Реклама 18+

«Рой мог стереть тебя в порошок»

В очередной главе автобиографии Алекс Фергюсон в подробностях рассказывает о конфликте с Роем Кином.

%d0%ba%d0%b8%d0%bdindependent.co.uk

В очередной главе автобиографии Алекс Фергюсон в подробностях рассказывает о конфликте с Роем Кином.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

РОЙ КИН

Рой Кин был игроком энергичным, жестким и вспыльчивым, с прекрасным пониманием стратегии игры. За все годы нашей совместной работы он был наиболее влиятельной фигурой в раздевалке и тем самым частично снимал с меня ответственность за мотивацию команды — она была на высшем уровне. Ни один тренер не откажется от подобного подспорья.

Тем не менее, к моменту ухода Кина из «Юнайтед» наши отношения были полностью испорчены. Я достаточно четко понимаю, что привело к таким последствиям и его переходу в «Селтик», но для начала хотел бы объяснить, почему Рой был настолько влиятельной фигурой в команде.

К моменту ухода Кина из «Юнайтед»; наши отношения были полностью испорчены.

Если Рою казалось, что ты халтуришь, он мог стереть тебя в порошок. Многие игроки испытали на себе его гнев за подобный грешок и не имели ни единого шанса скрыться. И я ценил в нем эту черту характера — сильные личности всегда помогали мне управлять командой. Брайан Робсон, Стив Брюс, Эрик Кантона — эти игроки следили за тем, чтобы воля тренера неукоснительно исполнялась.

В мою бытность игроком тренеры редко устраивали разбор полетов непосредственно после матча — слишком много в этих минутах адреналина. Обычно игроки сами высказывали друг другу все, что думают. Зачастую это происходило в душевой, и под шум воды неслось: «Ты запорол такой момент! Ах ты…» Я в это время обычно устраивал разнос вратарям и защитникам за пропущенные голы, но всегда понимал, что стоит мне напортачить в атаке, и от этих ребят, занимающих не столь выгодную позицию на поле, мне вернется с процентами. Так что откровенность иногда чревата. В наши дни тренер всегда берет слово сразу после матча. Если ему хочется что-то проанализировать, похвалить кого-то из игроков или наоборот покритиковать, то лучшее время для этого — 10-15 минут после матча, когда получается наиболее эффективно.

Стремление Роя навязать свою волю команде зачастую приводило к серьезным трениям и драматичным моментам. Однажды, зайдя в раздевалку, я застал там яростно сцепившихся Роя и Руда Ван Нистелроя — другим игрокам пришлось их растаскивать. Но, по крайней мере, у Руда хватило смелости противостоять Кину — на это не многие были способны. В моменты гнева ирландец вел себя устрашающе, его первой реакцией была атака, и многим попадало по первое число.

Я думаю — и Карлуш Кейруш согласен со мной, — что модель поведения Кина начала меняться в тот момент, когда Рой понял, что он уже не тот, что раньше. Принимая во внимание факт, что годы и травмы оставили на нем свой отпечаток, мы попытались изменить его роль на поле — к его и нашей выгоде. Задача состояла в том, чтобы отучить его от попыток быть одновременно на всех участках поля и от постоянных рывков к чужим воротам. Как только наш игрок получал мяч, Рой уже был рядом и требовал передачи. Этим можно только восхищаться. Сам принцип игры «Юнайтед» состоит в том, что стоит одному из нас завладеть мячом, как в движение приходит вся команда и к передаче готов любой из партнеров. Возраст уже не позволял Рою играть в таком ритме, но он не мог смириться с новыми реалиями.

Думаю, в глубине души Кин понимал, что мы правы, однако признать это — означало бы сдаться, что сильно било по его самолюбию. Рой был игроком, отдававшимся делу без остатка. По ходу сезона, предшествовавшего разрыву, он начал сдавать физически и стал реже выполнять свои оборонительные обязанности. Он уже не был прежним — а чего вы хотели после операций на бедре и крестообразных связках, после стольких лет ожесточенных баталий?

