Реклама 18+

«За зону Юревича можно было не беспокоиться»

В девяностые футбольная Лида целых семь сезонов была представлена в высшей лиге. А одним из символов той команды являлся Звиад Бурдзенидзе. В интервью Goals.by колоритный грузинский форвард, забивший 69 мячей за свою белорусскую карьеру, рассказал о хет-трике, оформленном пешком, коньяке от Василия Дятлова, молодом Александре Юревиче и много чем еще.

72bef083b14bЗвиад Бурдзенидзе доволен тем, что оказался в Лиде. Из личного архива Звиада Бурдзенидзе

В девяностые футбольная Лида целых семь сезонов была представлена в высшей лиге. А одним из символов той команды являлся Звиад Бурдзенидзе. В интервью Goals.by колоритный грузинский форвард, забивший 69 мячей за свою белорусскую карьеру, рассказал о хет-трике, оформленном пешком, коньяке от Василия Дятлова, молодом Александре Юревиче и много чем еще.

Электричество, Белая Церковь

— В 90-е вы были весьма серьезным форвардом в белорусском футболе.

— Не думаю, что могу сам себя оценивать. Просто так получилось — очень люблю футбол, умею забивать. Мне скоро 45 лет, но играю до сих пор. На первенстве области за «Коммунальник» из Вороново. И не думаю заканчивать.

— Любовь к футболу пошла с детства?

— Наверное, да. Хотя я не задумывался. Ведь профессионально начал заниматься только в 15 лет.

— Расскажите.

— Родился я в небольшой грузинской деревне, примерно в 150 километрах от Тбилиси. В детстве родители хотели отдать меня в футбольную секцию. Но не получалось — сначала говорили, что еще маленький, а потом — что свободных мест в группе нет. Вот и пришлось заниматься чем-то другим. Выбрал вольную борьбу. Но в дворовой футбол продолжал играть.

— И как же вы «засветились»?

— Когда учился в девятом классе, проводилось первенство школ, на которое позвали ребят со всех окрестных деревень. Наша команда выиграла турнир, меня признали лучшим нападающим и сразу позвали в сборную района.

— Получается, много времени потеряли.

«В 16 лет позвали в профессиональный клуб из города Читаура. Команда называлась «Магароэли».

— Не думаю. В Грузии в конце восьмидесятых были неспокойные времена. Страна первой из союзных республик начала проводить суверенный чемпионат. Появилось много молодых игроков, желающих заявить о себе. Я как раз показал себя именно в тот период. В 16 лет позвали в профессиональный клуб из города Читаура. Команда называлась «Магароэли». Начали играть в первой лиге, добились повышения в классе. И тут матч с тбилисским «Динамо».

— Событие?

— Еще какое! Вся родная деревня готовилась смотреть игру по телевидению. Но надо же такому случиться — в день матча во всем районе пропало электричество. Разочарованию земляков не было предела, тем более что сыграл я в итоге неплохо.

— Отличились?

— Да. Но перед перерывом соперники меня сломали. На второй тайм уже не вышел. Мы уступали 2:3, но к концу встречи счет стал 2:7… После игры ко мне подошел представитель «Динамо» и говорит: «Звиад, надо, чтобы ты приехал к нам. Ты понравился. На тебя хочет Нодия посмотреть».

— Гиви Нодия тренировал столичную команду в то время?

— Именно так. Я подумал и решил, что не поеду.

— Почему?

— От созвездия игроков того «Динамо» у меня дух захватывало. Тимури Кецбая, братья Арвеладзе, Георгий Кинкладзе… Я прикинул, что показать себя на таком высоком уровне вряд ли смогу. Тем более техника не была моей сильной стороной. Чувство гола, умение выбрать позицию — да. Но работа с мячом — касательно этого шансов в «Динамо» не было. Как показало время, поступил правильно.

— Поясните.

«Друзья позвали в Украину, в команду из города Белая Церковь. Приехал, мне сразу обрисовали условия, дали квартиру».

