Рэй Шеро: «Надеюсь, Кросби станет такой же легендой «Питтсбурга», как Марио Лемье»

Генеральный менеджер «Питтсбурга» Рэй Шеро рассказал о том, как справляется со своими обязанностями, и признался, что многие обмены игроков даются ему очень тяжело.

«Том Фитцджеральд был нашим капитаном в «Нэшвилле», и как-то мы обменяли его в дедлайн. Моей жене Том очень нравился, и она до сих пор злится на меня за то решение.

Быть генеральным менеджером — тяжело, потому что ты не можешь слишком сближаться с хоккеистами. Когда ты звонишь кому-то сказать, что его обменяли, то понимаешь: чья-то жизнь изменилась. Не только игрока, но и его семьи.

Игроки никогда не подходили ко мне и не говорили: «Рэй, мне в звено нужен тот-то парень». И такого никогда не произойдет. Такое право могло бы быть у Кросби, но Сид не такого склада характера. Я отслеживаю ситуацию на рынке крайних нападающих, и соглашусь с вами, что заполучить игрока, забивающего 40 голов за сезон, было бы здорово. Но вы вынуждены будете заплатить за него немалую цену. В ситуации с потолком зарплат это невозможно. Любая команда обречена иметь в составе какие-то дыры.

Когда я принимал решение об увольнении Террьена, команда находилась в тяжелой ситуации. Забавная история: в первом же матче под руководством Байлсмы мы проиграли в гостях «Айлендерс». Когда мы возвращались обратно в Питтсбург, Дэн подошел ко мне и спросил: «Ммм, Рэй! Завтрашнюю тренировку провожу я?» Впрочем, все мы знаем, как в итоге закончился для нас сезон.

Самый трудный обмен в моей карьере — в 2009-м, когда мы отдали Райана Уитни в «Анахайм». Мне он очень нравился как человек, отличный парень — его отец, с которым я постоянно поддерживал контакт. К тому же в момент трейда мать Уитни находилась в больнице, и я это знал. Трудное, очень трудное решение, но работа есть работа.

Генеральные менеджеры не обращают большого внимания на слухи в Интернете. Так, накануне драфта 2008 года прошел слух, что мы ведем переговоры с «Лос-Анджелесом» об обмене Евгения Малкина, хотя я никогда даже не разговаривал с Дином Ломбарди на эту тему. Кстати, Дин тогда за день до драфта позвонил мне и сказал: «Рэй, а может нам действительно стоит поговорить насчет Малкина?» Я ответил: «Нет, Дин, тут разговаривать абсолютно не о чем».

Если мы когда-нибудь все же обменяем Малкина, то вряд ли получим в этой сделке лучшего игрока. Потому что лучший уже сейчас с нами. Этим летом, когда мы решили перевести Джино с позиции центра на фланг, я отправил ему смс. Он был где-то в Европе, но ответил мне почти сразу же. Причем, я подумал, что он напишет что-то вроде: «Вы что, там с ума все сошли?! Куда вы меня двигаете?! Я центр!» Однако он написал: «А что по этому поводу думает тренер?» Малкин — отличный парень и отличный партнер. Когда кто-то начинает что-то про него говорить, я предлагаю ему взглянуть под своды нашего стадиона, туда, где висит баннер обладателей Кубка Стэнли.

Можем ли мы заключить с Кросби такой же длительный контракт, как «Нью-Джерси» с Ковальчуком? Когда вы подписываете игрока на 12 или 15 лет, то получаете его практически навсегда. Но при этом будьте честны перед собой. Если вдруг ему не понравится прогресс команды, ее владельцы, партнеры, то он придет к вам и скажет: «Эй, парень, все совсем не так, как ты мне обещал вначале». В такой ситуации вы почувствуете себя идиотом.

Но когда вы подписываете игрока на 5 лет, как в нашей ситуации с Сидом, вы получаете шанс добиться успеха, и если достигаете его, то у вас отличная возможность сохранить игрока в команде и дальше. Я надеюсь, что Кросби останется здесь до конца карьеры и станет такой же легендой клуба, как и Марио Лемье», — цитирует Шеро The Pittsburgh Magazine.

Реклама 18+