Реклама 18+

«Бюджет клуба на 2014 год не увеличится»

Удовлетворив интерес к своей персоне после назначения, Максим Субботкин надолго ушел в тень. Иван Грунтов встретился с генеральным директором минского «Динамо» в конце второй недели декабря и поговорил с функционером о финансовых делах клуба, способах заработка, спонсорском контракте с «Газпромом», селекции, работе Олега Иванова, мрачных результатах команды, увольнении Александра Андриевского и клубном бренде.

SubbotkinМаксим Субботкин доволен работой Олега Иванова Дарья Бурякина

Удовлетворив интерес к своей персоне после назначения, Максим Субботкин надолго ушел в тень. Иван Грунтов встретился с генеральным директором минского «Динамо» в конце второй недели декабря и поговорил с функционером о финансовых делах клуба, способах заработка, спонсорском контракте с «Газпромом», селекции, работе Олега Иванова, мрачных результатах команды, увольнении Александра Андриевского и клубном бренде.

— Как ваши дела?

— Забот много. У нас сейчас самая горячая пора: верстаем бюджет следующего года, ведем переговоры по всем фронтам. На неделе был в Солигорске, потом ездил в Москву. Хотим начать 2014-й в режиме полной ясности, а не с колес.

— Подозреваю, когда вы пришли в клуб, ясности было мало.

— Прежде всего, увидел потухшие глаза. Практически у всех. Это меня удивило. Настроения витали безрадостные: «Пациент умер». Где-то этому и пресса поспособствовала. Даже некоторые хоккеисты, которые могли здесь остаться, уехали, потому что в каком-то виде до них была донесена информация: «Динамо» больше нет. Все здесь умирает. Бегите». Поэтому первое, что хотелось сделать, — зажечь людей верой. Доказать, что не все так плохо, что есть и у нас перспектива, будущее.

— Удалось?

— Да. Не сразу, со временем. Считаю данный факт одной из своих главных побед. Наш аппарат управления сократился, но объем работы увеличился. И сейчас я вижу вокруг себя единомышленников, которые, несмотря на повышенную нагрузку, двигаются вперед, дают результат. Убежден: приди на место Субботкина сегодня другой руководитель, самое ценное, что он здесь застанет, — отточенный, работоспособный и нацеленный на результат коллектив. Сегодня у наших работников горят глаза, они готовы покорять новые вершины.

— Какое наследство вам досталось от прошлых руководителей?

— Никогда не стану говорить о них плохо — каждый привнес в развитие «Динамо» что-то хорошее. Но многие вопросы в клубе оказались пущены на самотек в последние месяцы перед моим приходом. Было потеряно время. Нам пришлось в спешном режиме все наверстывать. Это касалось закупки экипировки, производства сувенирной продукции, селекции. Делами февраля-марта мы занимались в мае-июне.

— Все уладили?

— Да. У нас образовалось ядро, вокруг которого все вертится. Помню, некоторые журналисты после моей первой пресс-конференции смеялись и подсчитывали, сколько раз я назвал клуб «предприятием». Но я не оговаривался. Дело в том, что хоккей не может существовать сам по себе. Зрители у телевизоров и на арене видят только маленькую часть айсберга, на которую работает вся структура. ЗАО ХК «Динамо-Минск» по своей юридической сути является предприятием.

— Насколько оно сегодня велико?

— «Динамо» превращается в большой холдинг. У нас есть и другие предприятия, в которых мы выступаем учредителями и которые уже сейчас приносят нам дивиденды.

— Что за они?

— Это коммерческая тайна. Часть из них вообще не связана с хоккеем, а деятельность направлена исключительно на зарабатывание денег.

— Что слышно о вашей ДЮСШ, в которой летом были определенные проблемы?

«Первое сочетание — на 70 процентов белорусское. Во втором — Платт. После травмы Хаугена белорусской стала вратарская линия. Иными словами, мы даем нашим ребятам возможность выходить на лед».

— Мы сейчас очень много внимания уделяем детско-юношеской школе. Да, пришлось пройти один непростой этап, но он больше оказался раздут специально для прессы. Сейчас со школой у нас очень хорошее сотрудничество. Готовим им подарок: закупаем амуницию, которая не менялась лет 5-6 или обновлялась за родительский счет, оплачиваем участие в турнирах.

— Договор между клубом и школой существует?

— Конечно. Работаем по потребностям. С новым директором, Дмитрием Басковым, общаемся каждую неделю. Транспорт, гостиницы и другие расходы, в которых нуждается школа, удовлетворяем по факту.

