«В Гродно сказали — либо первое место, либо никакое!»

Карьера россиянина Александра Усенко в Беларуси движется по нарастающей. С «Витебском» игрок завоевал 4-е место, с «Гомелем» остановился в шаге от пьедестала, а в прошлом сезоне с «Неманом» стал чемпионом. В интервью Goals.by 27-летний нападающий рассказал о том, как оказался в нашей стране, вспомнил тренировки Василия Спиридонова, а также объяснил, почему решился на переезд из Гомеля в Гродно.

UsenkoАлександр Усенко считает (на фото — на переднем плане), что молодые игроки должны пробиваться во взрослом хоккее безо всяких лимитов. Ярослав Ванюкевич

Карьера россиянина Александра Усенко в Беларуси движется по нарастающей. С «Витебском» игрок завоевал 4-е место, с «Гомелем» остановился в шаге от пьедестала, а в прошлом сезоне с «Неманом» стал чемпионом. В интервью Goals.by 27-летний нападающий рассказал о том, как оказался в нашей стране, вспомнил тренировки Василия Спиридонова, а также объяснил, почему решился на переезд из Гомеля в Гродно.

«Русь», Королев, «грязь»

— Расскажи, с чего начиналась твоя хоккейная биография?

— Мы с братом занимались хоккеем в Нижнем Новгороде в структуре «Торпедо». Меня заприметили в 14 лет на одном из детских турниров москвичи из команды «Русь». Предложили переехать в столицу. Долго думал, посоветовался с мамой и братом и в итоге решился. Отыграл в «Руси» до совершеннолетия. Все складывалось довольно неплохо, однако в последний сезон сломал ногу. Пришлось долго восстанавливаться — около четырех месяцев.

— Нужно было искать профессиональную команду, верно?

— Да. Я решил поехать обратно в Нижний, в «Торпедо», показать себя как перспективного молодого игрока. Команда тогда выступала в высшей российской лиге, а наставником был известный специалист Михаил Варнаков.

— Показал себя?

— Куда там… Я очень старался, но последствия перелома ноги давали о себе знать. Терпел, играл через боль. Потом не мог ходить после тренировок. В итоге меня не взяли. Три месяца после этого не мог себе найти команду.

— И тут возник вариант в Беларуси…

— Это был 2004 год. В Витебске в тот момент работал тренер из Нижнего Новгорода — Сергей Королев. Он знал про нас с братом. И когда ему стало известно, что у меня нет вариантов начала взрослой карьеры, позвал к себе.

— Ты был первым россиянином в «Витебске»?

— Нет, конечно. Там уже была целая группа игроков из России, в частности из Нижнего Новгорода. Правда, никто из них толком в нашем чемпионате не закрепился — почти все уже довольно давно закончили с хоккеем.

— Как пошло в Беларуси у тебя?

— Очень хорошо. Начало что-то получаться, травма беспокоила гораздо меньше, пока совсем не прошла. Я успел поиграть и в фарм-клубе, и за основную команду. Прошел год, и Королев позвал в Витебск брата. Так мы, можно сказать, и воссоединились. Поиграли до сезона-2008/09. Я в этот период успел съездить на просмотр в тольяттинскую «Ладу». Но не подошел.

— В вашу бытность «Витебск» выдал лучший результат в хоккейной истории белорусских чемпионатов…

— Это было при Василии Спиридонове. Конечно, очень многое мы взяли тогда за счет предсезонной подготовки. Она была очень мощной.

— Об этом ходят легенды.

— Ну смотри. Три тренировки в день. Мощная зарядка. Подъем в 7 утра, пробежка 3-3,5 километра, затем прыжковая работа. Это первая тренировка. Она примерно с 8 до 9 утра. Вторая начиналась в 11.30 в тренажерном зале. До 14 выполняли упражнения на силу и атлетизм. Ну и третья — с пяти до семи вечера. Игровые виды спорта в жесткой форме.

— Это как?

— А вот так! Баскетбол и гандбол по хоккейным правилам, игра в тело, со всей «грязью», с отработанными хоккейными тактиками. Играли пятерками — как на льду.

— Сильно!

— И вот так две недели предсезонки на земле, потом выходили на лед. Было тяжело, но ребята чувствовали коллектив, поддержку тренера.

— Но ведь Спиридонов к игрокам строг…

«Хоть молодой, хоть «старик» — если провинился, то у Спиридонова получишь по полной программе».

— Строг. Авторитетов для него не было никогда. Хоть молодой, хоть «старик» — если провинился, то получишь по полной программе. Он сам по себе вспыльчивый человек, мог завестись на ровном месте. Но в то же время Василий Петрович всегда стоял за команду горой перед руководством. За счет его настойчивости решались вопросы с премиями и обеспечением формой. В Витебске с этим было напряженно даже в лучшие времена.

— Желание осесть в городе «Славянского базара» не возникало?

