Реклама 18+

«Наши игроки подписывают все не глядя»

Скоро футбола станет совсем мало. Движение рабочей силы начнет набирать трансферную скорость. И Валерий Исаев знает об этом очень-очень много. В беседе с Никитой Мелкозеровым самый открытый агент страны сравнил зарплаты в польской экстраклассе и белорусской высшей лиге, рассказал, как жены бизнесменов могут влиять на трансферы футболистов, вспомнил просмотр Дмитрия Верховцова в киевском «Динамо» и игрока-пирамидчика, а также поделился несколькими показательными историями.

IsaevВалерий Исаев уверен, что сайт transfermarkt.de заточен под болельщиков Фото из личного архива Валерия Исаева

Скоро футбола станет совсем мало. Движение рабочей силы начнет набирать трансферную скорость. И Валерий Исаев знает об этом очень-очень много. В беседе с Никитой Мелкозеровым самый открытый агент страны сравнил зарплаты в польской экстраклассе и белорусской высшей лиге, рассказал, как жены бизнесменов могут влиять на трансферы футболистов, вспомнил просмотр Дмитрия Верховцова в киевском «Динамо» и игрока-пирамидчика, а также поделился несколькими показательными историями.

— До нашей встречи вы успели побывать в Борисове.

— Да, разбирались в нюансах по переходу Рудика в «Атырау».

— Успешно?

— Посмотрим. Знаешь, нужно отметить, что решающим фактором в переходе стал Анатолий Юревич. Если бы не он, попытались бы пройтись по первой российской лиге, найти Рудику работу там. Филиппа сейчас нужно перезагрузить. Вообще, мне казалось, ему в «Гомеле» будет легко. И сыграл-то вроде неплохо… Правда, старт сезона в БАТЭ все равно получился ярче.

— В межсезонье Рудик едва не покинул БАТЭ.

«Мы подыскивали варианты. На уровне главных тренеров все решалось быстро. Но, насколько я понимаю, потом начинались консультации с белорусскими специалистами, после чего по Рудику давали отбой».

— Мы подыскивали варианты. На уровне главных тренеров все решалось быстро. Но, насколько я понимаю, потом начинались консультации с белорусскими специалистами, после чего по Рудику давали отбой.

— Бэкграунд тех лет, когда Филипп чудил?

— Наверное, да. Но Рудик это уже понимает.

— Был вариант с переходом в «Балтику». Правда?

— Был. Филипп также мог оказаться в Нальчике. Вариант был почти стопроцентным. «Спартак» уже собирался отправлять в БАТЭ официальный запрос. Но потом что-то произошло. Не знаю, что. Правда, затем случилось какое-то чудо, и Гончаренко позвал Рудика на сбор. Филипп неплохо себя проявил. Руководители клуба решили дать ему еще один шанс. Старт сезона вышел неплохим. Но потом Филиппу не повезло. Вернулся Глеб, восстановились другие игроки. В середине сезона нужно было решать его рабочие вопросы. Имелись предложения от нескольких белорусских команд. Но «Гомель» сделал самое подходящее — о полугодичной аренде…

— И теперь «Атырау».

— В первую очередь нужно говорить не об «Атырау», а о Юревиче. Удивительно, но Филипп отнесся к ситуации с пониманием. Все же знают, чем грозит работа с Анатолием Ивановичем :). Вот смотри, обычно команды выходят из отпуска в январе. А Юревич назначил сбор своих игроков на 5 декабря. Отпустит только 28-го. 3 января футболисты должны вернуться в расположение клуба.

— Может, это по-дилетантски, но все же Казахстан в футбольном плане видится местом для хорошего заработка, но никак не для карьерного прогресса.

