«После поцелуя Лобановского выскочил герпес»

Год назад Михаил Маковский повесил бутсы на гвоздь и теперь живет в родном Молодечно. В интервью Андрею Масловскому полузащитник рассказал о поцелуе Валерия Лобановского, тренировках Виталия Кварцярного, крылатой фразе Ивана Щекина, расставании с «Городеей» и многом другом.

MakВладимир и Михаил Маковские еще в минском «Динамо». Фото из личного архива Михаила Маковского

Год назад Михаил Маковский повесил бутсы на гвоздь и теперь живет в родном Молодечно. В интервью Андрею Масловскому полузащитник рассказал о поцелуе Валерия Лобановского, тренировках Виталия Кварцярного, крылатой фразе Ивана Щекина, расставании с «Городеей» и многом другом.

— По телефону ваш голос в точности, как у брата. Докажите, что передо мной Михаил.

— Родинка на щеке у меня есть, а у Вовы нет. Да и по характеру отличаемся. Вовка более вспыльчивый, нахальный, а я спокойный. Нас, кстати, до сих пор часто путают. Меня называют Вовой, а его — Мишей. Не знаю, может, в роддоме перепутали :).

— Помнится, я тоже перепутал однажды.

— Часто подходят на улице: «Вова, как дела? Как «Городея»?» Ну, не буду же объяснять, что я Миша. На это полчаса уйдет. «Нормально», — говорю.

— Брат живет в Минске. Не скучаете?

— Раньше сильнее тянуло друг к другу. Но у него семья, заботы. У меня тоже заботы. К тому же вместе мы уже давно не играли!

— Помните, когда подобное случилось впервые?

— Да. Я тогда был в «Ворскле», а его отдали в аренду — в «Балтику». Но длилось это полгода. В Полтаве тогда работал теперешний президент федерации футбола Украины Анатолий Коньков. И попросил Вову из Калининграда в Полтаву перевести. Правда, вскоре снова разъединили: брат поехал в Минск, а я — в киевский ЦСКА. После чего все тот же Коньков предложил мне перебраться в Азербайджан. А через месяц и Вову подтянул. Коньков нам как второй папа. Знал, что не подведем, поможем.

— Принадлежали вы киевскому «Динамо», а мотались по арендам. Нет сожаления, что упустили супершанс?

«Лобановский говорил: «Как же я Реброва или Гусина не поставлю на чемпионат Украины? Меня народ не поймет»

— Да нереально в том «Динамо» было заиграть. Ситуация странная получалась. Те ребята, которые не проходили в состав, получали практику в «Динамо-2». Там тренеры говорили: «Доказывайте, чтобы попасть в первую команду». А Лобановский обратное: «Как же я Реброва или Гусина не поставлю на чемпионат Украины? Меня народ не поймет». Вот и получался замкнутый круг.

— Что нужно было сделать, чтобы заиграть в первой команде?

— Мы оказались морально не готовы. Думали, приехали великие, сейчас заиграем. А нас сразу в «Динамо-2». И мы с Вовкой: «Как вторая команда? Мы ж минское «Динамо»! Чемпионы!» И это как-то прибило.

— Личное общение с Лобановским происходило?

— Да, вызывал. Он классным психологом был. Как посмотрит, аж передергивало всего. Настраивал моментально.

Помню, поздравил с днем рождения. Собралась вся команда, говорит: «У нас сегодня два праздника. У братьев день рождения». Подошел, поцеловал. У меня на следующий день герпес выскочил. Конечно, вряд ли от этого.

«Лобановский не проводил тренировки. Его кабинет был на шестом этаже базы. Окна выходили на поле. И вот он просто садился и смотрел»

Василич добрый был, хотя с виду суровый. Не кричал никогда, но объяснял все очень строго и доходчиво. И ты понимаешь, как надо делать. При этом Лобановский не проводил тренировки. Его кабинет был на шестом этаже базы. Окна выходили на поле. И вот он просто садился и смотрел.

Перед этим в конференц-зале проводил установку: объяснял суть занятия. А на поле с нами работали Михайличенко, Пузач и Демьяненко.

Он же и на играх сидел на одном месте. К кромке поля почти не подходил, не подсказывал. Но нам хватало одного взгляда. Да и команда была! Никаких лишних слов не требовалось.

— Если Лобановский ругался, то туши свет?

— Нет. Минуту поругается — и все. Тренировки длились ровно час. Из них 30 минут разминки. Остальные полчаса взрывная работа. При этом загружались по полной программе.

— В минском «Динамо» времен последнего чемпионства за «физику» отвечал Леонид Остроушко. Игроки частенько выползали с тренировок.

