Реклама 18+
Реклама

«Кравченко ненавидит пьяных хоккеистов»

Карьера 22-летнего нападающего «Немана» в последнее время развивается стремительно. Менее чем за два сезона молодой игрок преодолел тернистый путь от игрока гродненского фарм-клуба до центрфорварда второго звена основной команды. В интервью Goals.by Павел Боярчук рассказал о своей карьере, Александре Руммо, киномании в Лиде, мандраже в матчах на выбывание и полусферах Яна Хомера.

%d0%91%d0%9e%d0%af%d0%a0%d0%a7%d0%a3%d0%9aБолее интересного занятия, чем спорт, в жизни Павла Боярчука еще не было. hcneman.by

Карьера 22-летнего нападающего «Немана» в последнее время развивается стремительно. Менее чем за два сезона молодой игрок преодолел тернистый путь от игрока гродненского фарм-клуба до центрфорварда второго звена основной команды. В интервью Goals.by Павел Боярчук рассказал о своей карьере, Александре Руммо, киномании в Лиде, мандраже в матчах на выбывание и полусферах Яна Хомера.

Дядьки с клюшками, Руммо, кино

—  Когда понял, что хоккей — это твое?

—  Когда впервые пришел в гродненский ледовый. В семь лет отец взял меня посмотреть матч; уже и не помню, с кем тогда играл «Неман». Родители еще не определились, куда меня отдавать: в хоккей или футбол. Посмотрел на взрослых дядек с клюшками, и меня переполнили эмоции. Решение было принято сразу же.

—  Родители всегда ходили на матчи с твоим участием?

—  В детстве мама однажды пришла на игру, а там у меня что-то не пошло. И она решила, что дело в ней: мол, сглазила. Теперь на стадион не ходит. А отец смотрит за моей игрой постоянно.

—  1990 год для Гродно выдался весьма урожайным на хоккейные таланты.

—  Когда я пришел в секцию, там уже занимались Саша и Сергей Малявко, Сергей Боголейша, Саша Обуховский, Арсений Денскевич, Никита Феоктистов, Саша Качан. Все, кроме Никиты, сейчас играют в экстралиге. Причем ребята работали уже года два, а кто-то катался вообще с четырех лет! Пришлось догонять.

—  Догнал?

—  Постепенно начал всему учиться. Первым тренером, фактически поставившим меня на коньки, был Алексей Синягин. Затем наставники частенько менялись — до 2006 года, пока меня не подняли во вторую команду.

—  В 16 лет?

—  Да. В тот момент мои сверстники уже там выступали. И снова пришлось догонять, вкатываться. А спустя два года, летом 2008-го, в «Неман-2» назначили Александра Руммо. Сразу же пошли очень серьезные задачи. До этого наш фарм не хватал звезд с неба. А тут сразу цель — проход первого раунда плей-офф! Руммо хотел выигрывать. Начали работать. Первое требование, которое запомнилось, —  максимально жесткая работа на тренировках.

— Как это?

—  Руммо просил игроков заниматься с максимальной выкладкой, не жалеть друг друга, не уступать, играть в тело. Первое время было непривычно, но потом уже проблем не возникало. В итоге мы заняли в том сезоне второе место. Огромным стимулом была возможность попасть в молодежную сборную.

—  Тогда ее возглавлял Василий Спиридонов.

—  Да. И он брал много гродненских игроков в свою команду. Но меня никогда не вызывали.

—  Говорят, однажды Руммо собрал всю команду и пошел с ней в кинотеатр.

—  Было такое. Только инициатива исходила от игроков. Случилось это перед плей-офф. Наш капитан Сергей Козлович предложил игрокам в раздевалке организовать сеанс массового отдыха. Решили пойти в кино. Капитан подошел к тренеру, тот с удовольствием согласился. Выбрали какую-то комедию, но там хоккейная тема тоже была показана, хотя никто не знал, что так будет. Все очень удивились.