— Да, заработки там неплохие. Особенно у лидеров. 40-50 тысяч. Хорошие деньги. Знаешь, вообще, я делаю свои выводы о казахстанском футболе по общению с Юревичем. А оно у нас очень частое. Очень. И Анатолию Ивановичу я доверяю. Плюс есть партнеры, которые работают в Казахстане. Давай для оценки возьмем даже не выступление карагандинского «Шахтера» в еврокубках, а интерес к его игрокам. Клубы российской премьер-лиги не против подписать Роджера Каньяса и Сергея Хижниченко. Знаю, потому что у меня был посторонний интерес к этим ребятам. Имелась возможность пристроить их в Израиль. Трансферы стоят миллион, миллион двести. Для русских это не очень большие деньги. Вот тебе и Казахстан. Правда, мне кажется странной привычка казахов подписывать игроков максимум на год. Ладно, бедная команда, которая не может позволить себе долгосрочного планирования… Может, это все от местной специфики. Все-таки страна больше азиатская. В начале января акимы решают, каким будет бюджет, в начале февраля начинают его отдавать. И каждый год задачи и суммы меняются… В идеале, конечно, хотелось бы отправлять игроков в более футбольный регион. Но что имеем. К тому же вариант по нынешним временам не самый плохой.

— Запад для нас закрыт?

— Давай смотреть на Польшу. Теперь там даже сборников без просмотра не берут. Хотя, казалось бы, какие у поляков на это основания? В еврокубках играют не лучше нас. Зарплаты — упали после чемпионата Европы. Очень серьезно. Сейчас в стране остался чуть ли не один клуб, который тратится на трансферы.

— Какой?

— «Легия» из Варшавы.

— Но польские зарплаты все равно выше белорусских?

— Думаю, лидеры получает в районе 20 тысяч евро.

— Какие деньги в 2013-м получали лидеры чемпионата Беларуси?

— Ты же понимаешь, что у нас есть два, которые стоят особняком?

— Конечно.

— В наших больших клубах, если мы начинаем отсчет с молодых ребят, платят от 3 тысяч до 15. Может, единицы получают 20. Я не даю тебе точной информации. Это догадки, основанные на опыте.

— В остальных наших командах средний максимум составляет семь тысяч долларов. Правильно?

— В командах первой шестерки зарплаты в среднем варьируется от трех до семи тысяч. Но, думаю, есть некоторые исключения.

— То есть сейчас белорусы могут легионерствовать только в Казахстане?

«Если бы не Юревич, наших ребят брали бы в казахстанские команды без просмотра лишь в единичных случаях».

— Так туда еще попасть нужно. Если бы не Юревич, наших ребят брали бы в казахстанские команды без просмотра лишь в единичных случаях. Анатолий Иванович делает соотечественникам рекламу. Не знаю, откуда он берет информацию о потенциале игроков, потому что точно не следит за нашим чемпионатом. Полагаю, всей ситуацией владеет его ассистент Владимир Белявский.

— До Беларуси доходит самая разная информация о казахстанской работе Юревича. Допустим, иногда говорится, что Анатолий Иванович там уже всех достал.

— Все дело в источнике информации. Я, например, знаю, что Юревича там ценят. И получил эти сведения от людей, которые работают в руководстве федерации футбола Казахстана. Полгода назад Анатолием Ивановичем стали интересоваться люди из «Атырау». Тогда же мы пересеклись с человеком из казахстанской федерации в Германии. Он сказал: «Не хочу отпускать Юревича. Меня все устраивает». Пойми одну вещь: Юревич работал в федерации футбола Казахстана четко и цивилизованно. В стране уже возведено порядка восьми или девяти манежей. А клубная структура действует весьма странно. К тому же нужно помнить, Юревич — непростой персонаж. Да и не каждый сможет работать в том же объеме, что и он. И не забывай, какие площади в Казахстане, какие резкие перемены климата, сколько перелетов нужно осуществлять.

Лучшие истории об Анатолии Юревиче

— В общем, на Запад в ближайшее время никто не поедет.

— Не знаю… Я недавно анализировал состав нашей национальной сборной. Акцентировался на игроках из домашнего чемпионата. Самый яркий кандидат на отъезд — Сергей Баланович. У нас хорошие отношение с агентом Сергея, знаю способности этого игрока, потому между делом все время его рекламирую. Очень важно, что Баланович — свободный агент. Но достойных предложений для игрока национальной сборной Беларуси за пределами страны пока нет. Парень же сам по себе интересный. Правда, без просмотра — ничего.

— А наши игроки не хотят ездить на просмотры?