Сложно переоценить, сколько сил оставлял Рой на футбольном поле. Но когда размениваешь четвертый десяток, трудно распознать момент, когда ты начинаешь необратимо меняться. Как можно изменить свой стиль игры, который принес тебе такую славу? Но становилось все более очевидно ­– перед нами уже не тот Рой Кин. В итоге мы решили привязать его к позиции в центре поля, откуда он мог контролировать всю игру. Наверняка Рой понимал нашу правоту, однако ему было очень сложно отказаться от своей былой роли.

Возраст не позволял Рою играть в прежнем ритме, но он не мог смириться с новыми реалиями.

Наше противостояние длилось довольно долго и в итоге привело к тому, что Рой покинул команду и присоединился к «Селтику». Он возомнил себя Питером Пэном. Но так не бывает. Пожалуй, Райан Гиггз смог наиболее точно соответствовать этому вечно молодому сказочному персонажу, но у Гиггза не было серьезных травм. А у Роя была и не одна. Бедро доставляло ему массу проблем и в наибольшей степени способствовало его физическому увяданию.

Наши отношения дали первую серьезную трещину во время предсезонных сборов в Португалии летом 2005 года. Идея принадлежала Карлушу, и он организовал все по высшему разряду. Вале-до-Лобо1 – рай на земле. Тренировочные поля, спортивный зал и маленькие домики, идеально подходящие для футболистов. Я прибыл туда после отпуска во Франции. Весь штаб и игроки к тому времени отлично разместились на своих виллах. Но была и ложка дегтя — Рой устроил Карлушу настоящий ад. Я стал выяснять, в чем проблема. Оказалось, что Рою не понравились домики — он посчитал их не соответствующими стандартам и отказался там жить. В первом домике одна из комнат была без кондиционера, во втором тоже, третий его также чем-то не устроил, хотя, на мой взгляд, там все было на высшем уровне. В итоге Рой с семьей поселился в соседнем курорте под названием Квинта-до-Лаго2.

В первый вечер после заезда мы организовали барбекю в патио отеля. Все шло отлично, но тут меня разыскал Рой и сказал, что нам надо поговорить.

— Слушай, Рой, давай не сейчас. Поговорим утром, — предложил я.

На следующий день после тренировки мы отошли в сторону.

— В чем дело, Рой? Я осмотрел домики — они просто отличные! – начал я разговор.

В ответ Рой выкатил мне целый список претензий, припомнив даже кондиционеры. Потом он взялся за Карлуша – «зачем мы вообще сюда приехали» и все такое. Сплошная критика. На том предсезонном сборе Рой отдалился от команды, это расстроило меня и породило некоторую натянутость в наших отношениях. К тому же, было обидно за Кейруша, который с ног сбился, стараясь сделать так, чтобы всем было комфортно. По возвращении домой я вызвал Роя для извинений перед Карлушем, но он и не думал этого делать.

В итоге мы крепко сцепились языками, и он заявил:

— Ты изменился.

Я ответил:

— Рой, я всегда буду меняться, потому что сегодняшний день отличается от вчерашнего и сам мир трансформируется с каждым днем. У нас в команде игроки двадцати национальностей! Говоришь, я изменился? Надеюсь, что так и есть, иначе никудышный из меня тренер!

А он мне опять:

— Ты уже не тот, что раньше.

Говоришь, я изменился? Надеюсь, что так и есть, иначе никудышный из меня тренер!

Это был настоящий словесный пинг-понг. Я сказал Рою, что считаю его поведение недопустимым:

— Ты капитан и проявил безответственность по отношению к остальным игрокам. Понимаю, если бы мы предложили тебе пожить в лачуге, но это были прекрасные апартаменты!

Тяжелое чувство так и не оставило меня — я понял, что с этого момента наши отношения испорчены окончательно. А потом появилось то интервью клубному каналу, в котором Рой в пух и прах разнес некоторых молодых игроков за их якобы недобросовестную работу. У нас была установлена очередность давать интервью «MUTV», и на тот момент общаться с журналистами должен был Гари Невилл. Однако через два дня после субботнего матча с «Мидлсбро» работник пресс-службы сообщил мне, что Рой хочет поменяться с Гари местами. Я, признаться, не придал этому особого значения. В итоге Кин в своем интервью обрушился с критикой на игроков, принимавших участие в том злополучном матче3. Около четырех часов дня в понедельник мне позвонили домой:

— Вы должны это увидеть.

