Полевые заметки

Игра в два нападающих снова в моде. Тики-така эволюционировала, а «Саутгемптон» доказал, что большое количество длинных передач не препятствует длительному владению мячом. Три вариации схемы с тремя центральными защитниками, перевернутые фланги и ложная девятка как уже никого не удивляющее явление. Джонатан Уилсон — об итогах тактических сражений в 2013 году.

%d1%81%d1%83%d0%b0%d1%80%d0%b5%d1%81%20%d0%b8%20%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%80%d1%80%d0%b8%d0%b4%d0%b6В этом сезоне связки центральных нападающих снова в моде, яркий чему пример — Старридж и Суарес. Getty Images

Игра в два нападающих снова в моде. Тики-така эволюционировала, а «Саутгемптон» доказал, что большое количество длинных передач не препятствует длительному владению мячом. Три вариации схемы с тремя центральными защитниками, перевернутые фланги и ложная девятка как уже никого не удивляющее явление. Джонатан Уилсон — об итогах тактических сражений в 2013 году.

Возвращение схем с двумя нападающими

Топ-клуб играет в два форварда и остаётся конкурентоспособным — примерно в течение десяти лет такое казалось немыслимым. Используете двух нападающих — значит, если думать логически, уступаете контроль середины поля. Футбол сборных всегда отстаёт от клубных соревнований, когда дело доходит до инноваций, но даже там, если вспомнить Евро-08, 4-2-3-1 стал основой основ.

Тем не менее, в этом сезоне, кажется, связки центральных нападающих снова в моде. «Манчестер Сити» часто выпускают вместе Негредо и Агуэро. Разумеется, они могут располагаться по ходу матча не только рядом друг с другом, но и назвать одного из них атакующим полузащитником, как это было бы в 4-2-3-1, тоже ошибочно.

Аналогично и «Ливерпуль» использует Суареса и Старриджа, причём с хорошей отдачей. В «Атлетико» процветает связка Косты и Вильи, в ПСЖ — Ибрагимович — Кавани. Льоренте и Тевес здорово смотрятся вместе в «Ювентусе», хотя их клуб использует модель с тремя, а не четырьмя защитниками.

Частично успех подобных дуэтов связан с тем, что современная оборона подзабыла, как вести себя против двоих нападающих. Когда форвард один, а защитников двоих, механизм защиты прост: один опекает, второй накрывает. При противоборстве два в два накрывать некому, только если этим будет заниматься крайний защитник. Но современные фуллбеки приучены к индивидуальной борьбе против вингеров и как можно чаще ищут возможность ходить вперёд.

К тому же во многих командах второй центральный защитник отчасти стал плеймейкером: пока его партнёр опекает нападающего, он может подчищать за ним и заодно просчитывать варианты нападения. Но если появляется второй игрок, требующий опеки, второй защитник ограничивается в возможностях. Поэтому схема с двумя нападающими может быть, прежде всего, удачной моделью для оборонительной игры.   

Обратная сторона медали — недостаток игроков в полузащите. Временами в этом сезоне это и было главной проблемой «Ман Сити». Представляется, что команда с тремя полузащитниками в центре должна быть в состоянии доминировать над командой с двумя. Если дополнительный полузащитник — это преимущество, то 4-4-2 всё равно остаётся самым простым и крепким оборонительным сооружением. Как раз от этого момента плясал Рой Ходжсон, когда утверждал (по общему мнению, не особо уместно), что нет большой разницы между формацией его Англии и дортмундской «Боруссии». Немецкая команда приобретает вид 4-2-3-1, когда владеет мячом, но когда они теряют мяч, то, если не вступают в прессинг, быстро перестраиваются на две оборонительных линии в четыре человека каждая. Если эти линии располагаются компактно, если между ними узкое пространство, то вам будет сложно их преодолеть.

Когда «Сити» играли 4-4-2 против «Баварии» у себя дома, их схема смотрелась атакующей и отважной. Когда 4-4-2 используется Англией Ходжсона, это выглядит несмело и скучно. Иначе говоря, данная расстановка может быть двоякой. Конкретный способ их применения — вот то, что определяет её оборонительные или атакующие качества. Всё дело в переходах от обороны к атаки и обратно.

Сегодняшние дуэты нападающих не похожи на те, что были в прошлом. Раньше связки форвардов делились на две категории:

— большой нападающий и быстрый нападающий — Джон Тошак и Кевин Киган, Марк Хейтли и Алли Маккойст, Найл Куинн и Кевин Филлипс;

— созидатель и завершитель — Кенни Далглиш и Иан Раш, Питер Бёрдсли и Гари Линекер, Тедди Шерингем и Алан Ширер.

Сегодня нападающие, как правило, более мобильные и менее ограниченные игроки, способные быть и созидателями, и завершителями; играть основного нападающего и оттягиваться в глубину. Эта универсальность и объясняет меньшую предсказуемость поведения таких связок. Именно поэтому против них и стало играть гораздо сложней.

