Игрок «Мариуполя» россиянин Бойко о том, как выезжал из Украины: «Мы были под обстрелами, сидели в бункере. Я вернулся домой с щеткой, телефоном и загранпаспортом»

Экс-игрок «Гомеля» россиянин Владислав Бойко, выступавший до недавнего времени за «Мариуполь», рассказал о первых днях войны в Украине, а также о том, как оказался в России.

- 24 февраля вы застали вместе со своим клубом в гостинице в Дружковке. Приехали туда заранее на очередную игру Суперлиги?

– Да. Когда едешь на две или три игры, то берешь с собой хоть какие-то вещи. А тут мы 23 числа приехали, я был, грубо говоря, с одной зубной щеткой и зарядкой для телефона. 24 февраля должны были отыграть и поехать обратно в Мариуполь, а вышло, как вышло.

- Примерно до 6 марта ваша команда, как и еще два клуба Суперлиги СК «Сокол» (Киев) и «Белый Барс» (Белая Церковь), провели в Дружковке в гостинице. Как прошли эти дни?

– Первые три дня была стадия отрицания, потому что никто не верил, что это реально происходит. В 5 утра начались взрывы. Все не верили, что такое вообще может произойти. Первые три дня все думали, что все-таки это как-то успокоится. Потом началась паника, потому что никто не знал, что делать – лучше ехать куда-то на автобусе, лучше переехать в другой город, вернуться в Мариуполь или поехать на границу? Никто не знал, где безопаснее. 

- Когда покидали Мариуполь, что удалось взять с собой?

– С собой взял зубную щетку и загранпаспорт. У меня в Мариуполе осталось вообще все. Все вещи, все документы, вся техника. Я вернулся домой с щеткой, телефоном и загранпаспортом. Сейчас вот хожу в одежде отца и в одежде друзей.

- Потом вам удалось перебраться в Харьков, а оттуда в Москву. Кто и как в этом помогал?

– Было принято решение выезжать с гостиницы, потому что однажды рядом упал снаряд. В гостинице выбило все окна в номерах. Мы понимали, что тут уже не безопасно, надо было куда-то двигаться. Затем разделились по своим кучкам. Кто-то поехал во Львов, кто-то поехал в Харьков. Я принял решение ехать в Харьков, потому что там был тренер Алексей Михайлович Лазаренко, который вывозит людей в Белгород на ближайшую границу. То есть до этого он вывез 20 человек.

Мы приехали компашкой из трех команд: «Кременчука», СК «Сокола» и я один был из «Мариуполя». Мы пожили у него три дня дома, каждое утро пытались выехать оттуда, но нам этого не давали сделать. Как удалось это сделать невозможно описать словами, потому что мы были под обстрелами, сидели в бункере, когда шли жесткие обстрелы, были в отделение милиции, где проверяли документы. Мы добирались 70 километров с Харькова до Белгорода 12 часов.

Лазаренко нужно поставить памятник, потому что он, рискуя своей жизнью, держал нас у себя дома, и потом ехал под обстрелами.

- Что в целом вы пережили, когда находились на Украине в период с 24 февраля, по тот момент пока не покинули эту страну?

– Я даже сейчас говорю, и слеза наворачивается, потому что никому не пожелаешь оказаться в такой ситуации. Когда ты звонишь всем друзьям и знакомым, пытаешься звонить известным людям, еще кому-то и просто никто не может тебя вытащить, никто не может ничем помочь. Было очень страшно, особенно, когда видишь, как реально заходят в магазин с автоматами, как мимо тебя проезжают танки с БТРами, – рассказал Бойко.

Источник: belarushockey.com