«Лида», бытовуха, голы через смену

—  Создание «Лиды» в 2011 году дало тебе очень большой толчок в карьере.

—  Тогдашнего главкома фарма Владимира Деева пригласили  в новый клуб помогать Эдуарду Валиуллину. Тренер взял пару игроков с собой, в том числе и меня. Когда ехал в Лиду, представлял, что максимум, на который смогу рассчитывать, — это место в четвертом звене, да и то не всегда. Ведь в команде было много ребят с солидным опытом игры в экстралиге.

—  Но вышло иначе.

«После чемпионата «фармов», где приходило максимум 100 человек, лидская тысяча воспринималась совершенно по-другому. Иногда у нас вырастали крылья, настолько влияли болельщики».

—  Тренеры начали ставить меня с Никитой Ремезовым и Александром Щурко. Пошло удачно, наше второе звено начало набирать очки. И вот это, наверное, был переломный момент. Я почувствовал, что могу играть. У нас был хороший коллектив. Плюс горячая поддержка зрителей. После чемпионата «фармов», где приходило максимум 100 человек, лидская тысяча воспринималась совершенно по-другому. Иногда у нас вырастали крылья, настолько влияли болельщики.

—  Как молодежь настраивали тренеры?

— Конечно, они что-то говорили. Но мы больше сами себя бодрили. Ведь все понимали, что «Лида» — это шанс выйти на новый уровень, засветиться в более рейтинговой команде. Поэтому и старались проявить себя как можно лучше.

—  Что запомнилось в Лиде?

—  Бытовуха. В городе очень сложно было найти квартиру. Искал долго, в конце концов, какой-то вариант подвернулся. Однако с таким ремонтом, что приходил туда только поспать.

—  Привередливый?

—  Конечно, нет. Но поверьте, условия проживания были совсем «не айс». Поэтому максимально старался проводить время вне дома. Была у нас дружная компания — Дима Хилько, Саша Малявко, Макс Саманьков. Ну и я. Старались проводить время вместе, но в Лиде мест для отдыха было не так много.

—  Как выходили из положения?

—   Ходили в кино. За пару месяцев пересмотрели, кажется, весь репертуар местного кинотеатра.

—  Самую запоминающуюся игру «Лиды» против «Металургса» помнишь?

—  О, такое, наверное, никогда не забуду! Середина матча, проигрываем 0:5. Сидим на лавке, выезжать на лед не хочется. Нам забрасывают буквально через смену. И тут отыгрываем одну. Команда сразу загорелась, «поперла» — уже мы забрасываем чуть ли не в каждой смене! В итоге до конца второго сравняли, а в начале третьего дожали соперника. Такой сюжет случается очень редко.

«Лида» «Металургс» 7:5

Гол Шабанову, мандраж, расстройство

—  Приглашение обратно в Гродно удивило?

—  В конце 2011 года в Лиде знали, что какая-то группа игроков, человек пять, поедет в «Неман». Но в итоге позвали только двоих — Сашу Малявко и меня. До этого я привлекался в главную команду только на летние сборы либо в международные паузы, для массовки.

—  Не страшно было?

—  Какой-то опыт у меня уже имелся. Против «Немана» играл в составе «Лиды», даже гол забил в матче на кубок — самому Шабанову. Это была моя первая шайба на новом уровне.

—  «Неман» в отличие от «Лиды» боролся за титул. Это ощущалось?

—  Конечно. Первое время одевался тринадцатым нападающим, играл не слишком много. Но был постоянно с командой. А потом поехали в Лиепаю. В серии плей-офф кто-то из наших схлопотал 10-минутный дисциплинарный штраф. Выпустили меня. И так получилось, что в самой концовке при равном счете я забросил шайбу, ставшую победной. Команда вышла в полуфинал.

—  Финальная серия с «Металлургом» запомнилась?

«Меня во всем плей-офф трясло, а в финале особенно. В прямом смысле. Еще за год до этого играл в фарм-клубе, а теперь сразу финал!»