Прессинг и владение мячом

Тики-така начала терять свой блеск в прошлом году, так как людям надоело стерильное превосходство Испании. Но этот год стал поворотным — именно сейчас появилась реальная альтернатива. Или, если быть более точным, появилась новая вариация стиля игры, когда команда удушает соперника постоянным владением, — то, что было свойственно испанцам на ЧМ-2010.

Сокрушение «Барселоны» и «Реала» со стороны «Баварии» и «Боруссии» в полуфинале Лиги чемпионов стало моментом перемен. Но эта революция коснулась скорее не самого стиля, а степени его применения. Оба немецких клуба используют прессинг, оба стремятся отбирать мяч высоко, оба стремятся к быстрым переходам. Отличие от испанской модели в том, что немцы всё это делают быстрей, у них мощней мускулатура и большая психологическая готовность к потере мяча при рискованных вертикальных передачах.

То, что прессинг необязательно должен быть в союзе с максимально безопасной игрой в пас, пожалуй, лучше всего иллюстрируется «Саутгемптоном». Согласно WhoScored, в этом сезоне они третьи в лиге по количеству отборов в среднем за игру — то есть мы можем говорить, что имеем представление о свирепости их прессинга. Но, даже после недавнего колебания, «святые» имеют второй результат в лиге по владению мячом и одновременно и, одновременно с этим, самое большое количество длинных передач и всего лишь десятое место по общей точности пасов. Они отбирают мяч себе обратно, ищут возможность быстро доставить его вперёд и доминируют во владении, не думая о том, чтобы обязательно сохранить мяч у себя, но о том, чтобы как можно эффективней его использовать.

Если взглянуть на статистику владения мячом в Премьер-лиги, то можно обнаружить интригующую пропасть: «Арсенал» 9-й по владению с 54,7%, а «Сток» 10-й с 47,9%. Возможные всяческие варианты и отклонения в отдельных играх, но в целом эти цифры говорят о том, что Премьер-лига разделилась почти пополам: девять клубов готовы владеть мячом, а другие 11 не прочь сидеть сзади и поглощать давление соперника.

«Ложная девятка»

Схема с двумя форвардами в этом году, можно сказать, вернулась из прошлого, в то время как «ложные девятки» уже стали привычным делом. Безусловно, Месси остаётся главным адептом этой роли: он глубоко опускается, придаёт атакам ширину, помогая команда связывать игру и вносить путаницу в систему опеки, которую выстраивает соперник. Это говорит о том, что для нормальной работой модели с «ложной девяткой» требуется крайне высокий уровень взаимопонимания в команде, а достичь его невероятно сложно. Именно поэтому за сборную Месси в основном играет на правом фланге, тогда как в центре действует Игуаин, более классический вариант чистого девятого номера.

В отсутствие Месси один матч чемпионата на этой позиции провёл Неймар, после чего его передвинули на левый край. В трёх следующих играх «ложную девятку» исполнял Фабрегас, который выполнял аналогичные функции в сборной Испании на Евро-2012. «Ложная девятка» Сеск и «ложная девятка» Месси интерпретируются по-разному. Фабрегас видится скорей не опускающимся в глубину форвардом, а подключающимся вперёд полузащитником, таргетменом, к которому мяч в основном приходит после передач низом, а не после фланговых кроссов или длинных верховых забросов.  

Чилийцы предлагают иной вариант, хотя их модель может измениться, если Умберто Суасо вернётся в команду. В большинстве отборочных матчей ЧМ-2014 Алексис Санчес играл правей, а Эдуардо Варгас — левей, и оба стремились врываться в то пространство, где обычно действует классическая девятка. А под ними играет типичная десятка: её исполняет кто-то из пары Хорхе Вальдивия / Матиас Фернандес.  

Прочие попытки играть без центрального нападающего приводили к разным результатам. Эксперимент «Вест Хэма» с Кевином Ноланом — больше напоминавшим Фабрегаса, нежели Месси, хотя по сути не похожим по манере ни на одного из них — подействовал в матче против «Тоттенэма». И только. Адель Таарабт из «Фулхэма», впрочем, преуспел в этой роли в игре с «Манчестер Сити», хотя позиционно он играл даже дальше, чем классическая девятка. Дальше, чем это казалось возможным. Отсюда вывод — ложные «ложные девятки» вполне реальны.

«Перевёртыши»

Естественным следствием использования «ложных девяток» стало появление «перевёрнутых вингеров» – новых фигур, прочно утвердившихся в данный момент в позиционной таксономии. Для наименования этой позиции в этом году отдел исследований лингвистики и литературы венгерской академии наук придумал специальное слово: «tükörszélső». Идея использования левоногого игрока справа и наоборот представляется абсолютно нормальной, потому что появилось целое поколение игроков, способных без проблем выступать на фланге, который раньше сочли бы для них неправильным. Эндрос Таунсенд, например, левша, но складывается впечатление, что на правом фланге ему играть сподручней.