— В Киеве было тяжело только первое время. А самые суровые нагрузки давал Михаил Фоменко в ЦСКА. Мало кто выдерживал. 40 градусов на улице, а мы бегаем. Здорово гонял. К тому же предматчевая разминка начиналась за час до игры! Квадраты, зоны, забегания, удары по воротам. Фактически полноценная тренировка. Как после этого играть?! В итоге на концовку матчей часто не хватало.

— Самое лютое упражнение от Фоменко?

— Все-таки не у Фоменко, а у Лобановского. Его любимое «5 по 300». Приходит на установку и говорит: «У нас сегодня самая короткая тренировка — бежим 5 по 300». Все: «Ясно…» Пробежать 300 метров нужно было за 41-44 секунды. После чего пауза в две минуты — и второй заход. И так пять раз. Если первые 300 пробежал за 35 секунд, а вторые за 48 — плохо. Кучность — главное. На третий раз сводило ноги. На пятом отрезке ноги ватные, голова не думает. Каха Каладзе однажды вообще в обморок упал на дистанции.

Благо, после этого достаточно быстро восстанавливаться: поспал, поел. Правда, все болит. Но это приятная боль.

— В «Динамо» была система штрафов?

— Денежных не было. Как-то с Вовой набрали лишний вес: склонность у нас. Превысили норму килограмма на два. А Лобановский этого очень не любил. Утром главный изучает данные взвешивания и говорит: «Сегодня двое проштрафились: лишний вес». Поручил нас Демьяненко. На улице плюс 30, мы в болоньевых куртках по кругу наяриваем. А пацаны на балконе сидят, смотрят. А вечером еще и на тренировочку.

— Валентин Белькевич с Александром Хацкевичем помогали?

— Конечно. Сразу взяли под свое крыло. В Киеве вообще белорусов любили. Легионеров же не было: Хацик, Валик, мы и Каладзе. Дружная собралась команда. Все один за одного. Тот же Леоненко и Лужный сразу дали понять, что мы свои: «Братья, работайте, все будет хорошо».

— Вас братьями все время называли?

— Да. Хотя у многих были клички. Например, Сергея Кормильцева Шурой звали. У него не было передних зубов, и, когда смеялся, это бросалось в глаза

— А Лобановского как называли?

— Василич.

***

— Какой-то еще тренер оказал на вас похожее влияние?

— Анатолий Коньков поразил профессиональным отношением к делу. Он много не говорил. Всегда был рассудителен и спокоен. Боролись с «Ворсклой» за третье место. Два матча подряд проиграли, готовимся к третьему. Обычно у него установки около часа длятся, а тут приходит злой: «Все всё знают! Поехали!» Хватило десяти секунд! Победили.

— Недавно в интернете появился аудиофайл разноса игроков «Волыни» от Виталия Кварцярного. Встречались с подобным?

— Своеобразный наставник. Фанат футбола. Они с Гамулой чем-то похожи. С одной стороны, строгие, а с другой, с ними пообщаться можно.

«Мы с Кварцяным пресекались, правда, ненадолго. Приехали на просмотр в «Волынь» и через три дня убежали оттуда»

Мы с Кварцяным пресекались, правда, ненадолго. Приехали на просмотр в «Волынь» и через три дня убежали оттуда. Вышли на тренировку — и сразу двусторонняя игра. На просмотре еще 20 человек. Спрашивает у кого-то: «Ты кого играешь?» — «Защитника». — «Защитники у нас есть — иди в нападение».

А еще была у него фишка. На половину поля играли в футбол ползком на коленях три на три! Вставать нельзя! Только ползти.

— Это он так издевался?

— Нет! Это упражнение. После одной из тренировок говорит, что до завтра все свободны. Пообедали, пришли в комнату. Только легли — заходит начальник команды: «Через 20 минут зайду — вторая тренировка». Вот в голову взбрело человеку! Подумали с Вовкой, ну нафиг…

— Как же он наказывал тогда?

— Пацаны рассказывали, что на сборах было по две тренировки в день и на каждой двусторонка. 44 за сбор! Не знаю зачем!

***

— Когда узнали, что вами интересуется киевское «Динамо», не подумали про розыгрыш?

— Нас хотели купить еще тогда, когда мы из «Молодечно» только перешли в минское «Динамо» и обыграли на Кубке Содружества киевское. Вовка лучшим бомбардиром стал. И Григорий Суркис сделал предложение Хвастовичу. Но тот отказал и предложил подождать год. А там уже Байдачный в «Динамо» появился. Он хорошо был знаком с Лобановским. И при помощи Анатолия Николаевича мы поехали в Киев.

— Сколько стали получать?

«В Минске зарплата была 600 долларов. Ну и столько же давали за победу. Ничья или поражение не оплачивались»

— В Минске зарплата была 600 долларов. Ну и столько же давали за победу. Ничья или поражение не оплачивались. По тем временам, какая ничья! А в Киеве сразу тысячу получать стали и тысячу за победу. Но мы за «Динамо-2» играли, поэтому не было премий :).