Кин назвал Кирана Ричардсона «ленивым защитником», выразил недоумение, почему в Шотландии все любят Флетчера, а про Рио обронил фразу: «если ты получаешь 120 тысяч фунтов в неделю и провел неплохие 20 минут в матче с «Тоттенхэмом», то это еще не значит, что ты суперзвезда». Пресс-служба немедленно связалась с Дэвидом Гиллом. Решение о том, пускать ли интервью в эфир, было возложено на меня.

— Хорошо, — сказал я, — принесите запись в мой офис, посмотрю ее завтра утром.

Боже, я не верил своим глазам. Он прошелся по каждому4. Даррен Флетчер, Алан Смит, ван дер Сар — все получили по полной. На той неделе у нас не было игры, и мне надо было слетать в Дубай, чтобы посетить нашу футбольную школу. Однако утром мне позвонил Гари Невилл и попросил спуститься в раздевалку. Я шел в надежде, что Рой принес игрокам свои извинения. Вместо этого Гари сообщил мне, что игроки недовольны тренировкой. Я решил, что ослышался, и переспросил: «Что?!» Мне думается, Кин решил воспользоваться своим огромным влиянием среди игроков, чтобы развернуть ситуацию в нужную сторону. Я вам вот что скажу — Карлуш Кейруш прекрасный тренер, и он проводит прекрасные тренировки. Да, португалец заставляет повторять одно и то же упражнение много раз, но эта сила рефлексов и формирует футбольные навыки. Примерно в этом ключе я и ответил:

— Вы что, притащили меня сюда, чтобы жаловаться на тренировки? Даже не начинайте! Слушать этого не желаю.

И вышел.

Чуть погодя ко мне поднялся Рой, и я сказал ему:

— Я уже в курсе, — и высказал все по поводу интервью.

— Это просто позор. Критиковать собственных одноклубников! И ты хочешь, чтобы это вышло в эфир?

В ответ Рой предложил вынести этот вопрос на голосование — показать запись команде, и пусть все выскажутся. Я согласился, и все игроки вкупе с тренерским штабом собрались в моем кабинете. Дэвид Гилл тоже был на рабочем месте, но отказался принять участие, предоставив решать этот вопрос мне.

После просмотра Кин спросил, есть ли у кого-нибудь вопросы по поводу увиденного. Ван дер Сар сказал, что у него есть. Мол, критиковать своих одноклубников — последнее дело. Рой набросился на Эдвина:

— Кто ты вообще такой, и что знаешь о «Манчестер Юнайтед»?

Ван Нистелрой, к его чести, вступился за нашего кипера, и Кин тут же переключился на нападающего. Затем пришел черед Карлуша. Меня он приберег на сладкое:

— Ты мешаешь личные интересы с интересами клуба, типа твоих разборок с Манье5!

В этот момент игроки потянулись к выходу — Скоулз, Ван Нистелрой, Форчун.

У Роя Кина самая натренированная часть тела — язык. С его помощью он может за считанные секунды обезоружить самого уверенного в себе человека. В тот день я обратил внимание, что во время спора его зрачки сузились до маленьких черных точек. Это было устрашающее зрелище, а мои корни, напомню, из Глазго.

У Роя Кина самая натренированная часть тела — язык.

Рой вышел, и я остался в крайне расстроенных чувствах, что, безусловно, не могло укрыться от глаз Карлуша. Он сказал:

— Никогда не видел ничего подобного. Это самый ужасный спектакль за всю мою футбольную карьеру.

— Ему придется уйти, — ответил я.

— Безусловно. Избавься от него, — резюмировал Карлуш.

Я отсутствовал до следующей среды, но из Дубая позвонил Дэвиду Гиллу и сказал:

— Мы должны расстаться с Роем Кином.

Дэвид ответил, что после того, что он от меня услышал, это единственный выход. Еще нужно было согласовать ситуацию с Глейзерами, но и те одобрили наше решение. Кроме того, мы с Дэвидом пришли к единому мнению, что Рою будет выплачена неустойка за разрыв контракта и возданы все положенные почести6. Никто не скажет, что мы обошлись с ним нечестно.

