Реклама 18+

«Я бы хотела познакомиться с хоккеистом». Русский взгляд на белорусский чемпионат мира по хоккею

– Для тебя есть отличный вариант съездить в секс-тур в Белоруссию, – встретил меня шеф-редактор ясным мартовским утром в дверях своего кабинета.

День начинался более чем многообещающе. О Белоруссии, причем именно с точки зрения дешевого и близкого секс-туризма, причем от моего же шефа, я слышал более чем достаточно и давно хотел все эти прелести протестировать на себе. Только вот постоянные отношения, в которые я не так давно ввязался и напряженный рабочий график делали такую поездку практически невозможной. А тут – манна небесная, командировка, сопряженная с таким счастьем – спортивный секс-тур в Минск за счет редакции – милое дело.

Смысл заключался в том, что я должен с организаторами чемпионата мира по хоккею, который в мае 2014 года пройдет в Минске, проехаться по аренам, оценить, в каком они находятся состоянии, побывать в минских отелях для сборных, посетить пару детских хоккейных турниров и в итоге написать, как думали белорусы, хвалебную оду в адрес Батьки, мол, так много всего сделал – лютый пипец с точки зрения журналистики, но отказаться было выше моих сил.

Cекс-тур в Минск за счет редакции – милое дело

***

– Суточные при поездке в Минск составляют 55 долларов, – ангельским голоском пропела мне девушка из бухгалтерии.

Этот факт окончательно сделал 20 марта лучшим на тот момент днем в году. 55 долларов в сутки в условиях «развитого социализма» и «тотального коммунизма» в Минске делали меня настоящим олигархом. А при условии, что мне вообще эти деньги тратить будет не на что, ведь пропитание обеспечивают организаторы, возносил меня в этом отдельно взятом городе выше Баффета и Гейтса вместе взятых.

Дорога

– Помнишь скандал вокруг Радулова, когда он якобы самовольно покинул расположение сборной России, не явился на теоретическое занятие… Это, кажется в 2012, нет в 2011 году было.

– Да, тогда еще ходили слухи, что он прямо посреди сборов в Новогорске какую-то мифическую травму получил…

Я ехал на верхней полке в купе еще с тремя журналистами – зубрами хоккейной журналистики, с которой я практически не был знаком. До этого я был лишь на одном матче хоккейном, если не считать Олимпийского опыта. Да и в том встречались какие-то молодежные команды – я на него пошел только для того, чтобы понаблюдать за оголтелой толпой гламурных шлюх, которые атакуют 17-летних парней по окончании игры в надежде выцепить богатого в перспективе жениха. Журналюги внизу травили свои рассказы, которые никто из них не мог опубликовать в силу разных особенностей нашей прессы. Я же, притворяясь спящим, сквозь хмельную пелену трех банок пива внимал…

Анисин прострелил ногу Радулову!

– Так травма Радулова была не мифической, а вполне себе реальной. Только получил он ее не на тренировке. Они толпой решили погужбанить на базе. Как водится, напились. И, конечно же, с ними был Анисин. Ну ты знаешь что бывает, когда Анисин напивается.

– Ну то эпическое видео, когда он ползет в свой номер, мы все видели.

– Так вот в Новогорске было еще хуже. Он откуда-то взял то ли травмат, то ли пневмат. В общем, в какой-то момент он начал размахивать пистолетом, горланя какой-то шансон, то ли Круга, то ли еще кого-то.

– Только не говори…

– Он выстрелил в ногу Радулову. Анисин прострелил ногу Радулову! Тому наложили какую-то повязку. Травма была несерьезной, но продолжать тренироваться он не мог. Биллу же не сказали, что произошло. Никто из тренерского штаба не знал о случившемся. Анисин с друзьями очень хлопотал об этом. Радул согласился не говорить никому. Саша уехал с базы, сказав всем о травме. Вот и пошел скандал с неявкой на теорию и прочая фигня.

Похожих историй был целый вагон, но Анисин с пистолетом – самая лютая. По сравнению с ней  остальные покажутся жалкой попыткой подрочить по пьяни в туалете вагона в разгар зимы на фоне самой лютой оргии в истории человечества. Ничего более жестокого о российском хоккее не слышал. Лежа на верхней полке я прямо чувствовал, как по мне растекается теплая волна уважения к Анисину, хоккеисту, которого, даже несмотря на все эти истории, не могут не брать в именитые клубы, в сборную… Осталось, чтобы он в НХЛ уехал и разок это же вытворил, но уже за океаном. Тут-то мужик и скажется…

Минск

Как назло наш поезд прибывал на минский вокзал ни свет ни заря. Что делать – пришлось вставать, выползать из вагона на пирон, где кучку помятых российских журналистов от которых исходил амбре нескольких десятков литров пива, выпитого вперемешку с более крепким и менее качественным алкоголем, закупленным по пути на одной из остановок, встречал волосинка-к-волосинке-причесанный молодой парень в строгом стильном костюме, гладко выбритый… Он с улыбкой на лице воспринимал выкрики оператора НТВ, со ступеньки вагона начавшего наполовину в шутку, наполовину всерьез, вопрошать, где же минчане попрятали казино, бани и девочек.