— Не хотят, потому что понимают: просмотр — это рубка. Но! Чтобы не ехать на просмотр, нужно выступать либо в сборной, либо в БАТЭ. Хотя если ты сборник — согласен, нельзя позволять себе просмотров. Это неправильно. Однажды мы ошиблись таким образом с Димой Верховцовым.

— Расскажите.

— Собрались в киевское «Динамо». Мне было сказано, что мы едем на согласование контракта. Потому как наша позиция была четко обозначена со старта: никаких просмотров. Приезжаем. Нам говорят: «Вот сегодня потренируйтесь с дублем, а завтра основа…» — «Нет, мы разворачиваемся и уезжаем». Пошли созвоны. «Очень просим. Одна игра. Завтра двухсторонка». При этом у Димы уже тогда был почти железный вариант с «Крыльями Советов». Мы прикинули, решили согласиться на двухсторонку. Дима сыграл просто супер. Суркис подошел сам и сказал: «Он нам интересен. В эту позицию нужен игрок. Но мы едем в Испанию. Давайте, парень тоже поедет на неделю». Наше согласие было ошибкой.

— Что происходило в течение следующей недели?

«Уверен, не согласись мы на просмотр, киевское «Динамо» подписало бы Верховцова».

— В таких клубах на одну позицию стоит очередь из сборников примерно одинакового уровня. Тогда было горячо. Уверен, не согласись мы на просмотр, «Динамо» подписало бы Верховцова. Другой вопрос — заиграл бы он там или нет. В общем, представителям сборной просмотры ничего не дают. Думаю, как только наша главная команда начнет играть ярче, все станет нормально. Мне в это верится.

***

— Сколько у вас сейчас клиентов?

— Знаешь, в Беларуси за последние два года никого не взял. Только в Витебске занимаюсь парой интересных мальчишек.

— Совсем дети?

— Не совсем — 16 лет. Просто я живу в Витебске. Давно наблюдаю за ребятами, знаком с их тренерами. А взрослых футболистов больше беру. В Беларуси, надо быть объективным, с финансовой точки зрения этим заниматься вообще неинтересно. К тому же с футболистом все время нужно контактировать. Так что иметь в клиентах 20 человек — это неправильно. Правда, и у нас, и за границей существует практика создания агентских коалиций, которые могут вести сотрудничество одновременно с 50 футболистами.

— Не перебор для вас — это сколько?

— У меня сейчас не больше восьми белорусов. Плюс ко всему хранятся дружеские отношения с футболистами, агентом которых я являлся раньше. И нет необходимости им мешать, если ребята хорошо устроены в том же БАТЭ. Когда нужна моя помощь, игроки спокойно могут позвонить. Мы дружны с тем же Димой Мозолевским, Саней Володько. На определенном этапе у нас были подписаны договоры о сотрудничестве. Но мне не кажется верным сегодня обременять их. Зачем? Чтобы звонить и каждый день интересоваться делами? Я слежу за ними, мы поздравляем друг друга с праздниками. Если ребятам понадобится новая команда, займусь этим.

— Что такое официальный договор между футболистом и агентом?

«Агенту полагалась компенсация в 150 тысяч долларов за невыполнение условий договора игроком. А зарплата у парня была то ли сто, то ли двести долларов».

— Когда я только начинал заниматься агентской деятельностью, видел такие соглашения… Помню одно. Агенту полагалась компенсация в 150 тысяч долларов за невыполнение условий договора игроком. А зарплата у парня была то ли сто, то ли двести долларов. Понимаешь, предыдущие руководители федерации занимались одной хорошей вещью. Они пытались объяснить игрокам, что наличие агента не означает автоматическую кабалу. Чисто юридически игрок просто делает агента своим доверенным лицом. И в случае чего может самостоятельно договориться с клубом о переходе. Нынешние руководители АБФФ обязали привести наши внутренние договоры в соответствие международным нормам. И это правильно. Игрок не является рабом агента. Хотя у наших ребят есть одна дурная привычка.

— Какая?