— Долги погашены?

— Да, все. Помогли не только мы, но и Минспорта, и Федерация. Все проблемы, о которых писалось летом, решены. Само собой, появляется какая-то текущая задолженность, однако она своевременно гасится. По остальным вопросам никаких трудностей.

Добавлю, что мы хотим выйти за рамки собственной школы — пойти в регионы и наладить сотрудничество со школами, не привязанными ни к каким клубам. Там тоже есть самородки, их просто нужно находить. Возможно, будем отправлять в регионы своих специалистов, содержать на наши средства. В общем, детско-юношеская школа — один из главных приоритетов «Динамо».

***

— Вы сказали о потерянном времени.

— Считаю, если бы смена руководства в «Динамо» произошла на месяц раньше, некоторые ребята до сих пор играли бы в команде. Кулаков сам решил сменить обстановку и совершил ошибку — это сейчас можно говорить уверенно. У Александра было два идентичных предложения — от «Динамо» и «Торпедо». И он все же уехал в Нижний Новгород. Что ж, его право. Вы сами видите, как «много» он играет.

— Готовы принять Кулакова обратно?

«Мы полгода занимались подписанием спонсорского контракта с «Газпромом» и добились своего».

— Да, такое желание у нас есть. Не потому, что нам не хватает нападающих. Уверен, что Александр способен помочь и «Динамо», и сборной. Сейчас вопрос лежит в плоскости руководства «Торпедо».

— Читается намек, что перемены в руководстве сказались на комплектовании команды.

— Сказались. А еще все неудачно сложилось с Владимиром Цыплаковым. По состоянию здоровья он не смог продолжить работу. Время и так было упущено, а тут еще это... В результате, когда мы вышли на рынок, все самое «вкусное» было уже разобрано. Оставались варианты, которые либо не подходили нам по ценнику, либо попросту не устраивали. Конечно, можно было и Жердева в «Динамо» позвать, но это не наш путь :). Добавлю, что селекцией на следующий сезон мы занимаемся уже сейчас — смотрим игроков, строим планы.

— Как оцениваете работу Олега Иванова?

— Хочу, чтобы все оценивали ее через определенную призму. Решение по хоккеистам принимается только с согласия главного тренера. Все видят только верхушку айсберга — Сундстрем и Мич заболели, Микфликера отставили, Шуинар «никакой» и так далее. Все, спортивный директор не работает! Но ни с одним игроком не заключили контракт, если он предварительно не был одобрен главным тренером. Это важный нюанс.

По белорусам могу сказать, что практически все хоккеисты, которых мы приглашаем, остаются в команде. За этот кусок работы отдельное спасибо Владимиру Копатю. Он составляет базу игроков, просматривает большое количество кандидатов. По Кристеку отдельная ситуация. Приглашение Коршунова — инициатива Александра Андриевского. Чего-то ему не хватило. Карева мы подписывали из-за кадровой ситуации, но, как показало время, он немного не дотягивает до уровня КХЛ.

Хочу также сказать, что я никогда не буду смещать акценты и публично говорить, что Субботкин — хороший, а Иванов или Андриевский — плохие. Ответственность всегда лежит на первом лице предприятия, то есть на мне. Поэтому ошибки, которые случались, я готов признать.

— О каких ошибках вы говорите?

— Например, подписание Шуинара. С его кандидатурой мы прогадали, тут нечего оправдываться. Пускай это была и недорогая ошибка, но все равно ошибка. Она не стоит сотен тысяч долларов, такого порядка цифр даже нет. В то же время я не могу назвать подписание Шуинара просчетом именно Иванова.

— И сколько же кандидатур было рассмотрено?

— За время, которое Олег Иванов провел в должности спортивного директора, через нас прошли порядка 50 хоккеистов-легионеров, которые каким-то образом не устроили тренерский штаб. Это были совершенно разные игроки — как по стоимости, так и по своим функциям, по амплуа. Многие из них сейчас всплыли в клубах КХЛ. Причем не в самых худших. И показывают очень неплохой хоккей. Но раз так получилось, значит, в то время тренерский штаб не видел их в команде.

При этом нужно сказать, что 50 — это лишь число тех хоккеистов, которые могли у нас заиграть. А предложения каждодневно шли чуть ли не сотнями и тщательно нами отфильтровывались.

— С Шуинаром все понятно. В ком еще вы ошиблись?

