«Сикора не исключает, что может вернуться»

В экзаменовавшем на прошлой неделе белорусские клубы «Южном Урале» работает не чужой для Беларуси человек. При содействии Анатолия Чистякова в сезоне-2010/11 минское «Динамо» впервые познало радость плей-офф. В разговоре с корреспондентом Goals.by специалист добрым словом вспомнил Марека Сикору, Александра Кулакова, Юрия Бородича и двух Андреев, Мезина и Костицына, а также выразил мнение, что белорусским хоккеистам не хватает чувства тревоги.

ChistyakovАнатолий Чистяков считает Марека Сикору своим учителем Иван Уральский

В экзаменовавшем на прошлой неделе белорусские клубы «Южном Урале» работает не чужой для Беларуси человек. При содействии Анатолия Чистякова в сезоне-2010/11 минское «Динамо» впервые познало радость плей-офф. В разговоре с корреспондентом Goals.by специалист добрым словом вспомнил Марека Сикору, Александра Кулакова, Юрия Бородича и двух Андреев, Мезина и Костицына, а также выразил мнение, что белорусским хоккеистам не хватает чувства тревоги.

— Анатолий Николаевич, давно были в Беларуси?

— Да вот с того момента, как уволился из «Динамо», и не был.

— Почему решили готовиться к сезону именно у нас?

— Здесь у меня хорошие связи, знакомства. Кроме того, после Беларуси и Минска в частности остались прекрасные воспоминания.

— Где разместились?

— В гостинице «40 лет победы». Там рядом и питание. Тренировки проходили на льду, на земле, в тренажерном зале. Условия прекрасные — все, что нужно для команды и хорошей подготовки. Занимались, кстати, на базе «Юности».

— Видел возле арены ваш автобус. Вы что, прямо из Орска на нем?

— Все верно. Некоторые игроки с баулами ехали автобусом, а основная группа летела самолетом.

— Это ведь две с половиной тысячи километров!

— Ехали 35 или 36 часов. Долго, но что поделаешь? Сейчас все считают деньги.

— Недавно вы стали тренером «Южного Урала», но сразу признались, что следили за ВХЛ. Какое впечатление осталось от выступления нашей «Юности»?

«Знаете, был удивлен. Думал, минчане в ВХЛ окажутся в таблице гораздо выше».

— Знаете, был удивлен. Думал, минчане окажутся в таблице гораздо выше. Это неожиданность. С другой стороны — новый турнир, новый регламент, утомительные переезды. А ребята привыкли к тому, что в Беларуси все рядом, все близко. График ВХЛ очень выматывает. Игры идут постоянно. Команда все время в движении. К этому не так просто приноровиться. Нельзя забывать и о глубине состава. Если кто-то выпадает из-за травмы, начинаются проблемы. Да и уровень ВХЛ довольно неплох.

— А как находите «Шахтер», с которым играли на финише сборов?

— Разговаривал с тренером (Андреем Гусовым — Goals.by), который сказал, что в межсезонье они потеряли порядка десяти человек основного состава. О силе «Шахтера» в связи с этим сложно судить. Но команда быстрая, боевая, азартная. А за счет большого количества молодых ребят еще и агрессивная. Мне очень понравилась. Лучшего спарринг-партнера сложно было найти.

***

— Ваше самое яркое впечатление от работы в минском «Динамо»?

— Выход в плей-офф. Считаю, это был отличный результат. Я тогда работал с Мареком Сикорой уже третий сезон. Все привыкли, что под его руководством команды постоянно шагают в постсезон. Марек — прекрасный специалист. Мне было очень приятно с ним работать. А когда достигаешь результатов, на которые изначально нацеливаешься, становится приятно вдвойне.

— Вы всегда лестно отзываетесь о Сикоре. Интересно, при каких обстоятельствах вы познакомились?

— Это случилось в Магнитогорске. 2004 год. Стали работать вместе и с тех пор хорошо дружим. Марек мне доверял, а я всегда уважительно к нему относился, считал чеха своим учителем. Его подход к работе, методы, отношение к людям — все это импонировало. Старался брать лучшее.

— Что именно?

— Прежде всего, отношение к хоккеистам. Марек никогда не повышал на ребят голос, всегда выслушивал. У него с игроками были доверительные отношения. К тому же Сикора очень грамотно выстраивал тренировочный процесс: планировал, думал наперед, много анализировал. Сам по себе Марек — умный человек, интеллигентный. У него многому можно было научиться.

— Помню, игрокам не очень нравилось, когда тренер их публично критиковал.

— Ну, совсем без критики ведь нельзя. Если кто-то из игроков не выполняет требования, нельзя закрывать глаза. Это как призыв к действию. За Мареком не припомню оскорблений. А в критике за не совсем профессиональное отношение к делу может быть что-то обидное, но в итоге она все равно идет на пользу.

— В том сезоне основная ставка делалась на звено Штумпела. Есть мнение, что ребята не оправдывали авансы. Как виделось с вашей колокольни?

