Реклама 18+

«Не обыграете БАТЭ, здесь и закопаем»

Трехкратный чемпион Беларуси Артем Гончарик закончил с футболом после развала «Партизана». Встретившись с Андреем Масловским, экс-нападающий БАТЭ и «Шахтера» рассказал, как осваивался в обычной жизни, о снах, в которых забивает незабитые мячи, учебе на сварщика, игроке Викторе Гончаренко, боязни летать, Юрии Вергейчике, разуверившимся в тренерстве, и о незабываемой установке Юрия Пунтуса накануне матча с «Миланом».

GoncharikАртему Гончарику не хватило всего гола, чтобы войти в «Клуб-100». partizan-minsk.by

Трехкратный чемпион Беларуси Артем Гончарик закончил с футболом после развала «Партизана». Встретившись с Андреем Масловским, экс-нападающий БАТЭ и «Шахтера» рассказал, как осваивался в обычной жизни, о снах, в которых забивает незабитые мячи, учебе на сварщика, игроке Викторе Гончаренко, боязни летать, Юрии Вергейчике, разуверившимся в тренерстве, и о незабываемой установке Юрия Пунтуса накануне матча с «Миланом».

— Как вам без футбола?

— Привык, но сперва было тяжело. Тяготило отсутствие занятости. Куда себя применить вместо игр и тренировок? До сих пор не хватает того адреналина.

— Футбол подразумевает четкий режим дня. Долго продолжали просыпаться рано?

— Я любил поспать и в семь утра никогда не вставал. Зато теперь могу в шесть подняться. На сборах мог не ходить на завтрак. За 20 минут до тренировки проснуться, выпить кофе, съесть печенюшку и бегом на занятие.

— Рекорд подъема?

— Смотря во сколько игры и тренировки. Если в 6-7 вечера, мог спокойно спать до 12. В Солигорске тренировки всегда были вечером. Так что спал до обеда.

— А столько спать нормально для спортсмена?

— Ну, если я себя чувствовал в порядке, значит, нормально. Кто-то сова, а кто-то жаворонок. Мне было лучше тренироваться вечером.

— Спать ложились позже всех?

— Я не знаю, во сколько другие засыпали. В Солигорске один жил, а в остальных командах все по квартирам. Не буду же звонить и спрашивать. На сборах? В БАТЭ, например, было все строго. Юрий Пунтус в 11 часов ходил и проверял, выключен ли телевизор. Зайдет, дурака врубишь, будто спишь — он погладит по головке и уйдет, а ты включаешь и дальше смотреть.

Когда на Кубке Содружества играли, жили в отеле «Космос». А там номера обязательно надо закрывать. Ох, у него и паника была: ни зайти, ни проверить! Полотенцем низ двери забил, чтобы свет не проходил, глазочек ваткой закрыл — типа спишь, а сам тихонечко телевизор смотришь. Ну как в 11 часов можно заснуть?! Я не понимаю. В «Витебске» жил с Эдиком Мором. С ним могли вообще общаться до часу ночи. Обсуждали различные моменты, игры, проблемы.

— Его спартаковское прошлое?

— Много чего рассказывал. Про Васю Баранова и Владимира Бесчастных много говорил.

— Что про Баранова?

— Пусть Василий сам расскажет, если захочет.

— Мор такой же спокойный, как и на поле?

— Очень. Без звездности парень. Караоке, правда, любит, негодяй. Так что с ним весело было. Мы не просто соседствовали по комнате. Мы сдружились. Он крестный отец моего младшего сына. Недавно приезжал в Бобруйск, мы встретились, пообщались.

— Как его занесло в Витебск?

— Хотел играть поближе к дому, а предложения были по первому дивизиону России. А Витебск к Москве близко. После матча прыг в машину — и дома.

— Что поменялось, коль стали вставать рано?

— Работа появилась.

— И где работаете?

— Давайте не будем об этом говорить. Работа со спортом никак не связана.

— Окей. Почему решили закончить?

— По состоянию здоровья — у меня больная спина. Да и не то чтобы я решил. Поиграл бы еще, но устал мучиться. Я больше лечился.

Фото: vk.com.

— Можно было во второй лиге поиграть для себя.

— А жить за что? Да и не умею я наполовину.

