, что Рамзан тратил много денег на команду.

Расизм, «Жигули», аэропорт

— Ты ощущал проявления расизма в Беларуси?

— Нет, не было такого. Знаешь, иногда кто-то может почувствовать расизм. Порой люди хотят причинить боль другому человеку. И в таком случае они используют что-то обидное. Для темных людей расизм является такой темой. Но мы должны относиться к этому спокойно. Я провел в России пять лет. Все говорят, что это расистская страна. Может быть, это из-за моего образа жизни, но я так и не почувствовал проявлений расизма. А если когда-нибудь что-нибудь и произойдет, то сделаю вид, что ничего не случилось. Если тебе говорят о расизме, улыбнись. Я стараюсь делать именно так. Вообще, неважно, какого ты цвета. Мы все люди. Цвет кожи не делает тебя лучше.

— Наверняка ты согласен с политикой ФИФА «Против расизма». Значит, эта организация признает проблему?

«Просто из ста человек на этой земле встретится только два-три расиста. Это абсолютное меньшинство»

— Но это не проблема ФИФА, и не проблема футбольных клубов. Беда заключается лишь в некоторых людях, у которых нет образования, они злые и пытаются вылить свою агрессию через расизм. У меня же много-много белых друзей. Просто из ста человек на этой земле встретится только два-три расиста. Это абсолютное меньшинство. Кстати, они могут быть и среди черных людей.

— Назови три вещи, которые тебя удивили в Беларуси, и мы разойдемся.

— Я думал, что Беларусь — это маленькая Россия. Оказалось, все не так. Ведь там порой творились сумасшедшие вещи. Первое мое удивление произошло в аэропорту Минска. Девушка, которая меня встретила и разбиралась с моей визой, говорила по-английски. Я хотел перейти на русский. Она сказала, что не надо. Она говорила великолепно. За пять лет в Грозном в тамошнем аэропорту я ни разу не встретил человека, который бы говорил на английском. Только русский-русский. Это же кошмар.

Второе — это чистота. Я уже рассказал, что побывал во многих странах. Беларусь — это самое чистое место, которое я видел в своей жизни.

И еще одна вещь, которая меня удивила здесь, — это машины. В России я видел много автомобилей марки «Жигули» и «Волга». Это типичная российская машина. Думал, здесь то же самое. «Лады», к примеру, будут ездить. В плане машин Беларусь — типично европейская страна. Это было удивительно. Но здесь не так много очень дорогих машин. В России же можно увидеть «Бугатти», а рядом будут припаркованы «жигули». Поразительная разница. Здесь есть «Мерседес», а рядом «Ауди». Это нормально, и это создает хорошее впечатление о Беларуси.

Фото в тексте: Яков Терешенков, Ярослав Ванюкевич, из личного архива Ги Эссаме. 

+125
Популярные комментарии
moysimferopol
0
Ответ на комментарий s.link
В сравнении с рашкой у нас больше языки знают, в сравнении с польшей, литвой - меньше
ёжик
0
молодец стефан!
Madridista
0
хороший парень
Написать комментарий 35 комментариев
Реклама 18+