— Я бы не стал так говорить. Роль лидеров эти хоккеисты выполняли прекрасно, вели команду за собой. Мы неспроста попали в плей-офф. Заслуга Глазачева, Спиридонова и Штумпела в этом очень велика.

— Сейчас поддерживаете отношения с Сикорой?

— Да. Постоянно общаемся. По скайпу. Он мне по-прежнему помогает.

— Когда случился последний сеанс связи?

— В Минске скайпа у меня нет, но незадолго до выезда в Беларусь разговаривали.

— Какие от него новости?

«Сикора в четвертый раз стал дедушкой! К сожалению, снова внучка :)».

— Он в четвертый раз стал дедушкой! К сожалению, снова внучка :).

— К сожалению?

— Хах! Просто Марек давно хотел внука, а у него в семье одни внучки. Но, думаю, все еще впереди.

— По хоккею Сикора не скучает?

— Скучает. Очень. Не исключает, что может еще поработать. Недавно Марек успешно сделал операцию на колене, сейчас проходит курс реабилитации. Все идет хорошо. Думаю, через некоторое время будет готов. Если желание не пропадет, Сикору на тренерском мостике мы еще увидим.

— Здорово! В том же Минске все обычно не очень стабильно.

— Всякое может быть :).

— Какая наука Сикоры постоянно при вас?

— Например, сейчас всегда говорю игрокам фразами Марека. Он любил повторять: «Хоккеисты, вы — счастливые люди! Занимаетесь любимым делом и неплохо при этом зарабатываете». А еще часто советовал: «Следите за своим телом. Именно тело приносит вам хорошие деньги».

— Вспоминаю, как перед одним из матчей Сикора сказал журналистам, что готов предложить Анатолию Чистякову как обладателю пышной шевелюры пари: в случае победы «Динамо» постричься наголо. Предлагал?

— Нет, это была шутка :).

***

— Что-то не сходится. Чистяков с Сикорой — не разлей вода, но второй год в Минске чех отработал уже без вас. Что стряслось?

— Не хотел бы об этом говорить... Уход не связан с результатом и моей профессиональной деятельностью. А об остальном я предпочел бы умолчать и не называть фамилий.

— По последующим проскакивающим фразам угадывается чья-то личная неприязнь.

— Личная — да.

— Как вам работалось с Александром Андриевским?

— Отлично! Безо всяких проблем. Человек он нормальный и специалист прекрасный. Мы хорошо ладили.

— А с игроками?

— Тоже. Не нужно копать...

— Ладно. В то время у «Динамо» было своеобразное руководство. Генерал, принимающий решения в хоккейном клубе, каково это?

«С помощью собраний Бородич держал игроков и тренеров в постоянном тонусе. Все было под контролем».

— Знаете, у меня к Юрию Федоровичу очень положительное отношение. В общении нам было легко, а его профессиональные и человеческие качества не вызывают сомнений. Даже если вспомнить вот эти собрания. С их помощью Бородич держал игроков и тренеров в постоянном тонусе. Все было под контролем. Как о специалисте у меня о Юрии Федоровиче сложилось очень хорошее впечатление.

— Для белорусов и россиян подобные собрания, возможно, и не были диковинкой, а как их воспринимали иностранцы?

— Конечно, для них это было необычно. Но раз ребята приехали играть за «Динамо», то обязаны подчиняться здешним законам. Неважно, какое у них отношение. Главное, что они воспринимали все нормально, адекватно и делали то, что им говорили.

***

— Вы ведь в тренерском штабе отвечали больше за физподготовку?

— Физподготовку, игру в обороне, меньшинство — примерно такой круг ответственности. Считаю, справлялся неплохо. Марек был доволен.

— Вы как-то обмолвились, что находите приятным работать именно с белорусами и россиянами, потому что они играют за клуб, за страну, тогда как легионеры просто приезжают заработать денег.

— Так и есть. Варяги. А с нашими людьми из-за схожести менталитетов всегда проще найти общий язык. Тем более когда ребята играют с желанием, чувствуют ответственность. Знаю, как это, потому что сам всю жизнь с подобным подходом относился к делу.

— Кто из белорусов того «Динамо» лучше всего запомнился отношением или талантом?

— Хм. Кого-то выделять не хочется... Тем не менее, считаю, что самым талантливым и одаренным был Санька Кулаков. И был, и есть. Другое дело, что он, возможно, не до конца раскрыл свой потенциал. Но как игрок он очень умный, тактически грамотный, здорово оснащенный технически. Прекрасный хоккеист.

— Еще кто-нибудь?

— Очень нравился Мезин. Даже несмотря на возраст. Серьезный парень, профессионал. А как он готовился к матчам! Всегда чувствовалась огромная ответственность. Но главное — Андрей постоянно был уверен и спокоен. Для вратаря это самое главное качество.

— Вы предположили, что Кулаков не до конца раскрыл свой потенциал. Как думаете, почему? Неправильное использование игрока тренерским штабом или отношение самого хоккеиста к делу?

— Скорее всего, второе. Какой-то психологический момент, успокоенность, которая наступает, когда знаешь, что в состав попадешь в любом случае. Саша достаточно умен и прекрасно понимает, на каком уровне нужно быть, чтобы не выпадать из обоймы. Но это чисто мое мнение.