— А в «Партизане» будто было за что жить.

— Не было тотального безденежья. Зарплату давали нормальную. К тому же у меня была бонусная система. Если играл, получал больше. Спину постоянно смотрел доктор клуба Андрей Ясюкевич. Если возникали проблемы, говорил, что делать. Держал меня на плаву. Если бы «Партизан» не развалился, поиграл бы еще. С этим доктором точно.

«В один год и конец карьеры, и семейной жизни».

Можно было ехать куда-то. Но медицина… В общем, подставлять кого-то не хотелось. К тому же были проблемы личного характера. Я разводился. В один год и конец карьеры, и семейной жизни.

— Трудный был год?

— Следующий труднее. 9 января обычно уезжал на сборы, а сейчас дома. И семьи нет. Был в поисках себя. Пошел учиться на второе высшее. Осваиваю экономику управления гостиниц и ресторанов. Очень интересно.

— Когда игроки «Партизана» выходили на вторую стыковую игру с «Витебском», они знали, что клуб банкрот?

— Нет. Я с Румбутисом до этого разговаривал, и он уверял, что все будет нормально. Людас Ионович верил до последнего, переживал, но не получилось. Ждали «Газпром», но россияне отказались. Это уже после отпуска нам сказали, что клуба не будет и можно уходить по предложениям. Ну и начали разлетаться соколы.

— Ваше отношение к тому, что делают фанаты клуба сейчас?

— Респект им и уважуха, говоря молодежным сленгом. Снимаю перед ними шляпу. Хочется верить, что у парней все получится. Хотя есть опасность, что у нынешних лидеров появятся другие заботы и их пыл охладеет. У фанатов ведь тоже есть смена поколений. И нужно, чтобы молодые прониклись такой же идеей.

Фото: Goals.by/Иван Уральский.

— Вам предлагали тренировать «Партизан»?

— Нет, но если бы предложили, то рассмотрел бы. Мне ведь до сих пор снится футбол. В первый год не снился, а сейчас начал. Что? Неудавшиеся матчи, которые переиграл бы с удовольствием. «Шахтер» — БАТЭ в 2007-м, к примеру. Вели 3:1, а проиграли 3:4. Я на замену вышел и не использовал 100-процентный момент, после чего получили контру и гол. Так вот во сне я забиваю :).

— Вы присутствовали на одной из игр команды в сезоне. Как вам уровень второй лиги?

— Не буду говорить :). Скажу так: два человека понравились. Фамилии, естественно, не помню. Попал на матч не случайно. Пресс-атташе предложил. Никаких оваций не было. Да я и не афишировал. Посидел тихонечко в сторонке, посмотрел.

***

— Много интервью раздали за карьеру?

— В моем понимании достаточно. Помню первое. 1999 год. БАТЭ победил в Лиде 3:0. Я тогда вроде даже два забил. «Прессбол». Сергей Новиков. Волновался — ребята ж затравят потом. Но ответы не обдумывал. Даже не помню, о чем спрашивали. Наверное, как пришел в футбол, кто первый тренер.

— А как, кстати?

— Играл возле школы. Тренер заприметил: «Где занимаешься?» — «Нигде». Попросил адрес. Вечером пришел домой, познакомился с родителями — и все.

— Ребенком хотели в «Динамо» попасть?

— Отец водил на игры «Динамо». Практически не пропускал ни одной. Конечно, хотел. Но получилась «Смена». И ладно. На первом месте был сам футбол, а не конкретная команда. К тому же в «Смене» самые лучшие условия для детей: инфраструктура, поля, зал зимой, лагеря. Сутками там околачивались.

— Как это на школе отражалось?

— До пятого класса нормально, а потом стали возникать проблемы. Я в разъездах, а друзья-то никуда не делись. После долгих разлук хочется погулять, поговорить. А где в школе говорить? На уроках. Какая тут учеба?

— Много прогуливали?

— Нет, но меня никто не контролировал. Учишься и учишься. Родители только ходили на собрания и краснели. Хочется выразить им огромную благодарность и сказать большое спасибо за поддержку и понимание. Все свои футбольные успехи посвящаю им и своим детям.

— Буянили?

«Вызывает учительница. «Не пойду» — «Почему?» — «А я голый».