Когда я вернулся из Эмиратов, Дэвид Гилл сообщил мне, что Глэйзеры приезжают в пятницу и что он созвонился с Майклом Кеннеди7. Мы назначили Майклу и Рою встречу и огласили свое решение во всех подробностях. Позже Кин заявил в прессе, что был разочарован тем, что я не смог самостоятельно оборвать его карьеру в «Юнайтед». Но так или иначе, это было мое решение. После всех этих дрязг я не имел никакого желания ввязываться в войну, да и вообще иметь с ним дел.

Я вышел на тренировочное поле и объявил о свершившемся игрокам. На их лицах был шок. Я всегда считал, что лучшие моменты моей тренерской карьеры случались тогда, когда самостоятельно принимал решение, основываясь на неопровержимых фактах. В данной ситуации все было предельно ясно, и я знал, как справиться с кризисом. Проявись тренерская нерешительность ­– и Кин еще более укрепил бы свои позиции в раздевалке, дав всем понять его правоту. А это не так.

Если оглянуться назад и внимательно присмотреться к тому пути, по которому Кин шел к статусу бывшего игрока «Юнайтед», то можно выделить Чемпионат Мира 2002 года, когда Рой покинул лагерь сборной Ирландии, разругавшись с главным тренером Миком Маккарти8.

Мой брат Мартин тогда устроил мне недельные каникулы в честь моего шестидесятилетия. Мы как раз обедали, когда у Мартина зазвонил телефон (свой я на отдых не взял). Это был Майкл Кеннеди, и он разыскивал меня. Майкл сообщил о переполохе в Сайпане9, где сборная Ирландии готовилась к Чемпионату Мира.

— Вы должны с ним поговорить. Никого другого он не станет слушать, — сказал Майкл.

Я был весьма озадачен и не мог представить, что его могло так расстроить. Тогда Майкл рассказал мне о ссоре между Роем и Миком, и мне не оставалось ничего другого, как предложить, чтобы Кин перезвонил на этот номер.

И вот я слышу голос Кина в трубке.

— Рой, ты вообще о чем думал?

В ответ капитан сборной вылил на меня все свое недовольство главным тренером.

— Успокойся, — сказал я ему. – Вот тебе небольшой совет: подумай о своих детях, которые будут каждый день ходить со всей этой историей в школу. Подумай о своей семье. Черт с ним, с чемпионатом, но ведь про это будут писать все лето.

Правда была на моей стороне, и Рой это понимал. Я посоветовал ему вернуться, поговорить тет-а-тет с Маккарти и разрешить все разногласия. Рой согласился. Однако до его возвращения Мик уже собрал пресс-конференцию, так что все мосты были сожжены.

Публично я был целиком и полностью на стороне Роя. Он выступал за «Юнайтед» и привык к самым высоким стандартам. Посредственный тренировочный комплекс и отсутствие тренировочной формы — весомый повод для недовольства, и он как капитан имел полное право его высказать. Другой вопрос — как далеко ты можешь зайти в своем недовольстве? Я считаю, что как бы ни были плохи условия в Корее10, Рой не должен был доводить ситуацию до крайности. Но в этом весь Рой Кин — он ни в чем не знал меры.

Рой не должен был доводить ситуацию до крайности. Но в этом весь Рой Кин — он ни в чем не знал меры.

Я всегда защищал своих игроков, и ирландец не был исключением. Такова моя работа. Поэтому я не собираюсь извиняться за те моменты, когда, казалось бы, должен был принять другую сторону. Временами голос в моей голове спрашивал: «Боже, о чем ты думал?..», а Кэти вслух задавала тот же вопрос. Но я никогда не отрекался от своих игроков. Моя задача состояла в том, чтобы найти верное решение, но при этом на публике оставаться на стороне своих футболистов. Конечно, бывало, что я штрафовал или как-то по-другому наказывал того или иного игрока, но все это оставалось в раздевалке. Тренер не может предать одного из основных принципов своей работы — защищать. Даже не защищать, а оберегать. Оберегать от постороннего суждения.