— В то время ходило много разговоров о том, что братья Маковские чуть ли не беспробудно нарушают режим.

— О таком многие говорили и говорят. Мы молодые, деньги появились. Пару раз сходили на дискотеку. Выпили по бокалу пива или виски. Посидели, отдохнули. Были бы по одному — не заметили бы. А так близнецы — бросается в глаза. И пошли слухи.

Сидели как-то компанией в заведении: с нами был один очень именитый футболист. Фамилию не назову. Слушали музыку, взяли по бокалу пива. Два или три дня выходных дали — можно. После выходных вызвал Суркис: «Были замечены. Или за голову беретесь, или я вам буду платить по 100 долларов, и тогда можете гулять по клубам». Прикинули с Вовкой, что это именитый футболист нас сдал. Больше некому было. Он всегда нам казался скользким.

В Полтаве тоже случай произошел. В городе делать было нечего, решили заехать на базу. До игры четыре дня. На следующее утро Коньков вызывает: «Где были?»— «На базе» — «Вы были замечены в баре!» — «Когда? Спросите у поваров!» Позже выяснилось, что другая троица была, а подумали на нас. Разобрался в ситуации. Попросил прощения.

— Доводилось выходить на тренировку не в кондициях?

— Бывало. Покуролесил до пяти утра, поспал до десяти — и работать. Все показатели в норме, но в голове слегка штормит.

Вспомнил еще одну историю. Сергей Морозов в «Ворскле» работал и очень не хотел нас видеть в команде. Поехали в Турцию на сборы. Поработали недельку — говорит: «Завтра выходной». Поехали в город по магазинам. Через два дня — опять выходной. Мы с Вовкой и еще трое парней отказались. Что нам там делать — были же. Остались. Сделали по пиву, пошли в баньку. Потом еще по бутылочке — легли отдохнуть. Команда вернулась в семь вечера. В номер стучится массажист — на тренировку. Ну, куда?! Не надо было тогда выходить — тем более выходной.

А он двусторонку. Плывем все впятером. Останавливает: «Братья, вы отчислены из команды, вы пьяные! Посмотрите на себя». А на тех троих ничего не сказал. Вовка: «Ну и пошел на х…». И до окончания сборов купались и отдыхали. Приехали в Полтаву, сдали экипировку — и все.

***

— Каким казался чемпионат Беларуси в середине 90-х?

— Да не задумывался тогда. Но уровень по игрокам был хороший: «Динамо», МПКЦ. Играли с интересом. Когда молодым выходишь на тренировку с людьми, на которых еще вчера по телевизору смотрел… Что ни фамилия, то имя. Обычно, когда молодые приходят, их стараются как-то прибить, а в «Динамо» было наоборот.

Возьмем Саню Лухвича. Злой на поле, но в жизни добрейшей души человек. Перед матчами всегда говорил мне: «Брат, ты до серединки доходи. Дальше не надо. Это моя зона. Я все подчищу». Так и бегал :).

Кстати, бегать по бровке, близкой к Щекину, было невозможно. Постоянный пихач! Когда капитан определял стороны перед игрой, всегда просил выбрать так, чтобы бегал на дальней половине. Иван Григорьевич кричал постоянно. И матом тоже! А если что-то не так делали, всегда говорил: «Не растет бамбук в Тамбове, поливай не поливай».

— Расскажите еще про него что-нибудь.

— Был сбор в Австрии. Первый день. Пришли на обед. Стоят столы, забитые едой. Но никто ж не знает ничего. И с языками беда. Иван Григорьевич: «Ребята, подождите, сейчас спрошу у официанта». Подходит к нему и на ломаном русском: «Это всьо нам?» — «Yes». К нам: «Все, договорился, берите». А мы ж все слышали и чуть ли не попадали со смеху.

— Сменивший Щекина Байдачный тоже импульсивный.

— Это наш с Вовой крестный папа. С ним особых проблем не было. Он, кстати, не любил на самолетах летать — боялся. Я не боюсь. Если судьба приготовила утонуть, то на самолете не разобьешься. Хотя один неприятный случай был. После выходных летели из Киева в Баку. Самолет начал набирать высоту, но перестал и закружил над городом. Стюардесса: «Извините, мы немного покружим над Киевом и сядем». А в салоне полно азербайджанцев. И началось: кто крестится, кто молится, кто на камеру снимает послания. И стало страшно немного. Но сели. Оказалось, небольшая разгерметизация. А кружили, чтобы топливо сбросить.

— Матчи «Динамо» — МПКЦ были принципиальными?