— Зима. Снега по колено. Урок физкультуры, а после него алгебра. Сменку в то время уже никто не брал с собой. Ну, я и предложил поиграть в футбол. Получили море удовольствия, но вымокли. Пришли на алгебру: носки, ботинки, штаны на батарею. Учительница начинает вызывать: «Такой-то к доске». — «Не пойду». — «Два». Второго, третьего, четвертого вызвала — итог один. Доходит очередь до меня. «Не пойду». — «Почему?» — «А я голый». — «Гончарик, завтра без родителей не пущу!»

А у меня до этого был крупный залет, и при рецидиве родители обещали лишить карманных денег. Думал, как спастись. А я жил с отчимом, называл его папой, но об этом в школе никто из учителей не знал. А с настоящим отцом мало общался, но он жил в том же доме. Ну, я к нему: так и так, пап, надо сходить. Согласился. Свою проблему решил, а у друзей такого варианта не было. Говорю, скидываемся на пару бутылок водки. Идем в пивнуху недалеко от школы, выбираем более-менее нормальных мужиков и выдаем за отцов. Так и сделали. Никто ничего не понял.

— Сидели на «камчатке»?

— Конечно. А где же еще?!

— Вам рисовали оценки из-за футбола?

— Не было такого. Увлекаешься футболом — увлекайся. Это уже в училище, когда начались сборы со «Сменой-БАТЭ», мастер прикрывал. Тогда действительно много стал пропускать.

— Какое училище?

— Строительное! Надо ж было учиться. По диплому я электрогазосварщик. Но сварку ни разу не держал в руках. Я даже на «госах» не присутствовал. Мастер, мама и первый тренер Виталий Борисович Белоблодский ходили за меня и сдавали, а я на сборах был :).

— Как оказались в главной команде БАТЭ?

— В 1998-м после игры за «Смену-БАТЭ», которая тогда была чем-то вроде фарма борисовчан, выхожу на улицу. Стоит Юрий Иосифович (Юрий Пунтус — Goals.by): «Садишься в машину и едешь на базу к первой команде». Сел, приехал. Утром покушал, сижу в номере. А жили мы в гостинице, а наверху — общежитие. Слышимость была сильная. Скажешь в одном конце коридора — в другом слышно. Слышу, Пунтус говорит Гончаренко: «Витя, позови мне всю защиту». Вскоре вышел прогуляться, вижу, Саша Федорович идет. Говорю ему о том, что звали минут 20 назад. Дальше со слов ребят. Идет собрание, обсуждают предстоящий матч, залетает Саша: «Иосифович, вызывали?» — «Нет, а кто сказал?» — «Да молодой». А там Вася Хомутовский сидит — он по плану тренера должен был играть. В общем, подставил Федоровича. После выходного захожу в раздевалку, жму ему руку. Он в ответ: «Специально? Нет? Ну, смотри» :).

— Вы на золото 1999-го не наиграли.

— Почему?

— Во всех источниках указано, что вы чемпион 2002 и 2005 годов.

— У меня есть медаль. Я же 16 игр сыграл и звание мастера спорта получил. Тогда за чемпионство давали.

— А подарки?

— Тоже. Телевизор новый подарили. Дома до сих пор стоит, работает.

— Как отмечалось то чемпионство?

— Выиграли в Солигорске, прямо там по горячим следам организовали банкет. Потом приехали в Минск, пошли в ресторан. Чествование после сезона было в Борисове. Сначала в ДК, а потом в ресторане «Березина». Все было на уровне. Салют и все такое.

— Каким был Анатолий Капский тогда?

— Я с ним мало общался. Здоровались только. Но энтузиазма много было. Ну и вечная улыбка.

— Вспыльчивость?

— Присутствовала, но меня как-то не касалась. Говорю, мало с ним общался. Но он любил нас, как своих детей. Если хорошо — по головке гладил. Если нет — высказывал все в лицо.

— Вы же застали Виктора Гончаренко игроком.

«Игрок Гончаренко — собака просто! В хорошем смысле. Всегда злой. Что на тренировках, что в играх».

— Да. Собака просто! В хорошем смысле. Всегда злой. Что на тренировках, что в играх. Но это нормально для игрока его амплуа.

***

— Как вы оказались в «Шахтере»?