В нынешние времена статус знаменитости часто превалирует над тренерской властью. В наши дни вы и слова не могли пикнуть про тренера — это означало бы верную смерть. Теперь же я все чаще слышу об игроках, которые идут против тренера и при этом получают поддержку от болельщиков и даже от руководства клуба. Футболисты с удовольствием расскажут о своих проблемах всем, кто готов слушать, а тренер не может себе этого позволить, поскольку уровень его ответственности намного выше. Думаю, когда Рой понял, что его футбольная карьера клонится к закату, он почувствовал себя немножко тренером и взял на себя чужие обязанности. Но нет такой тренерской обязанности — прийти на клубный канал и облить грязью собственных игроков. Наложив запрет на выход этого интервью в эфир, мы избавили Роя от потери уважения в раздевалке, но после всего того яда, который он вылил на нас во время совместного просмотра, с ним было покончено.

Чего я никогда не допущу, так это потери контроля, поскольку контроль — это мое единственное спасение. Как и в ситуации с Дэвидом Бекхэмом, я понимал, что в тот момент, когда игрок попытается управлять клубом, мы должны с ним расстаться. И настоящие игроки меня поддержат. Им нравится, когда тренер крутой. Или может быть крутым.

Игроки должны чувствовать, что ты мужик. Ведь это принесет им награду. Главные вопросы, которыми задаются футболисты: «Сделает ли он нас чемпионами, стану ли я при нем более классным игроком, и предан ли он нам?» Если ответ на все три вопроса утвердительный, они простят тебе даже убийство. Иногда после матчей я выходил из себя, чем нельзя гордиться. Бывало, шел домой с мыслью о последствиях собственного поведения. А вдруг они перестанут со мной разговаривать? А вдруг они устроят заговор против меня? Но в понедельник я приходил на тренировку, и оказывалось, что они боятся меня гораздо больше, чем я их. Они видели, что бывает, когда Алекс Фергюсон срывает злость, и не хотели повторения.

Игроки должны чувствовать, что ты мужик.

Рой очень умный парень. Я часто видел его с какой-нибудь интересной книжкой. С ним приятно побеседовать и вообще провести время. Но только если он в хорошем настроении. Бывало, врач спрашивал меня: «Как сегодня настроение Роя?», поскольку это определяло настроение всей раздевалки. Я это рассказываю, чтобы вы представили себе уровень его влияния на окружающих. Но с такими эмоциональными перепадами невозможно угадать — будет он классным парнем или будет перечить тебе во всем. Причем эта смена была молниеносной.

Если задуматься, расставание было наилучшим выходом из создавшейся ситуации, поскольку многие игроки, жившие в страхе перед Роем, смогли вздохнуть с облегчением. Например, Джон О’Ши и Даррен Флетчер точно выиграли. Когда мы вскоре — в ноябре 2005 года — отправились во Францию, чтобы сразиться с «Лиллем», некоторых игроков освистали во время предматчевой разминки. Уверен, что это было частично обусловлено тем, что Рой наговорил в интервью. О’Ши и Флетчеру досталось большинство шпилек.

Думаю, атмосфера в раздевалке улучшилась после ухода Роя. Многие раскрепостились, поскольку теперь могли не выслушивать вал критики после матчей. Рой постепенно начинал сдавать, поэтому его потеря стала не столь фатальной, как это было бы несколькими годами ранее. Мы ездили смотреть матч «Селтика» против «Рейнджерс», и я сказал Карлушу:

— Сегодня он будет звездой матча.

Но Рой буквально растворился на поле. Динамичного, боевого, требовательного Кина мы не увидели. Хотя на «Селтик Парк» ему нравилось. Он рассказывал мне о тренировочном комплексе, о системе «Prozone»11 – его все устраивало. Наши отношения мало-помалу пришли в норму. Через пару месяцев мы сидели с Карлушем в моем кабинете и обсуждали дела команды, когда снизу позвонили и сообщили, что приехал Рой и хочет поговорить. Я, признаться, был сильно удивлен.

— Я просто хочу извиниться за свое поведение, — сказал Рой.

Тогда он и рассказал нам о «Селтике» и как ему там нравится. Но увидев Кина в том матче против «Рейнджерс», я понял — ему не потянуть этой лямки.