Существует также и подкатегория «перевёрнутых вингеров», которые и не вингеры само по себе, а скорее форварды, которые по ситуации могут действовать шире и по диагонали врываться в зону ответственности крайних защитников. Криштиану Роналду, пусть и с рядом оговорок, попадает под это описание. Равно как и Неймар или Гарет Бэйл, если его продолжат ставить направо. Санчес и Варгас — это пример двух таких игроков, действующих как отдалённая от ворот ударная связка нападающих.

Когда Уэйн Руни располагался широко в схеме 4-3-3 в исполнении «Манчестер Юнайтед», Фергюсон отмечал, как легко ему удавалось находить свободное пространство.

В конце концов, ему необходимо опуститься совсем недалеко, чтобы оказаться в полностью свободной зоне (когда соперник использует 4-2-3-1) между вингером и крайним защитником, когда пара опорных полузащитников остаётся в стороне (полагаю, именно таким образом Робиньо преуспел в первом тайме четвертьфинального матча Бразилия — Нидерланды на последнем чемпионате мира), либо, прорываясь в центр под удобную для себя ногу, он заставляет защитника обороняться неудобной для него стороной. 

Лучший способ противостоять такой хитрости — использовать «перевёрнутых крайних защитников». Рафа Бенитес впервые применил такой ход в 2007 году, когда его «Ливерпуль» обыграл «Барселону». Он перевёл Арбелоа на противоположный фланг, чтобы тот играл против Месси, которого тогда чаще ставили справа. Возможно, такая практика получит большее распространение. Допустим, Фил Бардсли и Сесар Аспиликуэта регулярно в этом сезоне играют слева, хотя оба являются правоногими футболистами. Гаэль Клиши тем временем продолжает опровергать все привычные объяснения: он тоже правша, но всю жизнь играет левого защитника. Он напоминал выброшенную из воды рыбу, когда оказался на правом фланге в матче против «Фулхэма».

Главный недостаток системы с «перевёрнутыми крайними защитниками» даёт о себе знать во время атаки: правше очень сложно выполнять скрещивания траекторий с партнёром на левом фланге (левше, наоборот, на правом). Это означает, что, если игровая стратегия не является целиком и полностью оборонительной, «перевёрнутый фуллбек» не может играть на том же фланге, где уже присутствует «перевёрнутый вингер», поскольку команде необходимо сохранять ширину впереди.

Три центральных защитника

Первоначально схема с использованием трёх центральных защитников угасла в конце пятидесятых — начале шестидесятых, когда стало очевидно, что четыре защитника, во-первых, лучше справляются с вингерами соперника, а во-вторых, предлагают большую вариативность в атаке, что связано с подключениями фуллбеков. В восьмидесятые три защитника появились вновь, когда команды перестали использовать вингеров. Это позволяло иметь двух персонально действующих игроков против каждого нападающего и ещё одного свободного защитника. Но затем, когда большинство перешли к модели с одним форвардом, схема с тремя защитниками исчезла вновь, потому что два свободных игрока в обороне попросту ни к чему.

И сегодня три центральных защитника стали использоваться вновь, пусть и в более разнообразных вариациях. В Италии, где вингеров, как и всегда, не особо много, фуллбеки редко сталкиваются с необходимостью прямой опеки, поэтому они превращаются в вингбэков, приносящих команде большую ширину в атаке. От них не требуется брать на себя одного из игроков центральной зоны, где продолжается схожее тактическое сражение.

Другие клубы достигают большей безопасности в обороне, используя дополнительного свободного игрока. В таком ключе больших успехов добился «Халл». «Астон Вилла» также в течение этого сезона обращается к данной тактике.

И третий вариант, извлечённый из принципов тотального футбола: центральных защитников должно быть на одного больше, чем центральных нападающих у соперника. Этот свободный игрок действует как либеро и всегда готов подключиться в линию полузащиты. Благодаря этому команда быстрее получает большее количество игроков в более «высоких» позициях, а это, в свою очередь, облегчает прессинг и борьбу за мяч — столь важные компоненты для этого стиля игры.

В отдельных случаях некоторые команды настолько привыкают к игре с тремя центральными защитниками из-за более лёгкого проведения перестроений в переходных фазах, что они предпочитают сохранять эту модель даже против одного нападающего, наслаждаясь наличием двух свободных человек у себя сзади. Но это, соответственно, требует от команды наличия как минимум двух защитников, умеющих хорошо обращаться с мячом.

+5
Популярные комментарии
0
ptushka
Любопытненько !
Написать комментарий 1 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+