— Когда уходил в аренду в «Белшину», был разговор с Юрием Пунтусом, что после возвращения финансовые условия будут меняться. Вернулся — разговора нет. Зашел: «Что по мне?» — «У тебя контракт, ты остаешься». — «Так мы договаривались о другом». — «Я к Капскому не пойду за квартирой. Ты на нынешних останешься?» — «Нет». У меня уже семья была, жена вот-вот должна родить. Вскоре позвонил Юрий Вергейчик: «Не хочешь перейти?» — «Хочу». Встретились, обговорили условия. Прошел медосмотр, пожали друг другу руки и все.

— Не жалели, что переехали?

— В первые два года нет. А вот потом надо было уходить. Почему? Это ж Юрий Васильевич. Своеобразный человек. У него свое видение и отношение к футболу. Как бы это сказать… Есть все, а есть он. Обычный игровой момент. Два разных футболиста действуют абсолютно одинаково. Один красавец, а второй — самый нехороший человек. И вот на третий год я стал этим вторым.

— А до этого были красавцем?

— До этого он мне ничего не говорил. Были другие нехорошие. Хотя после первого сезона вообще сказал, что я ошибка селекции.

— «Шахтер» же тогда Кубок выиграл, а вы стали лучшим бомбардиром розыгрыша.

«Вергейчик вызывает: «Артем, ты у меня будешь в дубле гнить, но я чисто политически тебя Пунтусу не отдам».

— Да. И третье место взяли. Я ж говорю — Вергейчик... Ошибка так ошибка. Украинцы интересовались моей стоимостью, но что-то не срослось. Юрий Иосифович звал в «МТЗ». Согласился. Вергейчик вызывает: «Артем, ты у меня будешь в дубле гнить, но я чисто политически тебя Пунтусу не отдам». Остался.

— И в дубле не гнили.

— Да, стал чемпионом в третий раз. Это ж Юрий Васильевич. Он может делать одно, а говорить другое.

— А тренер он сильный?

— Хм…

— За счет чего удалось выиграть тот чемпионат?

— Коллектив подобрался сильный. Мы понимали, чего мы хотим, а Юрий Васильевич рассказал и показал, как это сделать. И вокруг все сошлось как нельзя кстати. В БАТЭ шла смена поколений. В «Динамо» — чехарда, а «МТЗ» только создавалось. «Гомель» еще был, но как-то так…

Фото: vk.com.

— В тот год «Шахтер» потерпел всего одно поражение за тур до конца от минского «Динамо». Для вас было принципиально остаться непобежденными?

— Скорее, это было сопутствующее. Задачу-то выполнили. Конечно, хотелось сохранить ноль в графе поражения. Тем более в матче с «Динамо» и с учетом особого настроя Юрия Васильевича. Он же всю жизнь мечтал там работать. Спал и видел себя в клубе. Но, мое мнение, Вергейчик как тренер закончился после Лиги чемпионов.

— А что там было?

«Вергейчик понял, что тренеров могут снимать. А вот того, кто может снимать, особо не трогают».

— Мы дважды проиграли «Широкому Брегу» по 0:1, и он разуверился в тренерстве. Ушел в себя, отстранился от команды. Нас тренировали Боговик и Вергеенко. А потом понял, что тренеров могут снимать. А вот того, кто может снимать, особо не трогают.

— В этот период у «Шахтера» была завидная домашняя серия без поражений, насчитывавшая более полусотни матчей. Думали об этом перед играми?

— Об этом соперник думал. Никакого секрета — стечение обстоятельств. Это Солигорск. Там тяжело, радиация высокая. Мы привыкли, а приезжие футболисты запросто могли недомогание какое-то почувствовать. Да и болельщики поддерживали до конца. Народ же приходил, трибуны забивались.

— Сейчас на «Строителе» двух тысяч не собрать. Вы помните аншлаги?

— Да. Если навскидку, то с «Араратом» и «Черноморцем» в еврокубках. Ну и на БАТЭ в 2006-м, когда 3:2 выиграли. Снега по колено, а трибуны битком. Да и вообще, на моей памяти полупустых трибун не было. Но надо отметить, что солигорский болельщик очень специфический. В 2007-м довелось сыграть три матча за две недели против минского «Динамо». На Кубок и в чемпионате. Первый матч Кубка: «Динамо» возит, мы 1:0 выигрываем. Ответная встреча — то же самое. Поехали на выезд в чемпионате — снова возят, обыгрываем 2:0. Во втором круге уже была игра дома. Картина с точностью до наоборот: возим весь матч, мяч не лезет в ворота. А они бах-бах — и 0:2. И тут началось: свист, да вы такие сякие и прочее. Не поймешь, в общем.

