Артем с завода жениться не спешит

Недавно минуло 40 дней после катастрофы, в которой разбился самолет с хоккеистами ярославского «Локомотива». Среди погибших были трое белорусов, в том числе и капитан нашей сборной Руслан Салей. В память о нем Goals.by размещает интервью, которое Расти — молодой, успешный и неженатый — дал газете «Прессбол» в 1998 году. Разговор получился смелым и откровенным. Такое интервью мог дать только человек, который очень любит и ценит жизнь.

Saley_blackВ то время у Руслана на первом месте была карьера... gazetaby.com

Недавно минуло 40 дней после катастрофы, в которой разбился самолет с хоккеистами ярославского «Локомотива». Среди погибших были трое белорусов, в том числе и капитан нашей сборной Руслан Салей. В память о нем Goals.by размещает интервью, которое Расти — молодой, успешный и неженатый — дал газете «Прессбол» в 1998 году. Разговор получился смелым и откровенным. Такое интервью мог дать только человек, который очень любит и ценит жизнь.

«Потрем?» — Руслан Салей — гордость и оплот белорусской хоккейной диаспоры в Северной Америке — плюхается рядом, в кресло вестибюля минского Дворца спорта. «Чего?» — не понял я. – «Базарить, в смысле, здесь будем или на воздух пойдем?»

Мы проходим мимо льда, где только что закончилась тренировка хоккеистов, а теперь работают юные фигуристы. «Раньше, знаешь, сколько тут красивых девчонок каталось? Непонятно только, куда они потом делись», — сокрушается Руслан, идя вальяжно, вразвалочку, и шурша летними шлепками по бетонному полу Дворца.

«Ой, — говорит он и останавливается. — Это что, я в трусах и в майке в город пойду?» — «Да какой там город! Дорогу перейдем и возле «Москвы» посидим». – «Все равно несолидно, — укоризненно машет патлатой шевелюрой Салей. — Немытый, после тренировки и в таком виде. Да еще и обратно не пустят».

«Эй, парень, — это уже охраннику, стоящему у центрального входа. — Ты меня обратно запустишь?» — «Конечно», — с готовностью отвечает тот, почтительно уступая дорогу. «А куда бы он делся? — спрашиваю я своего спутника. — У тебя ж кулак размером с его голову». – «Нет, — отвечает Салей. — Я не по этим делам».

По каким делам Руслан Салей, я понимаю уже на той стороне, когда, выйдя на «Бродвей», он обращает мое внимание на эффектную длинноногую блондинку: «Видал?» — «Ну...» — «Как идет, а? Ну прям как на подиуме. По лицу видно, какой у нее умный взгляд. Двух слов вместе не свяжет, — расширяет он мои познания о женщинах. — Я бы с такой долго не протянул. Ну ладно, здесь, что ли тереть будем?» Единственный свободный столик залит какой-то липкой жидкостью, но выбирать не приходится.

— Руслан, я так понимаю, ты и в отпуске постоянно тренируешься?

«Я тоже мечтаю о тех временах, когда мне не надо будет в начале июня идти в зал и заниматься физподготовкой. Но это будет потом, когда я стану настоящей звездой. А пока надо пахать и во время отпуска».

— В принципе, я могу тренироваться, а могу и балду гонять целыми днями. Я даже уверен, что многие мои коллеги именно так и поступают, разве что в футбольчик иногда гоняют, для поддержки формы. Я тоже мечтаю о тех временах, когда мне не надо будет в начале июня идти в зал и заниматься физподготовкой. Но это будет потом, когда я стану настоящей звездой. А пока надо пахать и во время отпуска. Хорошо, что нескучно. Вместе со своим другом Сергеем Ерковичем на пару тренируемся. Получается, что пять раз в неделю я хожу в зал, а с 20 июля еще и стою на льду.

— Физическая сила для тебя важна?