— Возможно, в ком-то еще. Но давайте рассмотрим каждый случай индивидуально. Дерека Мича вначале все ругали, но когда он ушел, стало заметно, что команда потеряла хорошего игрока. К сожалению, в этом году нас просто засыпало травмами. Мич, Сундстрем — у этих игроков, спасибо нашей медицине, были обнаружены серьезные проблемы со здоровьем. На Дерека мы рассчитывали — он сумел адаптироваться и показывал тот хоккей, который от него ждали.

«Что касается Микфликера, то я до сих пор очень жалею о расставании с Джейкобом. Вижу его статистику в «Лугано» и жалею».

Что касается Микфликера, то я до сих пор очень жалею о расставании с Джейкобом. Вижу его статистику в «Лугано» и жалею. В то же время можно говорить, что у каждого хоккеиста своя команда. Например, Калюжный по динамике набора очков идет с опережением прошлогоднего графика, хотя в «Локомотиве» имел примерно такое же количество игрового времени. Платт выходит на показатели своих лучших сезонов.

Возвращаясь к Микфликеру, добавлю, что мы с Ивановым хотели, чтобы хоккеист остался в «Динамо». Но тренерский штаб принял другое решение. А мы в таких вопросах прислушиваемся к мнению главного тренера. Возможно, останься Джейкоб в команде, результат мог бы быть совсем другим. Однако эта страница уже перевернута.

— Что скажете о белорусах?

— Мы сконцентрировали в команде максимум кадров из национального чемпионата. Этим ребятам мы даем шанс заиграть в КХЛ. Шинкевич, Филичкин, Казнадей, Шелег и некоторые другие, давайте говорить откровенно, вряд ли оказались бы в лиге, не пригласи их «Динамо». И сейчас данные хоккеисты — кандидаты в национальную сборную. Как бы ни ругали наш проект, сегодня это единственное окно, которое предоставляет ребятам возможность вырваться из экстралиги, вырасти, приспособиться к более высокому уровню. Для примера возьмем Ивана Усенко. Попав в «Динамо», он поначалу терялся. Но сейчас совершает меньше ошибок, брака. Для игрока это опыт. И если Иван вернется в Гродно, то, я уверен, принесет своему клубу гораздо больше пользы. За этот опыт мы сегодня и платим деньги.

По экстралиге всех, кого могли, мы подтянули. Но продолжаем следить за турниром. Этим плотно занимается Владимир Копать. Нужно сказать, что сегодня существует проблема с комплектованием. Даже собрать две команды МХЛ очень непросто. А ведь это лучшие молодые хоккеисты, которые потом попадают в клубы экстралиги, КХЛ.

— Давайте назовем трансферные удачи этого сезона.

— Если брать иностранцев, то Суровы, в принципе, показывает тот уровень, которого мы ждали. По Мичу и Микфликеру свою позицию я изложил — не считаю эти подписания провалом. Если говорить о Линтнере, то его кандидатуру мы рассматривали еще летом.

— Не устроил главного тренера?

— Не суть. Рихард мог попасть к нам еще на предсезонку. То, что защитник показывал до травмы, соответствовало ожиданиям тренерского штаба. Молодые игроки — тоже удача. Если бы мы их не подтянули, они могли бы где-то раствориться. Но они выстрелят. В этом сезоне или в следующем. А некоторые уже сейчас вышли на новый уровень. Те же Ефименко, Кирющенков. Поэтому я работой Олега Николаевича удовлетворен.

***

— Создается впечатление, что при подписании игроков главная цель — сэкономить.

— Нет, такой задачи не стоит. Хотя при поиске хоккеистов есть определенные денежные лимиты.

— Кто их устанавливает?

— Наш бюджет. В нынешнем сезоне мы за лимиты не выходили. Но не потому, что главной целью было сэкономить, а по причине сорвавшихся предложений.

— Например?

— Тот же Томаш Каберле. Хороший ведь хоккеист. Мы готовы были пойти на его условия, но игрок принял иное решение. Хотя все было на мази. Еще пара хоккеистов, которые сейчас выступают в КХЛ, не перешли в «Динамо», потому что мы не сумели договориться с их клубами о выкупе контракта. То есть ситуаций, когда мы не подписывали игрока из-за недостатка средств, не было.

— На место Шуинара кого-то планируете?

— Посмотрим. Сейчас у нас появился Осипов, есть Протасеня. Можно играть и без новых легионеров.

— Сколько потерял клуб на расторжении контрактов?

— Ни копейки. Мы вели переговоры так, что расставались с игроками по обоюдному согласию сторон и без выплаты компенсации.