— Они все подписывают не глядя. Это касается всей нашей молодежи. Чему учат в школах, колледжах, институтах? Непонятно. Я объясняю футболистам: «Читай любой документ, который подписываешь. Даже если я тебе говорю, что все нормально. Пойми, что ты подписываешь». Легендарная ситуация с Леонидом Ковелем — самый яркий пример. Хотя сегодня юридически уже не существует формы агентского договора, который бы кабалил футболиста.

— Так а что запрещалось футболистам агентами на заре вашей работы?

— В деталях не помню. Но игроки не могли давать интервью, например. Много всякого бреда. По тогдашним договорам футболисты не доверяли агенту разве что только своих жен. А сейчас соглашения содержат в себе три пункта. Футболист дает полномочия конкретному агенту вести переговоры и представлять его при заключении нового контракта. Также поясняет: владеет агент эксклюзивными или не эксклюзивными правами на футболиста. Контракт заключается максимум на два года. Если за это время игрок решил перебраться в другую команду или начать сотрудничество с другим агентом, ты в лучшем случае  вправе претендовать на пять процентов от его зарплаты на новом месте. Это наибольшее наказание, которое сегодня может понести футболист. На контрасте, допустим, в Бразилии — натуральное рабство. Поэтому когда ребята из этой страны приезжают в Европу, то читают каждый пункт контракта. В Бразилии футбольные функционеры привели свои нормы в соответствие с местным законодательством. И теперь у игроков столько штрафов… Хотя, может, они и имеют на это право. Все-таки вкладывают большие деньги в футболистов.

— А в Беларуси?

— Агент должен нести финансовую ответственность за происходящее с игроком. В подобном случае качественно улучшится уровень футболистов, которые проходят просмотры в наших командах.

— Во что конкретно должен вкладываться агент?

— Смотри. Вот я сейчас занимаюсь ребятами из сборной Камеруна. Билет оттуда стоит полторы тысячи. Нужно обеспечить перелет в обе стороны пятерым игрокам. Плюс страховки, визы. И это правильно, когда клубы отказываются платить за билеты для потенциальных новичков. Если бы белорусские руководители сказали агентам: «Везите игроков за свои деньги», — половину бы шляпы нам не привозили. Скажу честно, пока не могу себе найти другого применения в футболе. Но есть идея одного проекта.

— Объясните.

— Пытаемся создать альтернативу. Если игрок хочет трудоустроиться, то обращается к агенту. Его альтернатива заключается в возможности разместить данные о себе в интернете. На специализированном ресурсе. Ведь почти все нынешние сайты, хранящие информацию о футболистах, заточены под агентов.

— Тот же transfermarkt.de.

— Transfermarkt.de вообще заточен под болельщиков.

— Почему?

— Информация о стоимости игроков, в частности белорусов, там просто сказочная. За наших футболистов никто никогда не заплатит денег, прописанных на transfermarkt.de. Суммы там завышенные. И вообще надо понимать, что сейчас любая информация (телефоны игроков или тренеров) стоит денег или ответных услуг.

— Сколько сейчас в Беларуси реально действующих агентов?

— На сайте федерации указано десять. Почему-то нет Виталия Леденева, хотя он лицензированный агент.

— Кого из белорусских агентов вы знаете?

— Общаемся с Гайдуком. Знакомы с Кабушем, Русецким, Сычевым, Шпилевским. Пятерых знаю. Об остальных не имею представления. К тому же Шпилевский очень мало работает на нашем рынке. Насколько я понимаю, Сычев — тоже. По сравнению с количеством зарегистрированных игроков агентов в стране очень мало. И столь малочисленная группа никак не может нанести вред белорусскому футболу, как многие считают. Понимаю, когда агенты только появлялись, было наделано много всякой чуши. Но честно тебе признаюсь, 80 процентов звонков по трудоустройству игроков, которые поступили мне за все время работы в футболе, осуществлялись не лицензированными коллегами, а просто заинтересованными людьми. То есть продать футболиста может кто угодно. Абсолютно.

— Например?

«В Орше раньше жил один интересный человек. Он занимался агентской деятельностью без лицензии еще в прошлом веке. Мужичок в возрасте. Он просто брал телефонную книжку, отмечал футболистов и начинал прозвон. Киевское «Динамо», другие клубы».