— Это не самоцель. При желании можно стать и Шварценеггером, но мне же еще и шайбу гонять надо. Поэтому программа летней подготовки, которую я получил в НХЛ, имеет три этапа. Первый — ОФП, второй — развитие силы и последний — работа над скоростно-силовой выносливостью.

— Ты уже готов к сентябрьской сдаче тестов в своем «Анахайме»?

— Думаю, да. Единственное, чего не было у меня в зале, — это бегущей дорожки под углом в 45 градусов, на которой надо продержаться как можно дольше. Поэтому, собственно, в Америку я пораньше и поеду, чтобы подготовиться как следует.

Впрочем, я не собираюсь поражать воображение своих товарищей на сдаче тестов и лезть вон из кожи, чтобы получить одобрение тренеров. Меня удовлетворит место в золотой середине. Уже ведь не новичок, которому надо везде зарабатывать бонусы, даже при разгрузке командной амуниции из автобуса.

— В Америке нет такой традиции — проводить отпуск всей командой?

— Я сомневаюсь, что она где-то есть. У всех слишком разные интересы и различное семейное положение. Впрочем, по окончании сезона мы неплохо отдохнули несколько дней в Лас-Вегасе. Женился парень из нашей команды и по традиции, там заведенной, устраивал мальчишник.

— Вывезти команду в Вегас — удовольствие, видимо, не из дешевых.

— Билеты на самолет он нам не покупал и гостиницу не проставлял. За это мы платили сами. А вот за иные удовольствия — счастливый жених. Рассказываю. Завтрак, обед, загорать, купаться, свои дела, ужин. Поход по дискотекам и стриптиз-барам. Потом все вместе собираемся в одном гостиничном номере. Все вместе — это с «группой поддержки», за которую уже заплачено. Тут все и начинается.

— Все — это что?

„Тут все и начинается. Даже не знаю, как вернее сказать. Шоу — это по-ихнему, групповуха — в нашей "транскрипции“.

— Даже не знаю, как вернее сказать. Шоу — это по-ихнему, групповуха — в нашей «транскрипции». Все уже в полной кондиции — пьяные, обкуренные и самый отвязанный, конечно, жених. Самое то, что нужно для настоящего мальчишника. Проявить себя мог любой. Под подбадривающие хлопки и улюлюканье друзей каждый выходил в центр круга и показывал, что умеет.

— Ты, надеюсь, честь страны не посрамил?

— Мы были большей частью в роли экспертов. То есть, как будто конкурс красоты проводили, только задания придумывали для девчат немножко другие. На каждый тур устанавливался отдельный призовой фонд. В зависимости, так сказать, от сложности и меры приложенных усилий. За профессиональной работой всегда приятно наблюдать. Слушай, ты что, про все это в газете напишешь?

— Да, знаешь, я сам уже собирался тему перевести. Расскажи лучше, как оцениваешь этот сезон для сборной. Хотя я вот тут подумал, можно ли их опыт проведения мальчишников перенести на нашу родную, белорусскую землю?

— Не только можно, но и нужно. Я тебе скажу, что он, опыт-то, есть, довольно-таки хорошо прививается. Я уже делал для друзей по приезде «презентацию». В более тесном, правда, чем в Вегасе, кругу. Но всем понравилось! Старушки кушают, и с удовольствием. У нас это проще.

— В смысле — дешевле.

„Да тут каждая вторая готова пойти. Где та мораль, которая была в обществе лет десять назад? Сейчас одно понятие у людей — деньги. Считай, беспредел полный. Что, конечно, удручает“.

— И это тоже. Да тут каждая вторая готова пойти. Где та мораль, которая была в обществе лет десять назад? Сейчас одно понятие у людей — деньги. Считай, беспредел полный. Что, конечно, удручает.

— То есть едешь ты на своей машине... Кстати, какая у тебя марка?

— У меня нет своей машины. Еще не заработал. Если только друзья дадут покататься.

— Тогда дорогую бери. К красивой девушке надо на хорошей машине подъезжать.