— Сейчас Кулаков уехал в «Торпедо». Может, как раз и понял, что для дальнейшего движения нужен какой-то толчок?

— Вот и посмотрим. Если в «Динамо» у Саши все складывалось хорошо, то сейчас ему нужно будет много работать и доказывать свои претензии на место в составе. Лично я с интересом послежу за тем, как у Кулакова все сложится в дальнейшем.

— Вы подняли хорошую тему. Часто звучит мнение, что у белорусских игроков «Динамо» на каком-то этапе появляется самоуспокоенность, потому как они на контрактах, с местом в команде. Из-за этого за пять сезонов клуба в КХЛ считанные белорусы сумели по-настоящему выстрелить.

«Есть такой термин — «тревога». Для прогресса каждому человеку необходимо постоянно находиться в подобном состоянии. В тревоге за свое место, за свою работу».

— Здесь больше психологический момент. Есть такой термин – «тревога». Для прогресса каждому человеку необходимо постоянно находиться в подобном состоянии. В тревоге за свое место, за свою работу. Когда человек ее испытывает, она изнутри заставляет работать усерднее. Если же конкуренции нет, ребята постоянно играют в клубе, в сборной, хочешь не хочешь, а успокоенность наступает. Несмотря на то, что хоккеисты — отличные парни, профессионалы. Работают, готовятся. Но психологический фактор всегда важен. Думаю, он и стал основной причиной тормоза роста мастерства.

— Сейчас клуб стал на другие рельсы.

— Это правильный путь и единственно верное решение. Только в конкуренции растет мастерство и проявляется характер. Наверх выберутся хоккеисты, сильные духом, пусть они и будут уступать кому-то по уровню навыков. Именно такие ребята должны играть на первых ролях в сборной и в «Динамо».

— Помню, во времена Марека Сикоры клуб часто критиковали за то, что он недостаточно внимания уделяет внутреннему чемпионату. Всегда было интересно, вы действительно следили за ОЧБ или просто делали вид?

— Конечно, следили. Постоянно общались с тренерами, выбирались на игры. Признаться, уровень был... разный. Хоккеисты из ОЧБ намного уступали кахаэловцам, к сожалению. У нас ведь были на просмотре ребята из «Юности», из других команд.

— Уступали в чем?

— Во всех аспектах. В функциональной и физической подготовке, скорости принятия решений. Возможно, технически они были оснащены хорошо и тактически все понимали, но из-за того, что темп игры в КХЛ гораздо выше, они просто не успевали. А если ты не успеваешь, если физически слабее, конкурировать очень сложно.

— Сейчас большинство новичков в «Динамо» как раз из чемпионата Беларуси.

— У них есть преимущество. Ребята имеют возможность пройти с командой всю предсезонку, подготовиться. Мы же брали людей из другой среды. Я прекрасно знаю, как Андриевский умеет закладывать функциональную базу, работать над «физикой». У хоккеистов не будет той разницы, которая ощущалась тогда, в наше время. Когда все находятся на одном приличном уровне, адаптироваться к непростым нагрузкам КХЛ становится проще.

***

— После «Динамо» вы работали в школе «Трактора», верно?

— Да. Два года. К сожалению, не было других предложений. С другой стороны, очень полезный опыт. С 97-м годом выиграли Россию. Удачно вышло.

— Работая в Челябинске, захаживали на матчи родной команды?

— Естественно! «Трактор» для меня — не пустой звук. Это на всю жизнь.

— Ваше мнение об игре Андрея Костицына?

— Лично с Андреем не знаком, видел только матчи. По ощущениям могу сказать, что у него нет слабых мест. Отличный хоккеист: боец, бомбардир, здорово читает игру, работает на команду. Для «Трактора» стало большой удачей приобретение Костицына. Хороший вышел помощник.

— Что скажете насчет его отчисления из сборной?

— Признаться, даже не слышал об этом... На площадке Андрей — мастер. А что происходит за ее пределами — личное дело хоккеиста.

— Вы вспоминали о профессионализме Андрея Мезина. Что у него пошло не так?

— Сложно сказать, не доводилось с ним разговаривать. Вратарю в России всегда сложно, конкуренция велика, классных представителей профессии хватает.

— Думаете, Мезин еще способен помочь команде КХЛ?

— Зная характер Андрея, ответ однозначный — да. Другое дело, как к возрасту относятся работодатели. В паспорт сейчас все смотрят, а на результат как-то меньше. Боятся. Хотя пример Гашека у всех перед глазами. Думаю, набрать форму для Андрея не составит труда, а возраст — не помеха. Если человек готов физически и психологически, годы не играют никакой роли. Помню, когда начинал хоккейную карьеру, попал в Швейцарию. На одном из собраний обратился к товарищу, которому на тот момент было что-то около 36 лет: «Ты уже возрастной, не тяжело?» На что он ответил: «Нет старых игроков. Есть игроки хорошие и плохие».

+33
Написать комментарий
Реклама 18+