— Спустя некоторое время в Грузии началась война. Игроки стали уезжать. Друзья позвали в Украину, в команду из города Белая Церковь. Приехал, мне сразу обрисовали условия, дали квартиру. Начали работать. Но на первой же тренировке получил травму — надрыв задней поверхности бедра.

— С непривычки?

— Украинские нагрузки оказались очень тяжелыми — иногда проводилось по три тренировки в день! В Грузии, конечно, все было более щадяще. Пришлось восстанавливаться. Хозяева клуба согласились ждать, но параллельно пригласили еще одного форварда, которому и отдали жилье, ранее выделенное мне.

— Где же вы жили?

— Мне дали другую квартиру, на окраине, там, где ничего не было, никакой мебели… Я спросил: «Где же я буду спать?» Мне ответили, чтобы купил кровать за свои деньги. Ну и после этого я решил уехать. Чувствовал к себе несерьезное отношение, это очень расстраивало.

— Куда отправились потом?

— В Минск.

— У вас были знакомые в Беларуси?

— Все, что я знал тогда о вашей стране, — это наличие родственников мужа моей сестры в Березе. Но этот факт, естественно, я не учитывал. Приехал, переночевал в гостинице, а потом направился в офис футбольной федерации. Попросил у ее работников устроить мне просмотр в одном из местных  клубов. Хотелось перейти в команду, которая базируется недалеко от столицы и при этом выступает не в высшей лиге.

— Чем были обусловлены именно такие критерии?

— Я больше в тот момент думал о мотивации. Хотелось набрать форму, почувствовать уверенность, а потом уже, возможно, выйти на новый уровень.

— Как белорусские футбольные руководители отнеслись к вашей просьбе?

— Нормально. Мне предложили два варианта — Лиду или Мозырь. Я не знал, где находятся эти города, поэтому спросил, какой из них ближе к Минску. Мне сказали, что Лида. Так и поехал туда. Это был 1994 год.

Трабзон, связки

— Что было дальше?

— Приехал в «Обувщик» перед самым началом второго круга. Меня сразу поселили в общежитии обувной фабрики. В первом матче удалось забить дважды — в ворота жодинского «Торпедо». Но потом снова дала о себе знать задняя поверхность бедра.

— Недолечили?

— Да. Нагрузки в Беларуси тоже оказались довольно серьезными. Обидно, тем более что во втором матче за новую команду на меня приехали посмотреть скауты из Израиля. Перед игрой они обрисовали сказочные перспективы, пообещали серьезные деньги. Оставалось только выйти и показать себя.

— Показали?

«Меня хватило минут на 20, после чего попросил замену. Естественно, ни о каком впечатлении речи уже не шло. Израильские скауты сразу же уехали».

— Куда там... Меня хватило минут на 20, после чего попросил замену. Естественно, ни о каком впечатлении речи уже не шло. Израильтяне сразу же уехали. Со временем я все же восстановился и начал играть постоянно, много забивать. Да и «Обувщик» вышел в высшую лигу.

— Говорят, вы ездили на просмотр в «Трабзонспор»?

— Было такое. Правда, до просмотра так и не дошло, да и не звал меня никто. Поехал один. Я знал, что в этой команде выступал Шота Арвеладзе. Рассчитывал скорее на удачу, на хоть какую-то помощь земляка, на то, что заметят, позволят показать себя.

— Как все развивалось?

— Я прилетел в Трабзон. Таксисты согласились отвезти меня на клубную базу за 100 долларов. Это были большие деньги…

— Вышли из положения?

— Решил пойти наугад в центр города, услышал грузинскую речь — земляки помогли мне, подсказали дешевую гостиницу. Также узнал, что команда со дня на день должна прилететь со сборов. Но прошел день, второй, третий — «Трабзонспор» все не возвращался. Деньги заканчивались, я махнул на все, взял билет на паром до Батуми и вернулся в Грузию. Позвонил в Лиду: «Возьмете обратно?» Ответили: «Приезжай!»

— В общем, прикипели к Лиде.