— Вот это-то и печально. Не на тебя смотрят, а на то, на какой машине ты приехал. Как одет и сколько денег в кармане. Я поэтому и говорю, что у нас все намного откровеннее. Но я особо по городу не езжу, чтобы снять девочек. Это можно сделать в любом баре. Средство передвижения у меня «Ниссан» не первой свежести, который беру у брата. А тому оставляю свою «девятку», которую мне еще в «Тивалях» дали. Отвык я уже от отечественных машин. Возни с ними много. Открывай, закрывай, хочешь стекло опустить — крути ручку. Иногда у друга, Миши Захарова, беру его черный «Мерседес» с тонированными стеклами. Но тут трудности возникают: многие девушки отказываются садиться в дорогие машины, думают, что на них ездят только бандиты. А какой я бандит? Они ж все лысые, а я патлатый.

Некоторые и на «Ниссан» косо смотрят. Мол, что за лох такой бедный подъехал. Мне эти взгляды пофиг. На чем хочу, на том и езжу. Удобно, что своего «японца» можно в любом дворе оставить и не бегать через каждые пять минут в окно смотреть, как раньше с «девяткой» было, угнали — не угнали.

— В Америке ты на какой машине ездишь?

— На БМВ. Там понятия такие — если ты играешь в НХЛ, то должен ездить на хорошей машине, а не на какой-нибудь, купленной за 5-10 тысяч долларов. Но это абсолютно не напрягает. Даже если ее уведут, тебе выплатят немалую страховку.

— Там тоже девушки смотрят, на какой машине ездишь?

— Думаю, в этом плане девушки везде одинаковы. Хотя, не скрою, приятно, когда делают комплименты по поводу того, какая у тебя классная машина. Но там с девчатами на улице познакомиться трудней, чем у нас. Во-первых, в Америке намного меньше интересных женщин. Во-вторых, у них мало кто ходит по улицам. Тем более — красивые девушки. Но это не проблема. Я знакомлюсь обычно на дискотеках, в ресторанах, в развлекательных заведениях. В магазинах, да мало ли где.

— Вызывает тревогу невысокий удельный вес красавиц в американском обществе.

— Так у них же еще и менталитет. Если женщина замужем или она говорит, что имеет бой-френда, то, как правило, это означает вежливый отказ. То есть — никаких вариантов. Продолжения не будет.

— Но ведь ты же — наш человек, который знает о существовании прекрасной пословицы на этот случай: «Муж — не стенка, можно и отодвинуть».

— Я-то наш. Но все равно, когда приезжаю сюда, знакомлюсь с девушкой и извиняюсь за то, что не заметил у нее на пальце обручального кольца, а она отвечает: «Да ничего, ерунда», это как-то режет слух. Поначалу...

— То есть «рогатого поголовья» в Минске за время твоего в нем присутствия летом значительно прибавилось.

— Ну, естественно. Если женщина хочет изменить своему мужу, она это сделает. Все равно с кем, со мной или с другим. Ну а когда человек тебе понравился, и это взаимно, то почему бы и нет? Аморально? Да, аморально. А что у нас не аморально? Жить с человеком, которого не любишь — морально? Но ведь живут. Сплошь и рядом. Впрочем, жизнь слишком сложная штука, чтобы я был в ней проповедником.

— Как долго длятся твои романы?

— По-разному. Но ни с кем из своих девушек я не ссорился, даже если расходился. Кстати, иногда через несколько лет бывают продолжения. Если ты называешь это романами, пусть будут романы. Приятно, когда ты приезжаешь домой и чувствуешь, что тебя любят и ценят по-прежнему. Хотя я догадываюсь, что многим это больно. Во всяком случае, замечаю в их глазах какую-то грусть.

— А твое сердце когда-нибудь разбивалось?

„Наверное, боюсь влюбиться. Любовь — это привязанность, что не может идти на пользу хоккеисту. На первом месте у меня стоит карьера. И все свои усилия сосредоточиваю только на ней“.