— В Орше раньше жил один интересный человек. Он занимался агентской деятельностью без лицензии еще в прошлом веке. Мужичок в возрасте. Его в футбольном мире многие знают. В глаза, правда, я его никогда не видел. Только дважды передавал деньги, потому что у человека со здоровьем были проблемы. Так он просто брал телефонную книжку, отмечал футболистов и начинал прозвон. Киевское «Динамо», другие клубы. Да, шансов устроить игрока было мало, но иногда получалось. Вот и зарабатывал. И таких людей море. Недавно, кстати, случилась история. Мне звонит агент из России. Говорит: «Что у вас там происходит в Беларуси?» — «А что?» — «К футболисту, которого мы ведем, прямо во время матча подбежал судья. Спросил: «Послушай, ты определился? Ты переходишь? Они хотят тебя забрать! Надо в течение двух дней дать ответ!» Главный судья матча! Чемпионат Беларуси :). В общем, в нашем футболе только уборщицы, наверное, не занимаются трансферами.

— То есть вопрос о количестве серых агентов не актуален?

— В сделке по продаже футболиста может участвовать любой человек. Даже не причастный к футболу. Бизнесмены, чьи-то жены. Вот ты знаешь, откуда у Брессана взялся вариант из Саудовской Аравии?

— Нет.

— Белоруска вышла замуж за аравийца. Уехала. И недавно прочитала в газете, что Ренан остался без клуба. Предложила мужу вложиться. Это распространенная практика.

— А что с Брессаном?

— Им действительно интересуется бразильская команда. Команда из Серии А. Упрекать парня в том, что он хочет остаться на родине, нет смысла. Брессан из нефутбольного штата... Ладно, не столь футбольного, как остальные. Но в 50 километрах от Тубарана базируется команда Серии А. Зарплаты там по 10, 15, 20 тысяч. Заработки лидеров и вовсе сопоставимы с российскими. В Бразилии в футбол вкладываются очень приличные деньги. Потому лично я Брессана понимаю.

— Но вы ведь заинтересованы в выступлении Ренана за сборную.

— Если он заиграет в Серии А, все будет нормально. Бразильский вариант не хуже возвращения в Беларусь. И смысл не в том, что наш чемпионат сильный или слабый. Просто возвращаться Ренану еще рановато. Бразилия — не самый плохой вариант. А по поводу Саудовской Аравии надо подумать.

— Россия?

— Ждем окончания чемпионата. Ведутся некоторые разговоры. Но не конкретные.

— С кем?

— Может быть, «Крылья Советов». Будем пытаться. Варианты прорабатываются. Было, допустим, конкретное предложение из Украины.

— Чье?

— «Севастополь».

***

— Вообще, как долго вы занимаетесь агентской деятельностью?

— Уже восемь лет.

— С чего все началось?

— Я вел алкогольный и ресторанный бизнес в Витебске. Но к футболу, так или иначе, имел отношение. Любительски занимался с первого класса. То есть всех витебских ребят, которые выступали на профессиональном уровне, знаю. Мы общаемся до сих пор. И я всегда искал способ применения себя в футболе. Когда «Локомотив» при Акшаеве взял Кубок, мы с друзьями в частном порядке участвовали в финансировании команды. Немного занимались трансферами. Конечно, я не являлся альтруистом, но мне было очень интересно. Тогда команда выступала очень здорово. Помню, после победы в Кубке у Разумова появилось 95-процентное предложение из донецкого «Шахтера». Но что-то не срослось. Думаю, Максим знает, отчего он не поехал в Донецк. И уверен, ему известно, что агенты в этом не виноваты. А еще мы участвовали в возвращении Вехтева из «Балтики». Тогда и состоялось наше знакомство с Константином Сарсанией. Вот я и решил стать агентом.

— Как работалось на первых порах?

«Насколько мне известно, я стал первым белорусом, который сдавал экзамен для получения лицензии».

