Без вины виноватый

Разбирательства «Авангарда» и пострадавшей от шайбы девушки из группы поддержки омичей заставили многих вспомнить о случае из жизни НХЛ, который, к несчастью, привел к трагическим последствиям. История норвежского нападающего Эспена Кнутсена и американской школьницы Бриттани Сесил — в переводне Артема Зырянова.

Knutsen_50220qТеперь Эспен Кнутсен тренирует. dagsavisen.no

Разбирательства «Авангарда» и пострадавшей от шайбы девушки из группы поддержки омичей заставили многих вспомнить о случае из жизни НХЛ, который, к несчастью, привел к трагическим последствиям. История норвежского нападающего Эспена Кнутсена и американской школьницы Бриттани Сесил — в переводне Артема Зырянова.

«Дедуль, смотри! А у меня сувенир», — лепетала кареглазая светловолосая девочка, держа в руках шайбу, когда ее семья добралась до больничной палаты. Ученица восьмого класса Бриттани Сесил подняла черный каучуковый диск с пола во время своего первого похода на матч Национальной хоккейной лиги. После того, как эта шайба ударила ее по голове, неожиданно отлетев на трибуну с хоккейной площадки. Это произошло 16 марта 2002 года. Во втором периоде матча с «Калгари» центрфорвард «Коламбуса» Эспен Кнутсен щелчком набрасывал шайбу на ворота, та задела клюшку кого-то из соперников (Дерек Моррис — прим. «Эпицентр») и отскочила к 13-летней Бриттани. Через 2 дня она умерла. Кнутсен не мог сдержать слез, когда узнал о гибели девочки. Его карьера после такого эмоционального потрясения пошла на спад.

Семья Бриттани и сам Кнутсен до сих пор залечивают душевные раны после трагедии. Их разделяют океан и 4072 мили, но они по-прежнему связаны друг с другом одним мгновением — шайбой, отскока которой никто не ожидал. Мучения преследовали Эспена на протяжении многих лет. Они не оставили его после отъезда из НХЛ, не ослабевали от многочисленных переходов из клуба в клуб. Они забрались даже в голову младшего сына Кнутсена. Прочитав в интернете историю о смерти Бриттани, 8-летний мальчик Эмил спросил у своего отца, в действительности ли тот убил шайбой девочку. За годы карьеры Кнутсен принял на себя сотни свирепых силовых приемов, некоторые из которых ломали ему кости и приводили к сотрясениям мозга. Но ничто не ошеломляло норвежского хоккеиста, как этот простой вопрос.

«Мой сын очень жалеет эту девочку, в какой-то степени ему жаль и меня», — рассказывает Кнутсен, который сейчас тренирует хоккейную команду в Осло. - Я не могу объяснить, что на самом деле преследовало меня все эти годы. Чувство боли за то, что стряслось с маленькой девочкой, чувство вины перед ее родителями, перед которыми я бы хотел извиниться — пожалуй, вот, что было у меня на душе».

Прочитав в интернете историю о смерти Бриттани, 8-летний мальчик Эмил спросил у своего отца, в действительности ли тот убил шайбой девочку.

Он подумывал о том, чтобы связаться с семьей Бриттани спустя многие годы после трагедии, но мысли о том, что упоминание его имени только расстроит родителей погибшей или, что еще хуже, они по-прежнему сердятся на него, пугали Кнутсена. Мать Бриттани, Джоди Нодашер, сотни раз вспоминала о норвежце и даже была близка к тому, чтобы отправить ему письмо. Которое так и не было написано.

«Мы не виним Эспена, мы никого не виним», — отмечает Джоди. - Мне бы хотелось когда-нибудь посмотреть в глаза Кнутсена и сказать ему об этом. Это был несчастный случай, просто несчастный случай».

***

Кристина Серджент долго просила свою старшую сестру Бриттани остаться дома и не идти на хоккей в тот вечер. На носу у них был переезд в другой дом, и именно в день матча сестры должны были завершить перевозку вещей на новое место. Но билеты на «Блю Джекетс» были подарком отца Бриттани, Дэвида Сесил, который отказался от разговора на тему гибели его дочери. До ее 14-летия оставалось всего 4 дня.

«Мы с нетерпением ждали переезда, и Бриттани уже выбрала себе комнату, все распланировала», — вспоминает Кристина. - «Она хотела отметить день рождения в новом доме, провести вечеринку с джакузи, но ей так хотелось сходить на хоккей!». В тот день ее мать с пищевым отравлением лежала в постели и не могла помочь с переездом, но отчиму Робу очень хотелось сделать подарок девочке. Перед уходом Бриттани забежала к Джоди и поцеловала ее на прощание. «Я сказал тогда: «Пускай она идет. Ей так хочется побывать на игре, а дом никуда не денется», — говорит Роб. «Я провел много бессонных ночей, вспоминая о том моменте после смерти дочки. Но и сейчас я сделал бы то же самое».