— Проходила информация, что по отношению к прошлому сезону клуб сэкономил на зарплатах 40 процентов бюджета.

— Про 40 процентов я не слышал, но то, что зарплатная ведомость стала меньше, — факт.

— На сколько?

— Цифру называть не буду. Просто вы должны понимать, что такое год. А я меряю именно годом. Это контракты еще прошлого сезона, которые вошли в нашу ведомость. Плюс премии, заработанные хоккеистами в 2012 году. Мы закрыли их только в мае. Но даже с учетом этого наша зарплатная ведомость стала меньше.

***

— Кто принимал решение о переменах на тренерском мостике?

— Наблюдательный совет. Я благодарен Александру Леонидовичу. Он работал, работал честно, вкладывал душу. У него не получилось, хотя НС постоянно давал Андриевскому шанс. Но такова тренерская карьера, ее нужно адекватно воспринимать. Отставка закономерна и вытекала из результата. С Александром Леонидовичем у нас остались теплые отношения, он все прекрасно понял. Думаю, специалист в дальнейшем будет востребован — все-таки долгое время работал в КХЛ, получил большой опыт.

Сейчас командой руководит Любомир Покович. На данном этапе мы удовлетворены результатом, который он показывает. Нового главного тренера на этот сезон не ищем.

— А искали?

— Нет. Логично, когда место главного тренера занимает его помощник. Покович работал бок о бок с Андриевским, а преемственность должна присутствовать.

— Что значила формулировка «временно отстранен»?

— Юридические тонкости. Не стоит уделять им внимание.

— Как часто в этом сезоне собирается наблюдательный совет?

— Возможно, раньше из его заседаний делали какое-то событие, но сейчас это обычный рабочий процесс. Он собирается очень часто. В НС входят грамотные компетентные люди, которые реально участвуют в жизни клуба, обсуждают его проблемы и ищут решения. Кстати, на заседаниях нередко выслушивают и представителей тренерского штаба.

***

— Выше вы говорили о шансах, которые предоставляете белорусским игрокам. В то же время это сказывается на результате, а болельщикам нужны победы. Как быть?

— Мы говорили о хоккейной части. А «Динамо» – это большой коммерческий проект. Мы вкладываем немалые деньги в раскрутку нашего бренда, изучили опыт клубов НХЛ, стараемся его перенимать.

Конечно, проще прийти, к примеру, в «Белнефтехим», стукнуть по столу и сказать: «Дайте денег!» В принципе, спорт у нас примерно так и существует. Понятно, что спрыгнуть с этого практически нереально, не пройдя долгий путь. С интересом прочел интервью президента ХК «Милан» и заметил в нем мысли, с которыми давно живу сам.

— Какие?

— «Если у тебя есть 10 миллионов, потрать 7 и 3 вложи». Но у нас есть проблема: если мы получили 10, то 10 и должны потратить. А что вкладывать, спрашивается? Говорят, это ваши проблемы. Иными словами, имея ноль инвестиций, мы должны как-то развиваться и получать отдачу.

— Так что с результатом-то?

— Понятно, что от него зависят аншлаги. Это закономерно. К сожалению, болельщики очень жестоки. И я их понимаю. Зрителя не волнуют посторонние проблемы, не волнует соперник, не интересует детская школа. Ему важно, чтобы команда победила, а он ушел домой с положительными эмоциями. Зритель хочет праздника. Поэтому мне где-то понятны эмоции людей, оставляющих негативные комментарии на форумах. Им хочется все и сразу. Мне тоже хочется все и сразу. Но это нереально.

— И как выкрутиться?

— Мы должны найти золотую середину. Сегодня для нас важно, чтобы люди продолжали ходить на матчи «Динамо», но клуб при этом не просто бездумно выбрасывал деньги на ветер ради шоу, которое могут обеспечить сильные легионеры. В то же время я прекрасно понимаю, что в нынешних реалиях невозможно создать хорошую команду КХЛ исключительно из белорусов. Сами представляете, что из этого выйдет.

— Предлагаете терпеть и ждать?

— Даже тот состав, которым мы располагаем, показал, что он способен выигрывать. Вспомните предпоследнюю домашнюю серию, где были одержаны три статусные победы. «Динамо» не проигрывает 0:6 или 0:8. Есть матчи, где нашим игрокам не хватает мастерства, но за счет дисциплины, желания, действий вратаря в них можно выигрывать.

«Хотим найти золотую середину, при которой люди не потеряют шоу, но мы перестанем быть просто клубом для легионеров».