— Честно говоря, сначала можно было предположить такое развитие событий. В Витебске нам с братом дали возможность построить жилье. Там же мы получили белорусские паспорта. Но потом позвали в Гомель — это предложение выглядело очень заманчивым.

— Чем же?

— «Гомель» всегда был серьезным клубом с хорошими условиями для работы. Команда регулярно решала серьезные задачи. В Витебске была нестабильность с формой и другие нюансы. Руководство клуба нас отпустило без проблем.

3:1, смена обстановки, возвращение

— В тот период «Гомель» возглавлял Александр Андриевский.

— Про Александра Леонидовича не могу сказать ничего критичного. Он очень справедливый человек, не сверхжесткий. Всегда мог своим авторитетом надавить на всю команду, без криков и вспыльчивости, убеждал в правильности своей позиции.

— Какую-то специфику предматчевых установок припоминаешь?

— Перед игрой и в перерывах матчей Андриевский обращал внимание только на командные действия, не переходил на личности, не критиковал, а делал акцент на общих нюансах, ошибках и на том, как надо делать правильно. Он никогда не кричал, не переходил на оскорбления, а постоянно подбадривал игроков.

— Многим болельщикам «Гомеля» памятна финальная серия сезона-2008/09 против «Юности».

— Непросто вспоминать. Вели в серии 3:1, но победу упустили.

— Не задумывался почему?

— Может, в концовке подумали, что игра сделана, сейчас дожмем, достоим. Остановились, начали играть на удержание счета. А получилось так, что пропускали, народ начинало просто трясти, боялись, что пропустим еще шальную.

— Психология, в общем.

— Да, морально сами себя где-то сломили. Плюс «Юность» тогда была очень сильным соперником.

— В том соперничестве со столичными присутствовал судейский фактор?

«В матчах против «Юности» судейский фактор присутствует всегда. Судьи всегда немного «поддушивают». Хотя, может быть, это мы так думаем».

— Думаю, в матчах против «Юности» он присутствует всегда. Судьи всегда немного «поддушивают». Хотя, может быть, это мы так думаем, а со стороны кажется по-другому.

— После Андриевского у штурвала «Гомеля» стал Андрей Скабелка. И команда в какой-то момент ополчилась против тренера.

— Если честно, мне не хочется вспоминать эту тему. Это было очень давно. Там свои нюансы. Пусть эти проблемы останутся с теми, кто там был.

— Хорошо. Переезд в Гродно летом 2012 года был как-то связан с атмосферой в команде?

— Абсолютно нет. Меня и раньше звали в другие команды — тот же Василий Спиридонов дважды звонил и предлагал сотрудничество с «Металлургом». Видимо, я устраивал тренера в Витебске, и он знал мои возможности. Но дергаться постоянно не хотелось, к тому же в Гомеле меня все более-менее устраивало.

— Так в чем же была причина перехода в «Неман»?

— В какой-то момент надо было поменять обстановку. Не буду скрывать — в Гомеле хотелось добиться чего-то большего, чем просто завоевание медалей. Я всегда стремился бороться за чемпионство. При Скабелке у нас это не получалось. Мы все время вылетали на ранних стадиях плей-офф. В какой-то момент я стал чувствовать, что топчусь на одном месте, не двигаюсь вперед.

— Кто именно позвал в Гродно?

— Приглашение поступило от главного тренера. Дмитрий Кравченко позвонил, обрисовал условия и сказал, что команда будет бороться только за чемпионство, за титул, и если это меня устраивает, то будем договариваться о переходе.

— Устроило?

— Конечно. Мы с братом всегда очень хотели бороться за максимальные цели, за первое место. Не хотелось продолжать сидеть на месте и попадать в тройку, как это было в Гомеле. Нам тогда говорили, что надо занять место не ниже третьего. А в Гродно сразу сказали — либо первое, либо никакое! Появился прекрасный стимул показать себя в новой обстановке. И даже смена игровой позиции сильно на мне не сказалась. До Гродно всегда играл центрального нападающего. Но здесь тренер дал указание действовать на краю. А вообще, могу сыграть на любой позиции.

— Как оценишь гомельский период карьеры?

— Там осталось много положительных впечатлений. Отличные болельщики, они нас очень любят. Когда называют стартовые звенья, хлопают и поддерживают. Очень приятно, что не освистывают.

Общая цель, фантастика, деньги на операцию

— В чем сила нынешнего «Немана»?

— Ребята друг за друга бьются, полностью отдаются борьбе. Нет такого, чтобы кто-то тянул одеяло исключительно на себя. Мол, один звезда, а другой — не звезда. Все равны, просто кому-то дают больше времени в большинстве, а кому-то — в меньшинстве. Работа-то одинаковая: одному надо не пропустить, а другому надо забить.

— Но в команде наверняка есть игроки, которым позволено больше, чем другим?

— В каждой команде есть такие игроки. Но в этом ничего страшного нет. Общее качество игры от этого не страдает, все это понимают и нормально к этому относятся. Главное — общая цель. В прошлом году ее удалось добиться. В этом сезоне стоят такие же задачи, даже более высокие, учитывая международный старт.