Кнутсен пролетел через синюю линию, держа на крюке почти 200-граммовую замерзшую ото льда шайбу. Он заметил пустоты в обороне «Калгари» и щелкнул по воротам. Шайба могла лететь со скоростью до 90 миль в час. Обыкновенный бросок. Один из тысячи в карьере Кнутсена. Защитник «Флэймс» Дерек Моррис не успевал встретить соперника приемом тело в тело, но кончиком клюшки смог коснуться шайбы спустя мгновение после щелчка норвежца. Она перелетела через двухметровое ограждение и упала на трибуне за воротами.

Шайба могла лететь со скоростью до 90 миль в час. Обыкновенный бросок. Один из тысячи в карьере Кнутсена.

«Это был обыкновенный игровой момент», — говорит Кнутсен. - «В тот момент я и подумать не мог, что он приведет к каким-то последствиям». Бриттани, сидевшая в секторе 121, успела заметить что-то крутящееся в воздухе, но она не смогла понять, что это была шайба. До тех пор, пока резиновый диск не врезался ей в голову — чуть выше носа. Прикрыв лицо курткой, девочка самостоятельно покинула арену.

Семья Бриттани отмечала завершение переезда в новый дом, плескаясь в джакузи, когда им позвонили из больницы. О происшествии первым узнал отец девочки. Поначалу, ничто не предвещало угрозы. Пострадавшей оказали первую помощь и наложили швы. Но уже спустя час дурные предчувствия подтвердились. Бриттани стало плохо.

Дорога от Вест Александрии до детской больницы Коламбуса казалась Джоди, Робу, Кристине, а также бабушке и дедушке Бриттани бесконечной, но когда они вошли в ее комнату, девочка встретила гостей улыбкой. В руках она терзала хоккейную шайбу, взахлеб рассказывая о том, насколько весело ей было на хоккее. Девочку волновали только срыв планов на день рождения и приближавшиеся экзамены для школьных чирлидерш. На следующий день, в воскресенье, семья весело отметила ее 14-летие прямо в больничной палате. Там были и торт, и мороженое, и различные подарки, включая мини-чучела животных, купленных в сувенирной лавке госпиталя. Ночью ей стало хуже. Девочка пожаловалась на головные боли своей маме, которая дежурила у ее кровати в утренние часы. Перед рассветом Джоди пыталась поговорить с дочкой, но та могла отвечать ей только кивками головы. Вскоре Бриттани впала в состояние комы, выйти из которого ей не удалось. Вечером она умерла от кровоизлияния в мозг.

***

В преддверие матча с «Миннесотой» Кнутсен собирался на предигровую тренировку в Nationwide Arena. Но когда он зашел в раздевалку, там было тихо, словно на поминках. Первым к норвежцу подошел Рэй Уитни, отозвавший его в сторонку для разговора с глазу на глаз. Он и сказал Кнутсену, что его бросок привел к гибели девочки. «Сначала я подумал, что Рэй шутит. Это не было похоже на правду», — говорит норвежец. - «Я поверил ему только тогда, когда увидел его лицо. Я оцепенел, осознав, что произошло». Следующим к Эспену подошел ветеран Кевин Динин, который попытался сделать все, чтобы ободрить опечаленного товарища по команде. Он первым сказал Кнутсену, что произошедшее — всего лишь несчастный случай, и вины игрока в смерти Бриттани Сесил нет. У Динина было время прочитать утренние газеты, которые сообщили о трагедии, но он не знал, как помочь человеку, шкафчик которого расположен рядом с его. «Хоккеисты гордятся своим мужеством, но что ты можешь противопоставить ощущению беспомощности? А именно так чувствовал себя Эспен в тот момент», — вспоминает Динин. Вечером того же дня встречу с Кнутсеном провел и главный тренер «Коламбуса» Дэйв Кинг, но его попытки помочь хоккеисту не привели к успеху. Эспен находился в состоянии транса, он не мог слушать тренера без слез на глазах. «Кнутсена было невозможно утешить, и это продолжалось на протяжении многих недель», — рассказывает Кинг. - «Этот случай поставил точку в его карьере. Эспен — прекрасный парень, умевший играть в хоккей, но после смерти Бриттани он так и не вышел на свой прежний уровень».

Дэйв Кинг: «Кнутсена было невозможно утешить, и это продолжалось на протяжении многих недель».

Невысокий форвард появился в «Коламбусе» при Даге Маклине, тогдашнем генменеджере и президенте «Блю Джекетс», который хотел усилить атаку молодой команды. Игрок по прозвищу «Шампунь» (у его отца была собственная парикмахерская) быстро освоился в раздевалке клуба, а в 2002-м Кнутсен стал первым игроком из Норвегии и «Коламбуса», сыгравшим в Матче всех звезд НХЛ. Но когда он узнал о том, что его бросок случайно убил девочку, искорка, позволявшая ему сражаться с монстрами из НХЛ, стала гаснуть, а разжечь ее заново было очень сложно.