Перемены в команде начались еще до того, как ушел Рой. Неизменное правило в «Юнайтед» – выращивать собственных воспитанников. И они были на подходе, когда уходил Кин — Даррен Флетчер взрослел и нуждался в игровой практике, Джонни Эванс пробивался в первую команду. Кроме того, мы купили Пак Чи Сона. Часто игроки не замечают, что команда вокруг них меняется и обновляется. Для этого надо просто попытаться взглянуть со стороны. Например, Гиггз, Скоулз и Невилл — они могут. Может, еще Рио и Уэс Браун. Но остальным невдомек. Они сфокусированы на одном — играть в футбол. А я вижу, как строится фундамент. Тот период был не слишком богат на трофеи, но когда ты берешься за перестройку, надо отдавать себе отчет, что некоторое время — больше, чем один год, — придется потерпеть.

Я никогда не мог попросить 3 или 4 года на перестройку — в «Юнайтед» нет столько времени. Поэтому надо ускорять процесс и местами проявлять твердость — например, ставить на игру молодых игроков, чтобы посмотреть их в деле. Я никогда этого не боялся. Наоборот, эта часть моей работы мне очень нравится. Я прибегал к этому и в «Сент-Миррене», и в «Абердине», и в «Юнайтед». Так что в переходные периоды мы всегда делали ставку на молодежь.

Что касается приобретений, мы долго следили за Андерсоном, поскольку Карлуш был большим его поклонником. Так что в один прекрасный день Дэвид Гилл отправился в Лиссабон, чтобы выписать из «Спортинга» Нани, а затем доехал в Порту и купил Андерсона. Они обошлись нам в копеечку, но тем самым мы показали, что в «Юнайтед» думают о молодых талантливых игроках. В защите у нас было мощное ядро из Фердинанда, Видича и Эвра. Продолжал прогрессировать Руни. С Луи Саа нам пришлось расстаться из-за его постоянных травм, но мы ненадолго пригласили Хенрика Ларссона12, и он отлично себя проявил.

Когда ты берешься за перестройку, надо отдавать себе отчет, что некоторое время — больше, чем один год, — придется потерпеть.

После временного улучшения наши отношения с Роем вновь испортились. В интервью одной газете он заявил, что вычеркнул «Юнайтед» из своей жизни. Его посыл был в том, что мы про него забыли. Но как мы могли забыть все то, что он сделал для клуба? Пресса постоянно желала видеть в Рое будущего тренера — в основном из-за его жажды побед и способности вести за собой команду. И журналисты все время спрашивали меня: «Станет ли Рой Кин тренером?» Но по мере становления его тренерской карьеры, мне стало ясно — для достижения результата Рою не обойтись без денег. Ему постоянно надо было покупать новых игроков, а вот терпения для постройки команды явно не хватало.

В сезоне-2011/12 мы схлестнулись вновь — Рой раскритиковал нашу молодежь после поражения от «Базеля», в результате которого мы вылетели из Лиги чемпионов13. В ответ я обозвал его телевизионным критиком. Вы, наверное, помните, как он выглядел в бытность тренером «Сандерленда» и «Ипсвича» – борода поседела, глаза стали еще более черными. Многих, наверное, впечатлили его высказывания на телевидении — надо же, у него хватило духу переть против Фергюсона! Но с той минуты, когда он записался в критики, я не сомневался — он сосредоточится на «Юнайтед».

Что касается обвинений в адрес молодых игроков — попробовал бы он, к примеру, пройтись по Уэйну Руни, тот бы этого точно так не оставил. Игроки основы быстро бы с ним разобрались. А молодых игроков потом освистывают собственные болельщики. Тренерская работа в двух клубах показала одно — Рою нужны деньги. Он тратил в «Сандерленде» и проиграл, потратил кучу в «Ипсвиче», но и там оказался слаб14.

В интервью Дэвиду Уолшу из «Санди Таймс» Рой сказал, что меня интересуют только мои собственные дела, и в качестве примера привел мои разногласия с Манье по поводу лошади. Просто диву даешься! В тот день, когда мы расстались, он тоже гневно сверкал очами и вспоминал Джона. До сих пор не понимаю, чего он привязался к Гибралтарской Скале15.