— Сейчас «Неман» является фарм-клубом минского «Динамо». Нет ли у тебя мыслей о КХЛ?

— Честно, я не верю, что в «Динамо» вот так сразу возьмут нескольких человек из Гродно, из экстралиги. Я был в похожей ситуации в «Гомеле», который тоже выполнял роль фарм-клуба. И ни одного человека в «Динамо» оттуда не взяли.

— Что нужно игроку экстралиги, чтобы соответствовать уровню КХЛ?

— Наверное, надо показывать какую-то фантастику на площадке. Считаю, у нас в команде есть люди, которые могут выступать не хуже, чем белорусы, которые играют в «Динамо» в третьих-четвертых звеньях. Но им просто не дают шанс. А шанс надо давать нормальный. Не такой, что вышел на две-три смены в игре — и сразу нужна отдача. Это неправильно. Нужно время на адаптацию.

— Но на адаптацию в КХЛ нет времени.

— Ну и что? Конечно, там все быстрее — и движение, и мышление. Но привыкнуть все равно нужно. И тренерское доверие очень важно. Когда тренер верит в игрока, то игрок это чувствует и начинает прибавлять.

— Летом «Неман» играл против команд КХЛ на турнире памяти Руслана Салея.

— Сначала, конечно, нас придавило — и психологически, и физически. Но с каждым матчем мы стали чувствовать себя увереннее на льду. Когда играешь с сильными, сам добавляешь. А если у нас в чемпионате таких две игры в месяц, где уж тут рассуждать о профессиональном росте?

— А раньше «проходных» игр в нашем чемпионате было гораздо меньше…

— Я играю в Беларуси уже много лет и могу сравнивать. Мы за последние годы потеряли много классных мастеров. Они уехали отсюда, поэтому и уровень упал. Были игроки, за которыми тянулись молодые. Тогда никто не гарантировал молодежи место в составе. А после введения лимитов старшим ограничили доступ в наши команды, в результате чего опытным игрокам пришлось искать работу. А та молодежь, которая пришла, она уже понимала, что точно будет играть и что какой-то цели в своей карьере добилась. Это в корне неправильно!

— Что делать?

«Молодые должны сами стремиться, расти и доказывать. Только нормальная конкуренция в чемпионате позволит говорить о прогрессе нашего хоккея».

— Молодые должны сами стремиться, расти и доказывать. Только нормальная конкуренция в чемпионате позволит говорить о прогрессе нашего хоккея.

— Есть такая поговорка «Нет денег — нет хоккея».

— Она очень правильная.

— Почему?

— Потому что карьера спортсмена не такая длинная, как кажется. Есть травмы, порой очень частые, плюс переезды, большие нагрузки. Каждый хоккеист хочет что-то заработать за карьеру, чтобы, после того как она завершится, осталось на жизнь.

— Давай конкретизируем. Вот ты, не дай Бог, получаешь травму. Клуб должен тебе оплатить страховой полис полностью, правильно?

— Да. Так должно быть. Но у меня так получалось не всегда.

— Как так?

— Был один случай. В Гомеле мне пришлось тратить деньги на свое лечение. Мне нужна была операция по вырезанию мениска, я сам договаривался об МРТ колена и операции. У меня был знакомый врач-травматолог, договаривался лично с ним. Он мне все делал, оплачивал операцию я сам.

— А клуб?

— А клуб не сделал тогда ничего.

— Сколько стоило лечение в тот момент?

— Давай не будем говорить про деньги. Я просто сам не стал с ними связываться…

— В родном Нижнем Новгороде у тебя остались хоккейные контакты?

— Их не слишком много. В «Торпедо» вообще нет, зато есть в фарм-клубе нижегородцев — «Сарове». Если возвращаться туда, то все будет от меня зависеть. На первых порах помогут.

— Твои отношения со сборной Беларуси пока нельзя назвать интенсивными.

— Ну, пробиться в состав национальной команды из экстралиги довольно сложно. Лишь однажды меня вызывали на летний сбор — при Эдуарде Занковце. Около трех недель занимались в Минске. Катались плюс сборы на земле. И все.

— Желание играть в команде Хэнлона есть?

— Конечно. Но выбор всегда за главным тренером, мое дело — играть, показывать себя.

Фото в тексте: hcgomel.com, vgr.by, Ярослав Ванюкевич

+35
Популярные комментарии
0
Неман Гродно
Оперативно исправили!)
0
Неман Гродно
Саня, выздоравливай быстрее!!!! Ты очень нужен Неману!!!! Макров и Кристек уже ждут!))) Отличный игрок и, видимо, человек неплохой!

P.S. Голсы! Александр Усенко никогда не привлекался в стан Динамо Минск!!! Вы хоть статьи вычитывайте перед опубликованием! "Профессионалы"!!!))
Написать комментарий 2 комментария

Еще по теме

Реклама 18+