Повторюсь, хотим найти золотую середину, при которой люди не потеряют шоу, но мы перестанем быть просто клубом для легионеров. А наши белорусские ребята будут иметь достаточно игрового времени. Они уже сейчас его имеют... Не согласны?

— Поспорил бы.

— Разве мало играло в дальневосточном турне четвертое звено? А третье?

— Ну... да.

— Во всяком случае, гораздо больше, чем раньше. Посмотрите, Ногачев сегодня играет в первой паре защитников команды КХЛ, прибавляет от матча к матчу. Дадонов, Лопачук, Кирющенков — все из коньков выпрыгивают, так хотят себя показать, и тренеры доверяют ребятам. Третье и четвертое звенья играют немало. А взглянем на «топ-6». Первое сочетание — на 70 процентов белорусское. Во втором — Платт. То есть, игроки, на которых возлагаются функции по забрасыванию шайб, не исключительно легионеры. После травмы Хаугена белорусской стала вратарская линия. Иными словами, мы даем нашим ребятам возможность выходить на лед, развиваться, совершенствоваться. Это ответ всем тем, кто ратует за закрытие кахаэловского проекта и перераспределение денег в чемпионат Беларуси.

— Ладно, будь по-вашему.

— Возвращаясь к началу, хочу добавить. Поймите, если бы мы не работали с брендом «Динамо», не вкладывали в него столько усилий и денег, то не имели бы сейчас той посещаемости, которая есть. Хотя нас и за такую норовят уколоть. Мол, приходило по 15 тысяч, а сейчас — по 10. Да, но если присмотреться, то матчи чемпионов КХЛ сегодня посещает меньше людей, чем минского «Динамо». А уступаем мы по этому показателю лишь питерскому СКА. Будете спорить?

— Нет.

— Вот видите.

***

— К слову, о посещаемости. За счет чего удается держать ее на таком уровне?

— Проект «Динамо» все равно крутится вокруг хоккея. Но мы прилагаем огромные усилия, чтобы перекрыть негатив, который вызывают наши не совсем радужные результаты, позитивом.

— Каким?

«До 25 наименований расширили ассортимент брендированной продукции, выпускаемой по франчайзингу — 12 новых видов кондитерских хлебобулочных изделий. Мужская косметика, мужское нижнее белье».

— Разнообразными приятными для зрителей новинками, проектами. Например, хорошими предматчевыми шоу, подсмотренными у энхаэловских клубов фишками. В преддверии Нового года устроили грандиозную распродажу в клубных магазинах. Запустили «Динамо-ТВ», делаем совместный проект с каналом «Беларусь-5». Мы пошли в регионы — во всех областных городах появилось не менее пяти наших билбордов, чтобы люди, которые приезжают на матчи со всей Беларуси, чувствовали себя причастными к проекту. До 25 наименований расширили ассортимент брендированной продукции, выпускаемой по франчайзингу.

— Что за продукция?

— 12 новых видов кондитерских хлебобулочных изделий. Мужская косметика, мужское нижнее белье... Представляю, как вы, журналисты, это перекрутите :).

— Мы — вряд ли, а вот форумы будет интересно полистать.

— Может быть. Кроме того, под маркой «Динамо» выпустим 3-4 вида колбасных изделий. Сейчас регистрируем торговый знак. Недавно поступила в продажу минеральная вода. Вскоре на прилавках появится 3-4 вида соков, зефир, новые виды сахара. Собираемся расширить линейку орехов, выпустить семечки... И новые проекты постоянно появляются, мы все время движемся в данном направлении. Это для нас бизнес.

— Насколько серьезный доход он приносит по меркам бюджета?

— Ну, на миллионы долларов счет пока не идет. Но с тех пор, как я пришел в «Динамо», мы в два раза увеличили доходы от данной деятельности. А ведь они будут расти. Этим же занимаются клубы НХЛ, мы идем по их пути. Другим представителям КХЛ это, может быть, и не нужно, у них хорошие спонсоры, но для «Динамо» подобная активность — путь в будущее. И как бы нас ни ругали за то, что мы цепляем своего зубра где только можно, до тех пор, пока за это платят деньги, мы продолжим заниматься такой деятельностью. А я вам скажу, что 5-10 процентов от продажи продукта идет на счет клуба. Повторюсь, мы занимаемся бизнесом — раскручиваем своей бренд, вкладываем в него деньги. Своим коллегам я говорю: «Придет время, когда производители будут драться за то, чтобы выпускать продукты под брендом «Динамо-Минск».