— На заре деятельности, помню, звонили детские тренеры: «Хороший мальчик, бери… 500». Или: «Хороший мальчик, бери… Штука». Интересные времена. Сейчас нам дают карточки, на которых написано, что мы являемся лицензированными агентами. Удобно. А раньше не существовало вообще никакой системы регистрации. Имелось решение АБФФ, что в стране работают два агента: Шпилевский и ныне покойный Корнеев. Насколько мне известно, я стал первым белорусом, который сдавал экзамен для получения лицензии. Пойми, нет как таковых агентов ФИФА. Выдачей лицензии занимается футбольная ассоциация конкретной страны. И если экзамен сдан, твою фамилию публикуют на сайте ФИФА только с подачи региональной федерации.

— Что за экзамен?

— Порядка 20 вопросов.

— Какого толка?

— Международной тематики. «В каком возрасте может осуществляться трансфер игрока в другую страну?» и т.д. Плюс пять вопросов по белорусскому чемпионату. Заплатил тогда три тысячи долларов. В Израиле сейчас экзамен стоит сто долларов. В нынешнем году мы проходили переаттестацию. Кажется, по девять миллионов с нас собрали за это.

— И часто вам предлагают игроков?

— Раньше чаще. Но надо понимать, что тренеры любят предлагать ребят, у которых есть проблемы со здоровьем либо вредные привычки. И вообще, хочу сказать, что многие белорусы не прошли бы медосмотр в российских клубах. Ведь отличия очень серьезные. Там все жестче. Процедура занимает дней четыре-пять.

— А у вас были клиенты с вредными привычками?

— Был такой Руслан Усов.

— Забивал за «Витебск» когда-то.

— Да. Я не являлся агентом Руслана. Просто оказывал помощь «Витебску». Кстати, команда в том году закончила первый круг лидером чемпионата. Я хотел, чтобы она продолжила хорошо выступать. Когда находилось свободное время, приходил на занятия, общался, наблюдал. Руслан увидел, что я заинтересованное лицо… Попросил в долг. Сперва 500 долларов. Через неделю отдал. Потом еще 500. Снова отдал. Потом три тысячи. С тех пор мне вернулась, может быть, половина указанной суммы :). Усов — удивительный человек. В любой команде, за которую выступал, был должен партнерам. Но для белорусского чемпионата игрок очень хороший. Если бы он последовательно избавился сначала от игровой, а потом от алкогольной зависимости, преуспел бы намного больше. Руководители команды душили Руслана, обкладывали штрафами за то, что пил и курил. А парень выходил на замену и забивал :). На самом деле одаренный футболист.

— Усов ведь потом переехал в Новополоцк.

«Я сразу же сказал Ковалевичу: «Игорь, собери команду. Построй и скажи: «Денег Усову не давать». Игорь так и поступил. Но буквально через неделю мне посыпались звонки от ребят».

— Да. Я сразу же сказал Ковалевичу: «Игорь, собери команду. Построй и скажи: «Денег ему не давать». Игорь так и поступил. Но буквально через неделю мне посыпались звонки от ребят, с которыми Усов выступал, мол, это ваш клиент. Он загрузил всю команду. Приходил и просил 500 тысяч, играл на букмекерской конторе. И, надо отметить, был пирамидчиком. Набирал в долг денег у одних, чтобы отдать другим. Думаю, с этим делом он не разобрался до сих пор... Был у меня еще один интересный случай.

— Расскажите.

— На заре своей агентской деятельности предложил одному нападающему из Витебска контракт с лидером чемпионата Израиля. Все было готово для перехода. Человеку давали заработную плату в размере 15 тысяч долларов. Для справки: максимум в Витебске на тот момент составлял 700 долларов. Я думал, парень отреагирует радостно, согласием. А он сказал: «Мне там будет очень грустно». Рядом сидел мой друг. Он отреагировал: «Тебе предлагают пятнашку. Дай мне из нее три штуки, и я победу в Израиль развлекать тебя :)». Игрок обещал подумать ночь. И именно той ночью на дискотеке его порезали.

+86
Популярные комментарии
Agassi
0
говорит в польше только одна команда)))))ну не дятлово ли этот исаев...
injustice
0
почему мелкозёров не задал вопрос про якобы заинтересованность английских клубов в бресане?
keidj.djonni
0
А Беларуские команды берут глядя и меньше купляют иннностранцев а больше купляют игроков из бывших стран советского союза!
Написать комментарий 19 комментариев
Реклама 18+