Реклама 18+

«Держать такую мощную команду было очень престижно». Что происходит с гандбольным «Динамо» сейчас

Украинский легионер Дмитрий Дорощук рассказал Игорю Петрулевичу о своих многочисленных проблемах — долгах, невозможности найти новую работу и непростом семейном положении.

— Вы только недавно вернулись в Украину. Чем занимались в Беларуси после развала «Динамо»?

— Моя девушка Татьяна, с которой давно живем в гражданском браке, была на восьмом месяце беременности. Планировали, что она будет рожать в Минске. Тем более не хотелось уезжать от тех врачей, с которыми все это время консультировались. Было разумно закрыть все медицинские дела в Беларуси. Плюс в Украине на тот момент было обострение политической ситуации, о которой подробно говорить не хочу. Еще в «Динамо» нам обещали вернуть деньги. Все эти факторы говорили, что надо остаться. Не было смысла возвращаться в Украину. Да и не хотелось. Ну а теперь пришлось.

— Как вы узнавали о возможном распаде «Динамо»? Со стороны показалось, что все произошло буквально за неделю.

— Действительно, предпосылок не было. Нам говорили, что все хорошо. Мол, скоро спонсоры подпишут все нужные бумаги. Никаких слухов не было. Мы же окончательно узнали о распаде клуба по приезду с последнего матча Лиге чемпионов с «Ваккером». На следующий день была тренировка, и после занятия нам объявили о такой ситуации. Как будто по голове ударили. Жили себе спокойно, хороший клуб, а тут раз — и надо искать новую команду. Для всех это был большой шок.

— Насколько мне известно, игроки, узнав это, взяли время на раздумье. О чем вы говорили между собой?

— Практически сразу же капитан Дима Никуленков собрал всех вместе и поинтересовался, кто готов доиграть чемпионат бесплатно. У большинства ребят были варианты продолжения карьеры. Белорусам поступили предложения от БГК. Словенцы могли уехать в родную Словению. Многие прекрасно понимали, что финансовый вопрос может и не урегулироваться, поэтому большинство ребят решило разъехаться.

— Что сказали вы?

— Мне очень хотелось остаться в Минске, где мне было комфортно. Все было хорошо. На тот момент я уже продлил контракт еще на два года. Перевез семью в Минск. Решил, что девушка будет рожать в Беларуси. Меня все-все устраивало. У меня до последнего была надежда, что все стабилизируется. Я постоянно связывался с начальством. Да и до сих пор звоню. Узнавал, может ли «Динамо» как-то сохраниться.

— Начальство — это кто? И что оно вам обещает?

— Михаил Маевский и Андрей Паращенко. Пока они говорят, что встречаются со спонсорами, ищут финансы. Но до сих пор тех денег, которые они нам должны, нет.

— Значит, в «Динамо» с вами полностью так и не рассчитались?

— В этом календарном году мы своих денег еще не видели. То есть даже за январь и февраль законной зарплаты я так и не получил.

— Дали ли какие-то отступные?

— Как можно об этом говорить, если нам даже не вернули основной долг?

— Что руководство говорит о возобновлении «Динамо»?

— Ответ на этот вопрос меня тоже интересует. Все мне говорят, что это нереально. Мол, даже всех бывших игроков разобрали, они уже подписали контракты на последующие сезоны. Но лично мне кажется, что это возможно. Главное, найти людей, заинтересованных в гандбольной команде. Нужно просто, чтобы были деньги.

— Но сейчас главная проблема — выплата долгов?

— Да, по крайней мере, обещают ее решить. Говорил буквально на днях с Андреем Валерьевичем Паращенко. Он утверждает, что нас рассчитают. Никто не бросит. Слышал, что очень помогает Юрий Федорович Бородич. Он способствует тому, чтобы рассчитались хотя бы за те два месяца, которые мы честно отработали.

— Борис Денич жаловался, что ему не дали денег даже на дорогу в аэропорт. Вы получили средства на бензин до Украины?

— Я с января даже квартиру в Минске снимал за собственные деньги. Потом все вещи перевозил тоже сам. Все это было сделано за свой счет.

— Почему вам не удалось найти новый клуб?

— Откровенно говоря, в такой ситуации, когда в середине сезона разваливается команда, просто нереально попасть в какой-то клуб. Конечно, у меня были предложения, но многие вели себя не совсем чистоплотно. Думаю, вы понимаете, о чем я.

— Не совсем.