— И все же, какой процент от бюджета способна покрыть данная деятельность?

— Этого не могу сказать. Коммерческая тайна. Я показываю, в каком направлении мы двигаемся. Чем больше на глаза человеку будет попадаться бренд «Динамо-Минск», тем больший доход он принесет клубу. Это наша стратегия. Кстати, в сравнении с прошлым сезоном у нас в два раза увеличились поступления от продажи рекламы. О таких цифрах раньше никто даже не мечтал!

— А сколько клуб потерял на снижении посещаемости?

— Болельщиков стало ходить меньше, что, конечно, сказалось на доходах. Не скажу, что цифра существенная, но мы ее почувствовали. Поэтому хотим вернуть людей на трибуны. Ведь очевидно, что посещая матчи, болельщики приносят нам доход, покупая нашу продукцию, сувенирку.

Что до потерь, то все сопоставимо. Если взять за исходную 15-тысячную наполняемость трибун, то при падении посещаемости на треть мы теряем примерно 30 процентов от суммы, которую приносят нам болельщики с одного матча.

— Цифру в валюте снова не услышу?

— Нет. Поймите, суммы — это данные, которые я не вправе открывать. Добавлю, что сейчас взяли в штат человека, который занимается только заключением договоров консигнации нашей сувенирной продукции. То есть мы закупаем сувенирную продукцию и отправляем ее на точки сбыта — в спортивные магазины, универмаги и так далее. Причем не только в Минске. Именно по этой причине в регионах появились билборды — в областях также продается наша продукция. Подчеркну: продукция хорошего качества. Все это позволяет нам увеличивать продажи.

***

— Говорили, клуб с нынешнего года занимается туристической деятельностью.

— Да, это абсолютно новое для нас направление. Оно включает в себя обслуживание пребывания команд в Минске — проживание, питание, трансфер. В общем, комплекс услуг. Поначалу было сложно, где-то столкнулись с трудностями, набили шишки. Но сейчас вышли на определенный уровень, получили хорошие отзывы от наших российских партнеров. Я вижу рост объема заказов. Данная деятельность позволяет нам не только зарабатывать деньги, но и осуществлять экспорт услуг, привозить валюту в страну.

— Опять же, сколько?

— Здесь нет секрета — доход уже составил порядка 400 тысяч долларов.

— Что еще в ближайших планах?

— Мы собираемся плотно работать на чемпионате мира. Сейчас ведем переговоры с партнерами турнира. Будем принимать участие в некоторых проектах, которые позволят зарабатывать деньги. Пока не стану говорить, в каких именно, потому как договоры еще не подписаны.

— В сравнении с прошлым сезоном доходы клуба увеличились?

— Меньше они не будут. Это точно. Во-первых, за счет разных проектов нам удалось нивелировать убытки от хозяйственной деятельности, которые случились в результате падения посещаемости. Во-вторых, нужно понимать, что о доходах говорить еще рано. Отдачу от многих проектов мы начнем получать только в 2014 году.

«Господдержка ХК «Динамо-Минск» в 2013 году по сравнению с 2012-ым снизилась на 5 миллионов долларов».

Цели по предпринимательской и хозяйственной деятельности на 2014-й мы ставим очень амбициозные. В то же время отмечу, что господдержка ХК «Динамо-Минск» в 2013 году по сравнению с 2012-ым снизилась на 5 миллионов долларов. Мы пошли по другому пути. Приоткрою тайну: мы полгода занимались подписанием спонсорского контракта с «Газпромом» и добились своего. Российская компания официально стала нашим спонсором.

— Те 2 миллиона долларов, о которых упоминалось в прессе?

— Именно. Это были очень сложные переговоры, которые проходили в Москве. Пришлось разобраться с кучей нюансов. Многие не верили, что у нас получится. А ведь это уже не государственные деньги.

— Иностранная компания.

— Верно. И мы на этом не останавливаемся. Сейчас ведутся переговоры с другими крупными российскими компаниями. Не буду их пока называть. Таким образом, мы избавляем государство от нагрузки, которую оно получало из-за необходимости поддерживать спорт. Сейчас моя задача – «не хранить яйца в одной корзине». Снова обращусь к интервью президента «Милана», который говорил, что клуб не должен зависеть от одного крупного спонсора. Я, как и господин Мильоре, постоянно ищу источники финансирования. Курочка по зернышку клюет.

— «Газпром» – ваша самая крупная сделка?