—  Меня во всем плей-офф трясло, а в финале особенно. В прямом смысле. С одной стороны, понимал, куда забрался. Но еще за год до этого играл в фарм-клубе, а теперь сразу финал! И потом цена ошибки была ужасно высокой. Привыкнуть к этому непросто. В Лиде у нас было право на ошибку, из поражений серьезной трагедии никто не делал, так как команда молодая. В Гродно же все было иначе. Руководство требовало результата, хотело чемпионства. Для этого создали серьезные финансовые условия. От такого напряжения, честно говоря, иногда голова шла кругом.

—  Как выходил из положения?

—  Молодежи помогали как опытные игроки, так и тренеры. Успокаивали, настраивали на позитив. Реально, если бы этого не было, от переизбытка эмоций и волнения ошибок случилось бы еще больше.

—  Тот финал вы проиграли.

—  Если честно, очень расстроился. Разочарование было велико, хоть и играл совсем немного. Выиграть очень хотелось.

«Зайцы», импровизация, связки

—  Летом 2012-го ты снова оказался в обойме. Что тогда происходило?

—  В принципе, ничего особенного. Тренеры начали формировать наполовину новую команду. Меня с братьями Малявко изначально ставили в четвертое звено.

—  Как «зайцев»?

—  Да. Основной задачей было измотать соперника, заставить его суетиться, чтобы он тратил на нас больше сил и быстрее уставал. Начали вроде бы неплохо. Но потом получил травму Сергей Кукушкин, и тренеры доверили мне закрывать позицию «центра» во втором звене.

—  И как?

—  Поначалу было неловко. Рядом такие люди! Лисичкин — человек, отыгравший больше десятка сезонов на профессиональном уровне. Можно сказать, легенда гродненского хоккея. Артем Кислый успел поиграть в России. И я... Понимал, что серьезно уступаю им в мастерстве. Страшновато было ошибаться рядом с такими партнерами. Но ребята успокоили, начали подсказывать. Постепенно сыгрались, отработали свою модель в меньшинстве, большинстве, при выходе из зоны. Плюс тренер у нас поощряет импровизацию в атаке — это немного раскрепостило.

—  Чемпионский спурт «Немана» — это...

—  Я бы сказал, что весной мы сыграли на кураже все раунды плей-офф. Буквально неслись вперед к победе. Нас было не остановить! Играл тогда постоянно, но в последнем матче полуфинальной серии с «Шахтером» получил травму связок колена и в финальной серии провести хотя бы пару игр, к сожалению, не смог. Хотя очень хотелось.

Травмы, «Спартак», 110 процентов

—  Ты достиг определенного уровня. Самое время подумать о будущем.

—  Думаю, мне еще рано строить какие-то планы. Хотелось бы поддерживать конкретный уровень в родной команде. А дальше... Моя игра видна специалистам. Оценивать будут они, а никак не я.

—  Тебя ведь уже и в сборную сватали.

—  В прошлом году тренерский штаб национальной команды дважды вызывал меня на сборы: осенью и весной, перед чемпионатом мира. Оба раза, к сожалению, мне не удалось поехать в кэмп из-за травм.

—  А о КХЛ мечтаешь?

—  Мне неудобно об этом говорить. Да, я слежу за лигой, за «Динамо». Благо есть канал, который показывает матчи практически круглосуточно. Но для выхода на такой уровень нужно работать, добавлять в игре.

—  Перечисли компоненты, которые тебе нужно подтянуть.

—  Да практически все! Голевое чутье, катание, антропометрия — от нее в том числе зависит умение держать силовую борьбу.

—  Летом у «Немана» была возможность проверить себя на уровне команд КХЛ. Какие впечатления остались от Турнира памяти Руслана Салея?