— Не буду называть конкретные фамилии. Просто руководство заинтересованных во мне клубов, зная, что я нахожусь в тяжелом положении, отказывалось выполнять мои требования. Ни по деньгам, ни по бытовым условиям. Все понимали, что я в безвыходной ситуации, поэтому буду соглашаться. Но я на такое не пошел. Тем более общался не с таким уж большим количеством команд. И я не такая звезда, как Нинчевич, которого примут с радостью. А такие игроки, как я и, допустим, Глеб Гарбуз, запросто остались без клуба.

— Что насчет Катара? Говорят, из этой страны были предложения практически всем «динамовцам».

— Со мной тоже велись разговоры по поводу этой страны. Но все так и осталось на уровне разговоров. Да и я хотел быть ближе к дому. А еще лучше в Беларуси, в Минске. Мне бы подошел еще БГК, но эта команда уже полностью укомплектована.

— Кто вас поддерживает в такие минуты?

— Весь коллектив «Динамо» до сих пор продолжает общаться между собой. Я разговариваю с Сашей Маркеловым, Глебом Гарбузом. Ване Бровко недавно звонил. Хорошо, что он договорился доиграть этот год за СКА. Рад за него. У него тоже все обидно вышло. Он хорошо выступил на чемпионате Европы, мог продолжать играть в «Динамо», а в итоге вот как вышло.

— Вернемся к объявлению о распаде «Динамо». Какое настроение царило в клубе после объявления этой новости?

— У всех был шок. Думаю, это для всех было крайне неожиданно, поэтому переживали все. Не могу сказать, кто из игроков был подавлен в большей степени. Но лично мне до последнего момента казалось, что это все просто слухи. Я и сейчас не отошел от шока. Но это спорт. Такое бывает.

— Вы сталкивались с чем-то подобным?

— Всякое бывало. Наши балканцы рассказывали, что нечто подобное происходило и в европейских командах. Но так быстро — никогда.

— Существует мнение, что многие балканские легионеры относились к своей работе в «Динамо» наплевательски? Мол, приехали заработать денег. Это так?

— Я бы не стал так утверждать. На тренировках они работали не меньше остальных. Их очень волновал вопрос распада «Динамо». Их же все устраивало. Думаю, у них не было резонов филонить или показывать свое недовольство чем бы то ни было. Но когда начались задержки денег, балканцы стали сильно волноваться.

— Национальный телеканал ОНТ на примере гандбольного «Динамо» рассказал, как спорт проедает государственные деньги, платя незаслуженно большие зарплаты игрокам. Как вы можете защитить гандболистов?

— Сейчас я чаще захожу на ваш сайт и сайт «Прессбола». И действительно, появляется много новостей о зарплатах руководителей и наших спортсменов. Но надо же понимать простые вещи. Карьера профессионального спортсмена заканчивается в 30 лет. Любой спорт очень травмоопасный. Это сказывается на карьере. Плюс в большой клуб еще нужно попасть. Но хорошо зарабатывать можно максимум лет 10. Обычный человек может развиваться до 70 лет. У спортсмена срок более короткий. Тем более в гандболе крутятся не такие большие деньги, как, допустим, в футболе.

— При этом в СКА зарплаты были гораздо меньше. Соизмеримы ли суммы контрактов игроков «Динамо» с их мастерством?

— Не знаю, сколько получают в СКА. Но известно, что СКА — это белорусский любимец. Школу Мироновича будут любить вечно. Но я не уверен, что такой СКА смог бы пробиться в Лигу чемпионов и уж тем более там достойно конкурировать с соперниками. Сделать это исключительно белорусами крайне проблематично. СКА — отличный клуб в плане подготовки молодых кадров. «Динамо» же решало другие задачи. Наш клуб представлял Беларусь в Лиге чемпионов, причем очень достойно. Мне кажется, держать такую мощную команду было очень престижно. На постсоветском пространстве такой попросту не было.

— Где вы сейчас конкретно и чем будете заниматься до старта следующего сезона?

— В родном городе Нововолынске со своей девушкой Татьяной и сыночком Данилой. Я тренируюсь индивидуально. Посещаю тренажерный зал, бегаю на улице. Конечно, это все без работы с мячом. И это плохо. Хочется побросать, поиграть в какой-то команде. Но… Теперь слишком много но. Получилась неприятная ситуация. Продолжу работать и буду терпеть.

— Если бы «Динамо» возродилось, вы бы вернулись в этот клуб?

— Думаю, да.

Фото: dinamohandball.by

+12
Написать комментарий
Реклама 18+