В ту памятную пятницу, когда Кин покинул «Юнайтед», мы договорились не разглашать подробностей. И я соблюдал этот договор, пока Рой первым его не нарушил. В бытность тренером «Сандерленда» он обвинил «Юнайтед» в том, что разрыву предшествовала ложь и оскорбления с нашей стороны. Клуб подумывал, не подать ли за такое в суд. Рой заявил, что не будет отказываться от своих слов — мне кажется, он хотел устроить из слушаний PR-акцию, ведь в глазах фанатов он до сих пор был героем. Так что я посоветовал Дэвиду Гиллу не начинать дела.

Как мне кажется, мы сохранили наше достоинство.

 

Примечания: 

1 Вале-до-Лобо/Vale do Lobo — один из первых курортов южной Португалии, основан в 1962 году. Расположен в 23 км от Фару. Последние три года Вале-до-Лобо побеждает на конкурсе «Лучшая вилла Португалии». Здесь вы можете увидеть (и купить) одну из вилл курорта.

2 Квинта-до-Лаго/Quinta do Lago ­– второй по престижности курорт южной Португалии. Расположен в 3 км от Вале-до-Лобо ближе к Фару. Квинта-до-Лаго — природный заповедник, здесь запрещено строить здания выше, чем деревья. Здесь живут птицы, которых нет больше нигде в мире.

3 Матч с «Мидлсбро» состоялся в субботу 29 октября 2005 года в рамках 10 тура Премьер-лиги на стадионе «Риверсайд». «Боро» с самого стартового свистка задали темп встрече, забив гол уже на второй минуте и выиграв первый тайм со счетом 3:0. На 90-й минуте Роналду установил окончательный счет матча — 4:1. После этого матча «Юнайтед» опустился на 7 место в турнирной таблице.

4 Ситуацию окончательно проясняет Гари Невилл: «Эту передачу вырезали из вещания «MUTV». Но она, каким-то образом, все-таки просочилась в прессу и во всю обсуждалась».

5 Джон Манье/John Magnier (род. 1948 г.) – ирландский миллиардер, один из основных акционеров «Юнайтед» наравне с Джей Пи Макманусом. В 2005 году продал свою долю (28,9 %) Глейзерам. Разборки Фергюсона с Манье получили название «Лошадиная сага».

6 Кин достиг соглашения с «Манчестер Юнайтед», позволявшего ему немедленно покинуть клуб и подписать контракт с другой командой. Ему предложили сыграть прощальный матч в дань признания заслуг перед клубом за его более чем 12-летнюю карьеру на «Олд Траффорд». Этот матч состоялся 9 мая 2006 года между «Манчестер Юнайтед» и «Селтиком». В первом тайме матча Кин играл за «Селтик», а во втором — в качестве капитана «Юнайтед» (хозяева выиграли со счетом 1:0). За игрой наблюдали 69591 человек, что является рекордной посещаемостью прощального матча в Англии. Все доходы, полученные от матча, были переданы любимому благотворительному фонду Кина – «Ассоциация собак-поводырей для слепых людей».

7 Майкл Кеннеди/Michael Kennedy (род. 1972 г.) – адвокат из Лондона, агент Роя Кина.

8 Мик Маккарти/Michael «Mick» McCarthy (род. 1959 г.) – ирландский футболист и футбольный тренер. Возглавлял национальную сборную Ирландии в период с 1996 по 2002 год. Несмотря на выход в 1/8 Чемпионата Мира, был отправлен в отставку со своего поста в ноябре 2002 года после двух подряд поражений в отборочном турнире к Евро-2004 и возросшего давления ирландской прессы с требованиями вернуть в состав Роя Кина. В настоящее время является главным тренером английского клуба «Ипсвич Таун».

9 Сайпан/Saipan — второй по величине остров в архипелаге Марианские острова в Тихом океане, крупнейший остров и столица Северных Марианских островов. Расстояние от Токийского международного аэропорта «Нарита» до аэропорта Сайпана составляет 2444 км.

10 Здесь в книге присутствует однозначный недосмотр выпускающего редактора. Сборная Ирландии проводила подготовку, как сказано выше, на Сайпане и на групповом этапе Чемпионата Мира 2002 года выступала в трех городах Японии. Лишь в 1/8 финала ирландцы провели матч в корейском городе Сувон.