— Да. Но я ведь мог и не вернуться. Ехал через Минск, там заглянул в офис минского «Торпедо». Позвали сыграть двухсторонку, в которой мне удалось отличиться. Сразу же предложили серьезный контракт, пообещав через полгода квартиру. Но я все же решил возвращаться в Лиду, тем более вопрос с квартирой там тоже пообещали уладить.

— Уладили?

— Получилось весьма оригинально. Наши болельщики собрали огромное количество подписей и принесли в городскую администрацию. В результате я стал счастливым обладателем двухкомнатного жилья. Это было важно, в том числе и потому, что тогда я уже обзавелся семьей.

— Помимо Израиля и Турции у вас еще были предложения?

— В свое время звали в «Днепр» и «Неман», приезжал человек из Литвы. Предлагали солидные деньги. Но я всегда советовался с руководителями лидского клуба. Однажды они мне честно сказали: «Звиад, мы можем дать только половину той суммы, которую тебе предлагают в другом клубе. Но мы очень хотим, чтобы ты играл у нас». Я согласился остаться в Лиде и не пожалел.

— Ваш самый запоминающийся матч за «Обувщик»?

— Наверное, игра против «Динамо-93» в чемпионате 1994/95. После первого тайма горели 0:2, а во втором мне удалось забить дважды. Мы победили. Радости болельщиков тогда не было предела. Они от счастья носили игроков на руках вокруг стадиона!

— Какой защитник, игравший против вас, запомнился больше всего?

«Однажды мы сошлись в борьбе за мяч с Дятловым, и после столкновения с ним у меня в буквальном смысле колено поехало в сторону».

— Наверное, Василий Дятлов из Витебска. Однажды мы сошлись в борьбе за мяч, и после столкновения с ним у меня в буквальном смысле колено поехало в сторону…

— Разрыв связок?

— Да. Было ужасно больно. От шока я тогда жутко кричал. Самое интересное, что врачи давали минимум полгода на восстановление. А играть я начал уже через месяц.

— Дятлов не просил прощения?

— Конечно, позвонил, поинтересовался, как здоровье. Прислал подарок — бутылку коньяка, как помню. Я не обиделся — в футболе такие вещи не так уж и редко происходят. Правда, колено до сих пор периодически дает о себе знать. Видимо, потому что тогда недолечился.

— Расскажите еще какую-нибудь историю.

— Однажды команда поехала на выезд. А у меня травма паха. Играть было некому, а матч важный. Я сначала не хотел ехать, думал, что выйти на поле не смогу. А главный тренер Иван Прохоров говорит: «Звиад, сыграешь?» Подводить тренера не хотелось — все же он всегда ко мне хорошо относился, всячески поддерживал. Поэтому пошел на разминку. Но бегать было просто невозможно. Сказал об этом Прохорову. Тот отвечает: «Ты тогда просто ходи по полю». Начали играть, хожу — один забил, продолжаю ходить — второй. Ну и третий — получилось, что где-то ногу подставил, где-то голову... В итоге мы выиграли 4:1.

— Сколько вы отыграли за «Обувщик» в общей сложности?

— Девять сезонов. Закончил в 2002-м. Мне было тогда 33 года.

— Рановато.

— Конечно, мог бы еще поиграть на профессиональном уровне, ведь силы и энергетика были. Но вмешались обстоятельства. Главным тренером «Лиды» в том сезоне назначили Виталия Рашкевича. Мы играли вместе, он младше меня по возрасту. Рашкевич сразу обозначил свои требования: все всё выполняют, никому поблажек нет. А меня в тот момент беспокоило колено. Попросил у него снизить прыжковую нагрузку, пообещал, что буду в порядке. Но понимания не нашел. Начался сезон, тренер держал меня в запасе, так как я не мог полноценно вылечиться. А толчком к завершению профессиональной карьеры стал один случай.

— Какой?