—  Многие в первую очередь вспоминают 0:7 от «Спартака». Это был первый матч турнира. Мы вышли, толком не представляя, что нас ждет. Начали играть, первый период откатали 0:0, но было видно, что если нам забьют, можем посыпаться. Так и вышло. «Неман» и близко не показал тогда своего хоккея. Мы ездили по площадке, спасали друг друга, делая тем самым еще хуже. В следующих матчах стали привыкать, играли уже более уверенно.

—  Привыкание к уровню КХЛ возможно?

—  Думаю, да. Вот, например, сыграй мы с командами уровня «Спартака» матчей двадцать — возможно, действовали бы примерно так, как они. И наоборот — если бы «Спартак» провел столько же в нашей экстралиге, опустился бы до ее уровня.

—  В экстралиге ведь и сейчас хватает проходных матчей.

—  Мне кажется, каждый хоккеист хочет играть на как можно более высоком уровне. Когда соперник силен, как «Юность» или «Гомель», чувствуешь ответственность, антураж, ожидания болельщиков. У игроков горят глаза, они выкладываются на 100 или даже 110 процентов своих возможностей, бьются друг за друга. А когда знаешь, что соперник серьезно уступает в классе, настраиваться на него сложнее.

Хомер, пьяные хоккеисты, туризм

—  Легионеры в последнее время в Гродно подбирались качественные. Интересно было за ними наблюдать?

—  Да. Они привносили что-то новое, у них было чему поучиться. Вот в прошлом году приехал Ян Хомер. Смотрим на него: хоккеист тщательно разминается перед занятиями в тренажерном зале, после игры пьет специальные восстановительные коктейли. Плюс Ян привозил с собой массу интересных штуковин — полусферы для равновесия, какие-то мячики. Для него была важна каждая мелочь! И он ведь сам, даже если никто не просил, подходил к партнерам и советовал, как лучше выполнять упражнения.

—  Есть мнение, что молодые игроки у нас разбалованы деньгами, которые тратят на всякие ненужные для спортсмена занятия.

—  Насчет больших денег не соглашусь. Не так уж и много мы зарабатываем. Конечно, хочется время от времени отдохнуть, сходить куда-нибудь. Но свободных минут на это совсем нет. Когда идет сезон, у нас примерно два выходных за три месяца выходит. Поэтому весь отдых — это отпуск. На него стараюсь копить деньги. Пожалуй, поехать на море — для меня самый лучший вид отдыха.

—  А в течение сезона бывает соблазн выбраться в какой-нибудь клуб, например?

—  Как, если с утра тренировка?! У нас в команде дисциплина поставлена жестко. Главный тренер говорил, что больше всего ненавидит пьяных хоккеистов. Для него нет ничего страшнее этого!

—  Какие качества ты можешь выделить в Дмитрии Кравченко?

«Перед Кравченко все равны, авторитетов нет. В прошлом году у нас даже опытный Макров сидел на лавке!»

—  Наш тренер очень требователен. На тренировках все должно быть так, как он говорит. Каждая мелочь! Перед ним все равны, авторитетов нет. В прошлом году у нас даже опытный Макров сидел на лавке!

—  Задумывался ли ты о получении образования?

—  А у меня оно уже есть. Недавно закончил факультет физкультуры гродненского университета. Специальность, помимо спорта, связана с туризмом.

—  Планируешь в будущем им заняться?

—  Честно говоря, пока все мои мысли связаны с хоккеем. Я не представляю, где еще смогу себя применить. Более интересного занятия, чем спорт, в моей жизни еще не было.

Фото в тексте: hcneman.by, lifelida.com, vk.com.

+45
Популярные комментарии
0
mamonov.76
так-то бадминтона у нас тоже нет!!!
Ответ на комментарий Неман Гродно
А кто? Бадминтонист?)))
0
Неман Гродно
А кто? Бадминтонист?)))
Ответ на комментарий mamonov.76
нет хоккея в стране и это не хоккеист!!!
0
mamonov.76
нет хоккея в стране и это не хоккеист!!!
Написать комментарий 8 комментариев
Реклама 18+