Парень, скалясь во все 32 зуба, смотрел на нашу разношерстную толпу «свободных» людей своим холодным «зомбированным» взглядом «раба коммунистического террора». Было понятно, что мы – далеко не первая группа российских журналистов, которых он принимал в Минске и к подобному отношению, к этому нарочито вульгарному поведению русских он привык.

Разместили нас в скромном, даже совковом по московским меркам, но вполне себе фешенебельном, может даже немного пригламуренном, отеле по минским меркам. Это было понятно по наличию англоговорящих иностранцев в фойе.

Бильярдная и клуб в пристроенном прямо к отеле двухатажном здании, бар на втором этаже отеля и стриптиз-клуб там же – рядом с баром – эту важнейшую информацию я почерпнул еще до того, как на ресепшене мне вручили ключ от номера, висевший на увесистой елде золотистого цвета. Я жил на третьем этаже. Такое близкое расположение к стратегически важным объектам не могло не радовать, но одновременно и вселяло страх за предстоящие четыре дня упадка и порока, которые мне предстояло провести в столице Белоруссии. Вернее, которые я намеревался провести там.

Стриптизерша с чихуахуа и Крамбамбуля

Следующие несколько часов после заселения и быстрого душа можно считать вычеркнутыми из жизни. Организаторы нас повезли на «Минск Арену», где кто-то из директоров бесконечно долго распинался о том, какой же это уникальный спортивный комплекс с ледовой ареной для конькобежцев, велотреком, дорожками для керлинга и, конечно, же хоккейной ареной вместимостью в 15 тысяч человек, в которой на тот момент уже не было льда, а всю арену занимала паркетная сцена, на которой планировалось выступление кого-то из поп-звезд.

Трезвый журналист редко бывает лояльным

Единственное, что возбуждало воображение – настоящий пивопровод. Из центрального хранилища, где пенный напиток размещался в огромных цистернах, он по трубам доходил до многочисленных точек продаж, где его уже разливали по бокалам. Тягомотина со сменой кег, как и вообще все траты на их изготовление и перевозку, исчезали. Сразу же захотелось стать во главе какой-нибудь пивной державы и первым же указом приказать создать систему пивопровода, повторяющую водопровод – чтобы пенное доставлялось в каждый дом через кран и его можно было набирать, как воду. Специальные пивные счетчики считали бы расход и счет оплачивался бы за месяц – вместе с остальными расходами на ЖКХ. Наверняка на месте Лукашенко я бы так и сделал.

Все остальное было бесконечно скучно и мы вместе с другими акулами хоккейного пера с нетерпением ждали наступления заветных 19:00, на которые был намечен конец официальной части, ужин в отеле и свободное время, ласкавшее воображение двумя словами с дефисом между ними – стриптиз-клуб. Он из-за близости и доступности был первым номером в моей программе.

Одно разочарование – замечательные картофельные драники под грибным соусом, коими славна Беларусь, не были сдобрены  каким-либо более или менее крепким алкогольным напитком.

– Трезвый журналист редко бывает лояльным, при каком бы режиме он ни работал, – поделился я секретом гостеприимства с волосинка-к-волосинке-причесанным парнем от организаторов, оказавшимся еще и –выпускником-с-отличием-исторического-факультета-БГУ. – Этот закон имеет и обратное действие: пьяный журналист всегда склонен быть лояльным к напоившему его режиму, каким бы он ни был.

А где здесь девчонки?!

– Мы работаем от министерства спорта, они не поощряют алкоголь во время пресс-тура. Были не самые хорошие прецеденты. Но мы обязательно с вами выпьем в последний вечер.

– Вы думаете, журналисты не найдут тут магазина?

– Найдут, Я даже готов показать вам где он находится и посоветовать, что купить. Но, согласитесь, одно дело, когда минспорта спаивает журналистов до состояния животного, и совсем другое, когда они делают это самостоятельно. Хотя бы с точки зрения этики.