— В одном из матчей Рашкевич выпустил меня на замену, дал задание играть впереди, а в обороне отрабатывать не столь интенсивно. И вот идет игра, мы получаем угловой у своих ворот, а тренер кричит мне с бровки: «Звиад, иди, помоги в защите!»

— Изменил задание, значит.

«Пошел в свою штрафную и замкнул подачу с углового шикарным ударом в девятку! Жутко расстроился. После этого твердо решил заканчивать».

— Типа того. Ну, я пошел в свою штрафную и замкнул подачу с углового шикарным ударом в девятку! Жутко расстроился. После этого твердо решил заканчивать.

— Не обидно? Ведь ваша карьера могла сложиться иначе.

— Знаете, я никогда не жаловался на жизнь. И на спортивную в том числе. С учетом того, что я стал поздно заниматься профессиональным футболом, с теми стартовыми возможностями, которые были у меня в Грузии, я достиг немало.

Пиво, ваза

— Чем вас привлекает Лида?

— Небольшой, тихий и спокойный городок. Отношение людей, конечно, играет свою роль — все очень доброжелательные.

— Этот город знаменит своим пивом.

— Самое интересное, что в Лиде я пиво впервые и попробовал. До 25 лет практически не пил спиртного. Сначала «Лидское» показалось мне горьким. Потом уже стал привыкать. Мог позволить себе после матча пропустить стаканчик — не более. А так к спиртному нейтрально отношусь. Водка совсем не притягивает, могу выпить вина, но в меру. Может быть, поэтому на пятом десятке удалось сохранить неплохую для своих лет физическую форму.

— В 2012 году болельщики признали вас лучшим игроком лидского футбола за 20 суверенных лет.

— Я не знал о том, что конкурс вообще проводился. Поэтому было еще приятнее. Ваза, которую подарили болельщики, стоит у меня дома на самом видном месте. Большое спасибо людям, что не забывают и ценят мой вклад в футбол.

— Кто оставил наиболее яркое впечатление из игроков, которые выступали за лидский клуб?

— Думаю, достойных ребят было немало. Если отмечать, то, пожалуй, выделю нашего капитана Сергея Петрушевского. Еще Витю Хохлача, который в свое время забил гол Юрию Жевнову с центра поля!

— Как так?

— Было дело. Жевнов потом говорил в интервью, что тот гол навсегда запомнит. Мы тогда обыграли БАТЭ со счетом 2:1… Ну и выделю Александра Юревича, который выступает до сих пор. Мы успели поиграть вместе, когда Саша только начинал.     

— Каким запомнился Юревич на поле в молодые годы?

— За его зону на левом краю обороны всегда можно было быть спокойным. Умный, работоспособный, неуступчивый игрок. Я совершенно не удивлен, что Саша добился в футболе многого, выступал в Лиге чемпионов.

— Сейчас за «Лиду» переживаете?

— Конечно. Иногда даже чересчур. И прошлый сезон вселил определенную надежду. Команда заняла в первой лиге четвертое место, считаю, добилась прогресса в организации игры. Если так пойдет и дальше — кто знает, может быть, «Лида» скоро вновь окажется в «элитном» дивизионе белорусского футбола.

— Хотели бы стать тренером?

— Откровенно говоря, к этому не тянет. Что-то подсказать, оценить потенциал конкретного игрока я могу. Но вот вести тренировочный процесс не готов.

Фото в тексте: football.by, voran.by

+42
Популярные комментарии
oreh-lg
0
Да, он. До этого "Лиду" тренировал.
Ответ на комментарий Dastin
это не тот который в Шерифе Тираспольском?
Dastin
0
это не тот который в Шерифе Тираспольском?
Ответ на комментарий oreh-lg
"Главным тренером «Лиды» в том сезоне назначили Виталия Рашевского. Мы играли вместе, он младше меня по возрасту. Рашевский сразу обозначил свои требования: все всё выполняют, никому поблажек нет."

Рашевского не было, был только Рашкевич :)
тюлень
0
Видел его в игре) Удачи Звиад)
Написать комментарий 6 комментариев
Реклама 18+