— Да. Это успех, который позволил закрыть определенные вопросы. Сейчас мы не имеем никаких задолженностей ни перед хоккеистами, ни перед тренерами.

— А они были?

— Были некоторые проблемы со своевременной выплатой заработной платы. Конечно, не такие, как в «Амуре». Приходилось выкручиваться. Но сейчас все в норме. Баланс 2013-го закрывается полностью, и я могу с чистой совестью войти в следующий год, вести работу по нему.

— Хотелось бы уточнить по «Газпрому». Недавно в России обсуждали законопроект, запрещающий госпредприятиям финансировать спортивные клубы. Выходит, ваши усилия могут пойти прахом?

— Во-первых, не запретить, а сократить. Во-вторых, это только планы. В-третьих, у «Газпрома» сегодня есть неплохой бизнес в Беларуси – «Белтрансгаз». Дочернее предприятие, полностью принадлежащее российской компании. Поэтому, надеюсь, нас это не должно коснуться. В процессе обсуждения договора мы рассчитываем на долгосрочное сотрудничество с «Газпромом». Тем более суммы у нас не столь огромные, какие тратятся на остальные клубы. Некоторые на корпоративы выделяют больше :).

***

— После своего назначения вы сказали, что к 2015 году планируете выйти на 50-процентную окупаемость. Реально ли?

— Реально, чтобы бюджет клуба только на 50 процентов формировался за счет господдержки. Остальная сумма — деньги, которые мы зарабатываем сами, либо получаем от иностранных спонсоров. Если двигаться по такому пути, то реально. Но чтобы этого достичь, нужно пахать каждый день. Что мы и делаем.

— Вы не раз упомянули, что ориентируетесь на опыт клубов НХЛ. Какие статьи их доходов нереальны в наших условиях?

— Во-первых, реклама и продажа билетов. Можно, конечно, выставить ценник в 50-60 долларов, но что это даст? Наши люди очень чувствительны к стоимости билетов. Неаккуратные действия могут привести к пустой «Минск-Арене». С рекламой тоже сложно — здесь для нас непаханая целина. Чтобы продавать рекламу, нужно вкладывать деньги в свой бренд. Чем больше мы будем инвестировать, тем большую получим отдачу. Чувствуем это уже сейчас.

«Если раньше все изучали опыт Риги, то сейчас она далеко позади».

Во-вторых, ориентируемся на дальнейшее продвижение брендированной продукции. В НХЛ это распространено очень серьезно. В КХЛ впереди планеты всей минское «Динамо». Если раньше все изучали опыт Риги, то сейчас она далеко позади.

В-третьих, львиную долю средств клубы НХЛ получают от продажи телевизионных прав и продажи рекламы Лигой. Эту проблему мы постоянно озвучиваем, стараемся продвигать наши интересы. Даже в Швеции хоккейные клубы получают от продажи прав до двух миллионов евро. А мы сегодня лишены данного источника доходов. На совещании руководителей клубов я собираюсь поднять вопрос о перераспределении доходов между КХЛ и клубами от продажи телевизионных прав и рекламы. Убежден, здесь есть скрытые резервы и возможность продвинуться вперед. В этом меня, кстати, поддерживают многие руководители клубов КХЛ, особенно не российские.

— В прошлые годы много средств из бюджета тянула аренда «Минск-Арены». Это по-прежнему большая статья расходов?

«Мы прекрасно понимаем, что «Динамо» в «Минск-Арене» не хозяин».

— Все относительно. Сейчас с руководством арены у нас очень хорошие отношения. Раньше, со слов Николая Ананьева, таких не было. Если есть какие-то вопросы, они решаются оперативно, палки в колеса никто никому не вставляет. В то же время мы прекрасно понимаем, что «Динамо» в «Минск-Арене» не хозяин. Но осознание этого факта не мешает нам работать плодотворно и конструктивно. Подписанный с ареной договор позволил нам увеличить объем продажи рекламы. Мы согласовали наши действия так, что обе стороны оказались в выигрыше. Поэтому говорить о дороговизне не очень тактично. Сегодня сотрудничество с «Минск-Ареной» нам выгодно, и мы им довольны.

— Перевод арены на баланс клуба — из области фантастики?

— Пожалуй, да. Это очень затратное спортсооружение, целый комплекс. Руководство «Минск-Арены» хорошо работает, проводит много мероприятий, пытается выйти на максимальный процент окупаемости, но с учетом роста коммунальных платежей добиться стопроцентного показателя просто нереально. Так что это как камень на шею, мы даже не рассматриваем такой вариант.