***

— В шахту спускались?

— Да, на глубину 600 метров. Предупреждали, что лифт будет двигаться со скоростью 20 км в час, а казаться будет, будто все 200. Так и получилось. Придавливало знатно. Выходим из лифта, а там смена идет. А дело было перед игрой с БАТЭ. И мужики: «Не обыграете БАТЭ, здесь и закопаем». 5:1 выиграли!

— Вся команда спускалась?

— Нет. Дима Беспанский отказался — фобия. Дима вниз боится, а я вверх. Самолеты для меня — больная тема.

— А как на сборы добирались? Вы ж не заказывали, как Бергкамп, себе сухопутный транспорт.

— Ну как. Летишь, трясешься, самолет раскачиваешь :). Как стал постарше, втихаря вискариком успокаивался. Тренеры входили в положение. Я же только на время полета. Потом ни грамма.

— Как поняли, что боитесь?

— Кстати, первый полет прошел нормально. Мы летели с юношеской сборной во Францию на отборочный турнир чемпионата Европы. А потом начались катастрофы, смотрел, на подкорке все это откладывалось. Ну и мужской коллектив жестокий. И шутки бывают соответствующие. На фоне этого и развилась боязнь.

«Во время выступлений в БАТЭ как-то ушел прямо с трапа самолета».

Даже как-то на игру «Шахтера» с «Нистру» не полетел. Подошел к Вергейчику: «Не берите, боюсь неимоверно». Юрий Васильевич пошел на уступку и не взял. Спасибо. А во время выступлений в БАТЭ как-то ушел прямо с трапа. Летели на сбор, и была задержка на 40 минут. И меня начали подкалывать, что проблемы с двигателем и так далее. В общем, прямо перед трапом развернулся и уехал домой. Хорошо, что Юрий Иосифович с пониманием отнесся и не наказал.

— Каков ваш самый долгий перелет?

— Четыре с половиной часа летели в Болонью на Кубок Интертото на АН-24. Ужас.

— Сколько стаканов виски выпили?

— Тогда я в БАТЭ играл, какой виски :)!

***

— Вы остановились на отметке в 99 мячей во всех турнирах.

— Да ладно. Что, одного не хватило? Зачем вы так :)? И что я должен сказать?

— Не знаю, думал, вы считали.

— Следил за «Клубом-100». Но как-то потом прекратил. Да и не видел большой разницы в голе или голевой передаче. Но все равно обидно. Анализируешь сейчас: там не забил, там промахнулся. Помню кошмарный матч в этом плане. Готовились «Витебском» к встрече с «Неманом». После предыгровой тренировки узнаю, что родился ребенок. Сами понимаете, хотелось отпраздновать голом и сделать «люльку». Три выхода один на один не реализовал. С пяти метров в штангу попал. Пенальти не забил. Не шел мяч в ворота! Перед этим у Александра Тадевосяна дочь родилась — забил брестскому «Динамо», покачали. Следом у Артура Восканяна — выиграли у минского 1:0. Забил — сделали. А на своего сына не смог…

— 0:0 закончили?

— Нет. 1:0 — Паша Ситко забил. Но забыл, видимо, и не покачал.

— Помните самый главный свой мяч?

— Да все важные. Курьезный? Было дело. Играли с брестским «Динамо» после победы в Кубке. Вышли, что называется, после шампанского. Проигрываем 1:2. И во втором тайме поднимается сумасшедший ветер. Мяч вверх подбиваешь — он улетает в сторону. У брестчан на воротах стоял молодой парнишка. Подаю штрафной с центра поля, он выходит на перехват — мяч ветром за спину. Кое-как касается руками, мяч в перекладину, отскакивает на линию, где стоит Гукайло и сравнивает. Проходит пять минут — угловой. Подбил просто вверх, как в регби — высоко-высоко. Парень снова на перехват, и мяч напрямую залетает в рамку. Но это не все. Вдруг ветер успокаивается. Что-то начинаем разыгрывать перед штрафной. И тут Вадик Бойко решает пробить метров с 25. Я уклоняюсь от мяча и кричу: «Бой, куда ты бьешь!» А он как дал мне в задницу, а от нее мяч рикошетом в ворота — 4:2. В общем, веселый матч был. 5:2 выиграли.