— На «Динамо» все настраивались. С Вовкой, еще будучи в «Молодечно», осенью 95-го обыграли МПКЦ в последнем туре, и «Динамо» чемпионом стало. А ведь им достаточно было нас обыграть. В 96-м в «Динамо» началась смена поколений: уехали Белькевич, Хацкевич, Штанюк, Островский. Заиграли люди, которые раньше в 18 не попадали. Мы до конца бились, но не получилось.

— Олег Чернявский говорил о странном чемпионстве мозырян. Заметили?

— В играх с нами — нет. Про остальные говорить не могу — не знаю.

— Самый ужасный стадион, на котором доводилось играть?

— Домашняя арена могилевского «Торпедо-Кадино». Лес, поле и одна трибуна. В раздевалках скамейки.

***

— Каким выдалось возвращение в белорусский футбол во вторую лигу?

— Возраст поджимал — 33 было. Приехал в Молодечно к родителям, и Вова предложил пойти в «Городею» к Олегу Кузьменку. Андрей Миколаевич был главным тренером, а он собирал людей. Согласился. Вторую лигу прошли на одной ноге. Но пара команд — «Клеческ», «Слуцк» — были неплохими.

— Вторая лига — это «бей вперед — игра придет»?

«Пацаны в киевском «Динамо» говорили, что им легче в «Лиге чемпионов, чем в чемпионате Украины» 

— Знаешь, чем ниже уровень, тем сложнее играть. Пацаны в киевском «Динамо» говорили, что им легче в Лиге чемпионов, чем в чемпионате Украины. Там все по зонам, а дома будешь бежать с мячом, а тебе с бухты-барахты сзади по ногам.

— Как там со стадионами?

— Не обращал внимания. Приехали, выиграли, премиальные получили и уехали. Раскрепощенно было. Знали же, что по составу сильнее на две головы. Играли в свое удовольствие и деньги платили вовремя. Что еще надо? Во второй лиге зарабатывал больше, чем в первой, — побеждали чаще :).

— Почему покинули «Городею»?

— Я хотел остаться, но мне сказали, что не нужен. Решение директора Александра Марченко и Кузьменка. Вовка остался, а потом и его «попросили». Все это политика Марченко. Не хочет он, чтобы опытные игроки, не боящиеся говорить, были рядом. Лучше взять человека, который будет молчать в случае задержки зарплаты. А брат и Малый (Виталий Володенков — Goals.by) были авторитетами в команде.

— Недавно вышло нашумевшее интервью Юрия Сыроквашко. То, что он рассказывал про Олега Кузьменка, правда?

— Да. Вдвоем с Вовой вытягивали его из этого. Правда, в команде не говорили ничего. Прикрывались занятостью в Миноблспорте, где он числился. Кузьменок вообще непьющий человек, а ушел в штопор из-за девушки. Очень болезненно воспринял разрыв. Незадолго до этого купил ей машину. И буквально на следующий день поругались — и она ушла.

Машина стояла бесхозная. Я его возил по делам. Тренировка заканчивалась, подходил: «Мишка, что будешь делать?» — «Куда?». Потом с тренировок уже убегал. Видел, что направляется в мою сторону, хоп — через забор, и побежал :).

— Заканчивали вы в «Сморгони». Было интересно?

— Да, вторая молодость. Павел Иосифович Батюто брал меня этаким дедом для молодых, чтобы смотрели, равнялись. Обещал выпускать минут на 15-20. Ну и начал меня готовить! Люто гонял! Сперва было тяжело, но выдержал.

— Как молодые реагировали на то, что такого почетного человека гоняют?

— Смеялись: «Елы-палы, везде поиграл, а носишься туда-сюда. Лучше б он нас гонял. Но мы готовы к сезону, а ты нет. Бегай :)». В итоге выходил не на 15 минут, а на 60-70. Иосифович в шоке был. Да и я сам удивился, что могу еще. В конце сезона распрощались. И, образно говоря, закончил карьеру. Первое время без футбола было тяжело. Сложно описать состояние.

Может, сейчас с тренерством получится. Я отучился на категорию «В». Хочу в Украину поехать. Там попробовать. Много знакомых есть. Здесь же хоккей в основном.

— Чем занимались год без футбола?

— Ничем. Поиграл на области за «Неман-Агро» из Столбцов. Но там одна игра в неделю. Скучно и тяжело. Хочется дальше развиваться в профессиональном футболе в качестве тренера.

+74
Популярные комментарии
Миша
0
Хорошая статья!
soccer.by
0
на счет заголовка полностью согласен(((
Ответ на комментарий R. P. McMurphy
прочитал заголовок и перехотелось как-то статью читать...
гоалсбай, вы омерзительны!
R. P. McMurphy
0
прочитал заголовок и перехотелось как-то статью читать...
гоалсбай, вы омерзительны!
Написать комментарий 7 комментариев
Реклама 18+