11 Prozone — система послематчевого анализа. Английская компания «Prozone» начала функционировать с 1998 года и с тех пор зарекомендовала себя лидером на рынке аналитических инструментов для тренеров и скаутских служб футбольных клубов. На сегодняшний день 75% клубов Английской Премьер-лиги и Чемпионата Футбольной лиги пользуются услугами компании.

12 Хенрик Ларссон/Henrik Edward Larsson (род. 1971 г.) – шведский футболист, нападающий. Бронзовый призер Чемпионата Мира 1994 года. В период с 1 января по 12 марта 2007 года выступал за «Манчестер Юнайтед» на правах аренды. Английский клуб испытывал проблемы с нападающими, а для Ларссона это была возможность поддержать форму во время межсезонья в шведском чемпионате. Провел 7 матчей, забил 1 гол.

13 Матч с «Базелем» состоялся 7 декабря 2011 года в рамках 6 тура группового этапа Лиги Чемпионов на стадионе «Санкт-Якоб Парк». «Базель» забил гол уже на девятой минуте. На 89-й минуте Джонс установил окончательный счет матча — 2:1. После этого матча Рой Кин выступил с критикой в адрес молодых игроков «Манчестер Юнайтед»:

«Все говорят о молодых игроках, которые пришли в «Юнайтед» – о Филе Джонсе, Крисе Смоллинге, Эшли Янге. О том, что строится новая команда. Но вчерашний матч показал, как много им еще предстоит работать. Они не прошли проверки боем. Я бы посоветовал некоторым парням как следует встряхнуться и заняться делом. Вчера лучшим на поле был Райан Гиггз. Но ему 37 или 38 лет, нельзя вечно на него полагаться».

14 С момента прихода в «Сандерленд» в августе 2006 до отставки в декабре 2008 года Рой Кин потратил около 70 миллионов фунтов, купив 33 игрока. Среди крупных приобретений ­– Антон Фердинанд, Эль Хаджи-Диуф, а также голкипер Крэйг Гордон, стоивший 9 миллионов фунтов. В «Ипсвиче» с апреля 2009 до января 2011 года Рой Кин подписал 17 игроков на сумму чуть больше 10 миллионов. Крупные приобретения — Грант Лидбиттер из «Сандерленда» за 2,6 миллиона и «наш» Ли Мартин за 1,98 миллиона фунтов.

15 Гибралтарская Скала/Rock Of Gibraltar — скаковой чистокровный английский жеребец. «Лошадиная сага» имела место в 2002 году. Основные акционеры «Юнайтед» Джон Манье и Джей Пи Макманус в порыве чувств подарили Фергюсону половину прав на лучшего из британских скакунов. «Он стоит дешевле Бекхэма или Верона, а бегает лучше их», — радовался подарку увлеченный скачками шотландец. После нескольких турнирных неудач отношения совладельцев клуба и главного тренера охладели, и Манье с Макманусом отказались признавать право Фергюсона на долю в чемпионском потомстве скакуна, стоимость которого превышала 100 миллионов фунтов. В разгар конфликта Манье и Макманус нарастили свою долю акций в «Юнайтед» и, несмотря на проклятья болельщиков, едва не выжили Алекса Фергюсона из команды. Предполагалось, что его сменит Мартин О’Нил. Только в 2004 году конфликт был исчерпан (Фергюсон удовлетворился выплатой ему 2,5 миллионов фунтов).

+20
Популярные комментарии
V.I.
0
Сноска №4 внизу под статьёй )
Ответ на комментарий hibernian
Так, один момент я не понял. Клуб наложил запрет на выход интервью Кина, но при этом Фергюсон утверждает, что Флетчера и О'Ши болельщики освистывали, и "это было частично обусловлено тем, что Рой наговорил в интервью"...
Андрей Власов
0
САФ тот ещё диктатор))
hibernian
0
Так, один момент я не понял. Клуб наложил запрет на выход интервью Кина, но при этом Фергюсон утверждает, что Флетчера и О'Ши болельщики освистывали, и "это было частично обусловлено тем, что Рой наговорил в интервью"...
Написать комментарий 5 комментариев
Реклама 18+