— Есть на видеокассетах игры с вашим участием?

— Целиком — немного, а вот нарезка голов есть. Когда сделал, показывал сыновьям. Старший вообще застал мою игру живьем. Кстати, оба занимаются футболом.

— Успешно?

— Ой, по мячу попасть не могут :). Маленькие ж еще: девять лет и пять.

***

— Ваша бывшая жена занималась пулевой стрельбой. Успела привить любовь к оружию?

— Ну как сказать. Винтовка в деревне где-то лежит. Дед купил внуков развлекать. Старший сын стрелял даже.

— Чем вы увлекаетесь?

— Я очень сильно женат на работе. А вообще, хоккеем.

— Играете или смотрите?

— И играю, и смотрю. Жалко, наши традиционные встречи футболистов прекратились. Мы собирались. Надеюсь, в этом году возобновим.

— Кто самый крутой хоккеист среди футболистов?

— Витя Гончаренко, Вадим Скрипченко, Саша Ермакович, Игорь Стасевич, Паша Беганский, Сергей Сергель, Сергей Крот — вот эти ребята хорошо стоят на коньках.

— А вы?

— А я стараюсь :). В детстве на воротах стоял за ЖЭС на «Золотой шайбе». На уровне района даже что-то выиграл. И в БАТЭ на сборах, когда были занятия на льду, Хабибулиным был.

— На «Минск-Арену» ходите?

— Конечно, стараюсь не пропускать ни одной встречи. Даже несмотря на последнюю строчку в дивизионе, интерес к «Динамо» не потерял. Надо верить в ребят до конца. Как бы ни играли, все равно буду поддерживать. В тяжелую минуту надо всегда быть ближе к команде, чтобы парни чувствовали поддержку.

Фото: vk.com.

— Знакомы с кем-то из игроков «Динамо»?

— С Вовой Денисовым, но он уже не играет. Ну, и пару раз с Александром Китаровым общались.

— Спрашивали, почему не забрасывает?

— Он сам прекрасно все анализирует и понимает. Да и я не хоккеист, чтобы подсказывать что-то. Просто пожелал удачи. Сейчас вот красивую шайбу забросил. Надеюсь, дальше попрет.

— Вы активно болеете?

— Да, кричу, как и все. У моих детей джерси есть, шарфы и кепки.

— Напоследок расскажите что-нибудь.

— Хорошо. Юрий Иосифович, извините. 2001 год. Готовимся к «Милану». Установка в раздевалке перед игрой. Юрий Иосифович: «Ребята, по составу все понятно. Только не могу понять, кто у них под пятым номером. Мальдин, Мальдив какой-то. Да еще и капитан!» 20 секунд абсолютной тишины и голос: «Юрий Иосифович, так это ж Мальдини!» И тут мы услышали отборную нецензурщину в адрес администраторов клуба с призывом правильно писать фамилии.

+75
Популярные комментарии
Black Rat
0
Про Мальдини не то память подводит, не то это басня. Под третьим номером Паоло играл в Милане всегда. Под пятым только в сборной, когда Сакки номера раздавал футболистам сам.
Chapakabara
0
Чиж был " потенциально отличным футболистом " ??? Ну-ка, расскажи-ка, как он превратился в посредственность ...
А Капский, " потенциально отличным " не был ?
Ответ на комментарий Rino
Яркий пример как человек угробил талант от Бога.Чиж был потенциально отличным футболистом.Но отсутствие дисциплины и уверенности в себе сделало из него обычную посредственность.
androssoff
0
Жаль правда Мальдини никогда под пятым номером не играл... за ним навечно закреплен был всегда третий номер.. Поэтому прежде чем байки рассказывать надо бы хотя бы знать тему.... ну или перед тем как опубликовывать хотя бы журналюга то такие вещи то должен знать,чтобы не лажаться...
Написать комментарий 9 комментариев
Реклама 18+