— Игорь Молчанов в начале сезона говорил, что, цитирую, «Динамо» – это не клуб, потому что в собственности имеет только автобус да тренажерный зал». Прокомментируете?

— Если говорить о зданиях и сооружениях, то да — у нас их нет. Но вскоре ситуация изменится. Есть несколько объектов, которые станут нашей собственностью. Они необходимы и для организации хоккейных дел, и для зарабатывания денег. В «Минск-Арене» мы только арендуем помещения, но многое из того, что в них находится, является собственностью клуба.

«У «Юности» много катков, ни у кого столько нет. А наше богатство — болельщики и все то, что мы делаем вокруг хоккея».

Да, у «Юности» много катков, ни у кого столько нет. А наше богатство — болельщики и все то, что мы делаем вокруг хоккея. Это трудно оценить.

— Но и трудно назвать осязаемым богатством.

— Можно посчитать, сколько стоит наш бренд. Поверьте, он потянет на большую сумму. А вообще, все относительно. Например, у «Юности» много катков, зато на матчи приходит небольшое количество болельщиков. Не в упрек господину Молчанову будет сказано. То, что было сделано «Динамо» за пять сезонов, в активе «Юности» сегодня нет. А ведь это то, ради чего вообще весь этот хоккей. Ведь играть ради того, чтобы на матчи приходили 50 человек, из которых половина — милиционеры и родители, неправильно. Хоккей — не для Субботкина и не для Грунтова, а для болельщиков. Все ради них. Хоккеисты — те же артисты, а любому артисту нужен зритель. Поэтому весь динамовский околохоккей — это наша самая большая ценность. И ее мы бережем как зеницу ока, стараемся сохранить и приумножить.

Вместе с тем хочу добавить, что у нас с «Юностью» складываются конструктивные взаимоотношения. И с Михаилом Захаровым в том числе. С ним я, к слову, не так давно познакомился и могу сказать, что это неординарная личность. Да, его не всегда адекватно воспринимают болельщики. Но посмотрите, каких результатов при нем добилась «Юность»! Кроме Захарова, ни один белорусский тренер подобным похвастать не может. И пусть в ВХЛ клуб выступил неудачно. Это опыт, хоть и негативный, который может быть учтен в будущем. И с появлением «Чижовка-Арены» вторая попытка должна стать удачной. И мы видим большие возможности для сотрудничества с «Юностью», выступающей в ВХЛ.

***

— Если без цифр, бюджет на следующий год планируется больше нынешнего или меньше?

— Точно не больше. Он будет зависеть не только от спонсорских контрактов, но и от нашей работы. Минимальная планка зарплатной ведомости клуба КХЛ сегодня составляет порядка 9 миллионов долларов. Ниже опуститься просто невозможно — Лига не пропустит. Мы очень сильно сократились в 2013 году в сравнении с 2012-м, и если сохраним бюджет на том же уровне, будет здорово. И для нас достаточно. Мы укладываемся в свою расходную часть.

— Стоит ли волноваться болельщикам?

— По поводу?

— Бюджет не увеличивается, как многим бы наверняка хотелось.

— Думаю, болельщикам вообще стоит жизни радоваться и ни о чем не волноваться :). Но такого, что в следующем сезоне мы привезем в Минск команду исключительно из легионеров и станем ею играть, не будет. Во всяком случае, пока я директор, и есть задачи, которые мне озвучивает наблюдательный совет. Что касается селекционной работы, особенно в плане легионеров, то мы ее качественно улучшим.

— То есть вы сконцентрировали работу на подготовке к следующему сезону?

— Да. Что, впрочем, не значит, будто на этот мы махнули рукой. Перед тренерским штабом стоят все те же задачи, как бы над ними ни смеялись. Когда я первый раз общался с журналистами и говорил о Кубке Гагарина, многие меня не так поняли. Я ведь не обещал привезти его в Минск уже в этом сезоне, а сказал, что мечтаю об этом. Если не ставить перед собой серьезных задач, зачем тогда вообще работать?! Да, это сложно, но нельзя сказать, что нереально.

+84
Популярные комментарии
ptushka
0
И слава богу, никакого желания кормить этих нахлебников ещё больше.
slipknot25
0
Это ж повесть)
Валерий
0
корреспондент тупо заточен под вопросы о зарплатах,доходах и бюджетах, как будто больше спросить не о чем ???
Написать комментарий 53 комментария
Реклама 18+