Кнутсен решил сыграть с «Миннесотой», полагая, что это поможет ему отвлечься от случившегося. Но его мысли в тот вечер были где-то далеко, а не на площадке. Всякий раз, когда шайбы улетали на трибуны, он вздрагивал, а Дэйв Кинг заметил, что соперники, проводившие силовые приемы против Эспена, не шли до конца, понимая, что норвежцу приходилось совсем несладко. Маклин попытался защитить Кнутсена и остальных членов клуба от внимания со стороны прессы, которое возросло после инцидента с девочкой. Президент «Коламбуса» ограничил доступ журналистов к игрокам, а также решил, что именно он — а не кто-то из команды — пойдет на похороны Бриттани. Но Кнутсен все равно столкнулся с так называемыми «грязными приемами» со стороны Sports Illustrated. Популярный журнал поместил его фото на обложку с заголовком «Смерть болельщика». «Это было неправильно», — сетует защитник «Коламбуса» Расти Клесла, который в момент броска Кнутсена находился на скамейке для оштрафованных. - «Журналисты сделали все так, будто это Кнутсен был виновен в смерти малышки. Нас это очень расстроило».

***

Тренер лучшей профессиональной команды Норвегии внешне не сильно отличается от молодых ребят, которых он выпускает на лед. Длинные светлые волосы, как и неисчерпаемый заряд энергии, который помогал ему справляться с нагрузками на протяжении тяжелых сезонов в НХЛ, по-прежнему при Кнутсене. После ухода из «Коламбуса» в 2004-м Эспен ни разу не возвращался в США. Его игровая карьера завершилась в 2005-м, когда в одном из матчей чемпионата Швеции он получил тяжелую травму, пытаясь применить силовой прием против более мощного хоккеиста. С тех пор команда Кнутсена выиграла три золотых медали, а он все это время жил в Осло с сыном Эмилем. Но каждый раз, когда Эспен видит шайбу, перелетающую через ограждение, он вспоминает о трагическом случае, который все еще сидит в его памяти. И не важно, что он столько раз слышал о своей невиновности.

После ухода из «Коламбуса» в 2004-м Эспен ни разу не возвращался в США.

«Я жалею о том, что не пошел на похороны Бриттани», — признается Кнутсен. - «Мне бы очень хотелось посмотреть в глаза родителям девочки и выразить свои самые глубочайшие соболезнования, сказать, что мне безумно жаль их дочь. Может быть, в таком случае меня бы «отпустило». Трагедия затронула не только его, но и всех сотрудников «Блю Джекетс» – от игроков и офисных сотрудников до топ-менеджеров. Бриттани остается единственным болельщиком, погибшим во время матча НХЛ, а ее смерть ударила по клубу намного сильнее, чем любое поражение на площадке. Инцидент заставил руководство лиги пересмотреть меры предосторожности и для безопасности болельщиков вывесить за воротами оградительные сетки. Спустя несколько месяцев после гибели девочки они появились на каждой арене НХЛ, включая Nationwide Arena. «Мы чувствовали себя настолько плохо, насколько это возможно. Я не знал Бриттани, но в какой-то степени она стала частью нашего клуба. В мире нет ничего, что может сравниться с тем, через что нам пришлось пройти», — делится Маклин.

«Мы хотели, чтобы сетки за воротами на аренах НХЛ стали выше. Это позитивный момент, который удалось извлечь из смерти нашей девочки», — рассказывает Джоди. По словам президента «Коламбуса», который был одним из инициаторов движения по увеличению размеров сетки за воротами, новое правило уберегло бесчисленное количество болельщиков от травм, и, возможно, спасло их жизни. Когда большие сетки только появились на Nationwide Arena, Маклин получил несколько злобных писем по электронной почве от фанатов, которые были недовольны ухудшением обзора из-за ворот. Но настроенному по серьезному менеджеру «Коламбуса», чья дочь была ровесницей Бриттани, было все равно. «Маленькая девочка лишилась жизни во время хоккейного матча из-за того, что сетка была недостаточно высока. Что может быть хуже этого?», — полагает Маклин. - «Первое, о чем меня попросили родители Бриттани, увеличить высоту ограждения. И мы их услышали».

Джоди и Роб развелись спустя несколько лет после трагедии. С тех пор пара не была ни на одном матче «Блю Джекетс», но они спокойно реагируют на разговоры или заметки в газетах об этой команде. Они не сомневаются в том, что их дочь продолжала бы болеть за «Коламбус» и ходить на Nationwide Arena. И также убеждены, что их дочь была бы без ума от человека, который вот уже многие годы тащит на себе бремя ответственности за ее смерть. «Если бы Эспен побывал тогда в ее больничной палате, наша Бриттани была бы в диком восторге», — говорит Роб. - «Я не хочу, чтобы он и дальше чувствовал себя виноватым».

P.S. Семья Бриттани Сесил получила от НХЛ и «Коламбуса» денежную компенсацию в размере 1,2 миллиона долларов, не считая затрат на похороны.

В декабре 2010-го, спустя 8 лет после трагедии, Эспен Кнутсен все-таки приехал в США и встретился с матерью погибшей девочки.

Источник: The Columbus Dispatch.

+42
Популярные комментарии
0
funnek
Тронуло. Печальная история. Очень жаль и девочку и Эспена. Даже не могу представить как жить с таким на душе. =(
0
Madridista
((
0
alex-cccp
не дай Бог такого никому.....тут можно и умом тронуться!.....бедный Эспен.
Написать комментарий 12 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+