— Я, наверное, еще не испытывал то большое и сильное чувство, которое называется любовью. Хотя, может быть, просто себя от этого ограждаю. Ставлю стенку, чтобы не подпускать человека слишком близко. Почему? Наверное, боюсь влюбиться. Любовь — это привязанность, что не может идти на пользу хоккеисту. На первом месте у меня стоит карьера. И все свои усилия сосредоточиваю только на ней.

— Ты говоришь словами Ивана Иванкова.

— А так многие спортсмены считают. Хотя некоторые влюбляются, потом женятся. Только вот я заметил, что семья идет на пользу одному из десяти играющих. Даже из двадцати. У остальных результаты катятся вниз. Хотя — кто его знает, может, я сейчас выйду на проспект и встречу свою судьбу. Недавно фильм смотрел – «Жених из Майами». Так там парень говорит: «Вот сейчас выйду на улицу, подойду к первой встречной девушке и спрошу: «Вы хотите уехать со мной в Америку? И если она, не задав ни одного вопроса, согласится, то это и есть моя единственная и неповторимая». Я потом у многих своих девушек интересовался, смогли ли бы они так, ничего не спрашивая, и все ответили, что вряд ли. Я бы тоже, если бы ко мне на улице подошла обалденная красавица, а сам я в это время был бы бедным студентом, засомневался.

Но я так себе жену искать не буду. По-моему, согласиться поехать с незнакомым мужиком в другую страну может только полностью разуверившийся в жизни человек. […]

— Как часто ты терпишь поражения в своих любовных начинаниях?

— Не без этого. Есть ситуации, когда просто нет времени, чтобы исправить положение. Иногда человек, по моим понятиям, недостоин поисков каких-то подходов к нему. А бывают люди, с которыми стараюсь сохранить дружеские отношения вне зависимости оттого, будет ли у нас секс. Есть умные женщины, перед которыми невозможно не преклоняться.

Я доволен, когда знакомлюсь с девушкой, а она не знает, кто ты на самом деле. Даже именем другим называюсь. Мол, меня зовут Артем, а работаю в фирме или на заводе каком-нибудь. Если с самого начала раскроешь карты, то непонятно, кем она будет больше интересоваться, — тобой или хоккеистом, играющим в НХЛ.

— Как думаешь, чем привлекает женщин простой белорусский парень Артем?

„Ну, я же не урод, верно? Думаю, что произвожу впечатление человека, с которым приятно общаться. Надеюсь, что будущей жене не придется за меня краснеть“.

— Всем, чем может. Разговоры, обход. Хотя мне трудно сказать, чем именно. Ну, я же не урод, верно? Думаю, что произвожу впечатление человека, с которым приятно общаться. Надеюсь, что будущей жене не придется за меня краснеть. […]

Самое страшное в жизни, когда тебя предают. Особенно близкие люди. Я через это прошел. Может, именно поэтому и не хочу к себе близко никого подпускать, чтобы не иметь потом возможности разочаровываться. Во всяком случае, это довольно тяжело переживается.

— Есть ли такие женщины, с которыми ты бы хотел познакомиться?

— Никогда над этим не задумывался. Хотя в субботу я пришел во Дворец тенниса на матч Кубка федерации. Прочитал в «Прессболе» про Олю Барабанщикову, посмотрел на ее фотографии и понял, что мне хочется с ней познакомиться. У нас нашлись общие друзья, и мы даже вместе потанцевали вечером на дискотеке в «Юле». Оля оказалась довольно приятным и интересным человеком. И веселым. В жизни такие редко встречаются. Особенно здесь. Так что ее Масику можно только позавидовать.

— А я тебе скажу, почему она такая интересная. Просто во время домашних побывок не забывает культурные очаги посещать. Ты, к примеру, когда последний раз был в оперном?

— В школе, наверное. Нас всем классом водили. Да, пожалуй, тут промашка вышла. Даже и не представляю, с кем из моих друзей туда можно сходить. Хотя, если честно, я от этого отнюдь не страдаю. Ну, вот теперь точно обыватели скажут, что все спортсмены — те еще ребята. Впрочем, все эти дискотеки, рестораны, пьянки тоже надоедают. Особенно когда они не на пользу здоровью идут.

— Сколько тебе надо выпить, чтобы...

— ...упиться до поросячьего визга? Я столько не пью. Бывают, конечно, люди, которым для поднятия настроения нужно обязательно принять хотя бы сто грамм. Но я не из таких. По идее алкоголь мне нужен только для снятия стресса. После игры успокоить нервную систему можно тремя способами. Секс, алкоголь и наркотики. Но последним я не пользуюсь, хотя в Америке проблем с этим нет, было бы желание.

Выпиваю в зависимости от эмоционального уровня игры. Иногда надо три-четыре коктейля с виски, иногда пару бокалов вина или пару бутылок пива. А иной раз ничего не помогает. Сидишь в гостиничном номере, смотришь телевизор и прокручиваешь в голове моменты только что отыгранного матча. Как правило, это бывает в тот вечер, когда мы проигрываем.

— Есть ли в «Анахайме» «группа поддержки», которая помогает снять физические и нервные перегрузки?

«Есть девушки, которые пытаются показать, что они при команде. Наверное, для них это что-то значит. Со временем через них проходят практически все игроки. Я тоже не был исключением».

— Есть девушки, которые пытаются показать, что они при команде. Наверное, для них это что-то значит. Со временем через них проходят практически все игроки. Я тоже не был исключением. Почему бы нет? Меня это не тяготит. Там ничего бывают.

Хотя здесь я тоже сталкиваюсь с девушками, которые повышают свой рейтинг у подруг или собственное мнение о себе тем, что спят с ведущими спортсменами или с богатыми бизнесменами. Таких охотниц я сторонюсь. Потому что не хочу быть экспонатом под порядковым номером 47 в чьей-то коллекции.

— А ты сам разве не коллекционер?

— Не нравится мне это слово. Но некоторыми экземплярами, безусловно, я, как и любой другой мужчина, горжусь.

— Знаешь, у меня есть друг, который всю жизнь мечтал переспать с негритянкой.

— Ну и как?

— Дороговато к ним ехать.

— Пусть лучше на наших деньги потратит. Я тебе скажу, что удовольствие это не самое большое. У них запах какой-то, ну, не знаю, мне не нравится. А вот мулатки — совсем другое дело. Бразильянки, аргентинки — блеск. Жгучие. Горячие. А какой темперамент!

Салей мечтательно запрокидывает голову, и бьюсь о заклад, что в этот момент перед ним цветным миражом проходит целая вереница изнемогающих от южноамериканской духоты красавиц-латинок. Жарко.

«Что-нибудь будете заказывать?» — выплывшая из июльского зноя симпатичная официантка любезно оглядывает нас. Мы ее тоже. «Мне бы воды, девушка», — просит Руслан. – «А воды у нас, к сожалению, нет. Есть из-под крана, но я бы вам ее не рекомендовала». – «А я бы из-под крана и не пил», — слегка обижается Руслан и, глядя в спину удаляющейся девушке, замечает: «А ничего. Фигурка тоже вполне. И насчет воды могла бы соврать».

Через пару минут, размяв затекшие после очередной рабочей смены ноги, усталой походкой работяги одного из бесчисленных минских заводов Артем отправляется вслед за честной девушкой с точеной фигуркой […].

P.S. Материал публикуется с небольшими сокращениями по этическим соображениям.

+89
Популярные комментарии
0
Vishnu
Щурко знаменит своим умением разговорить спортсменов на интересные темы. Мне кажется в молодости все такие были. Разве что возможности были не Салейские. Я это интервью не читал. Занимательно!
0
driver
Класс, такая открытость, очень смелое и сильное вью, спасибо!
0
Miledi
В то время у Руслана на первом месте была карьера...По этой статье я поняла,что тогда его больше девушки интересовали,нежели хоккей. По крайней мере в статье почти только об этом и говорилось
Написать комментарий 14 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+