– А где здесь девчонки?! Вы их тоже на последний вечер приведете?! – заорал мне под ухо сидевший рядом и слышавший все оператор НТВ, который, судя по запаху, уже нашел какой-то ларек с пивом и жаждал дальнейших приключений.

Я понял, с кем мне этим вечером предстоит куролесить. Выпытав у отличника с исторического факультета, что лучший и максимально аутентичный напиток, который можно раздобыть в Минске – это сорокоградусная бормотуха под многообещающим названием Крамбамбуля, я решил двигаться. Особенно он советовал эту гадость, настоянную на кедровых орехах.

Взяв в охапку оператора и заручившись его поддержкой моих планов дойти до кондиции и ломануться в стриптиз-клуб, который открывался в 23:00, я стартанул с ним в ближайший магазин за Крамбамбулей.

Стриптизерши шли по часовой стрелке

Сеанс дегустации трех бутылок с разными вкусами состоялся у меня в номере, Кедровые орехи сменялись бутылкой, в которой плавала какая-то трава. Затем последовала крамбамбуля на березовых бруньках… Все выпить было невозможно, но три бутылки были заметно початыми к 11-ти вечера.

Следующее воспоминание – я, сидящий на вопиюще кожаном диване в том самом стриптиз клубе. В самом центре клуба стоит шест, на котором крутится жгучая рыжая нимфа одетая в три тонких полоски ткани в районе промежности. Поодаль от нее стоит мотоцикл, не Харлей, но тоже какой-то naked – клуб явно оформлял какой-нибудь ангел ада местного минского разлива. На мотоцикле извивалась еще одна девчонка с идеальными формами. Напротив меня об оператора НТВ терлась блондинка, с которой он вел, насколько у него это получалось, конечно, диалог. Она только что сошла с шеста и уже оказалась у него почти в объятиях.

Я начал прослеживать закономерность в их передвижениях. Стриптизерши шли по часовой стрелке, обходя все пять столиков, шест и мотоцикл. Через семь девушек вновь шла та, которая подходила к тебе первой.

В этот самый момент, когда начинаются мои воспоминания, шест мотоцикл и оператор с блондинкой, я застал себя с пачкой 50-тысячных купюр – белорусских рублей. На них, конечно, не было написано белорусский рубль» – просто «50 000 рублей». Моя рука как раз опускала одну из этих зеленоватых бумажек за трусики девушке. Это было единственное движение, которым ты мог потрогать молодую и горячую плоть, поэтому ты старался засовывать эти 50 тысяч рублей как можно дольше, неаккуратнее и глубже – так долго, как ты мог…

Я бы хотела познакомиться с хоккеистом

– Как тебя зовут? – спросил я свою блондинку, волосы которой, по плечи, были собраны в две торчащие в разные стороны косички.

– Аня, – ответила она.

– Аня, а ты ждешь чемпионата мира по хоккею?

– Я бы хотела познакомиться с хоккеистом, – ответила девушка.

– Я знаю много хоккеистов, могу им посоветовать зайти в этот отель. Они часто во время чемпионатов мира ходят по стриптиз клубам.

– Спасибо, посоветуй.

– Ты здесь часто работаешь?

– Я тут бываю в пятницу и субботу. А так я учусь в институте.

– На кого?

– На преподавателя.

В этот момент я представил, как бы было отлично учиться в школе, если бы меня каждый день с очками на немного курносом носике и указкой в руке встречала такая 90-60-90 преподавательница по русскому языку в чулках в сетку.

– У тебя же есть домашние животные, – непонятно к чему спросил я.

– Да, у меня чихуахуа. Ее зовут Курт.

– Ты случаешь рок? – удивился я, подумав о Кобейне.

– Да, а что, так не скажешь? – спросила Аня, находясь спиной ко мне. Она расставила ноги чуть больше, чем на ширину плеч и наклонилась вперед так, что голова оказалась практически на уровне пола, а ниточка трусов уже не справлялась со своей задачей скрывать весь срам. В этот момент я как раз засовывал очередной полтинник в ее трусики, если это можно так назвать.

– Нет. Думал, что все хозяйки чихуахуа должны слушать какую-нибудь попсу типа Ивана Дорна. А с тобой как-нибудь можно пообщаться в более интимной атмосфере?

– Да, у нам тут есть комната для приватных танцев. Это стоит 500 000 рублей, – ответила Аня.

Для простоты скажу, что это порядка 50-ти долларов.

– Я другое имею в виду. В моем номере, например.

– Нет, у нас так нельзя.

В этот момент музыка, а следовательно и танец закончились и ко мне направилась блондинка только что обрабатывавшая оператора НТВ. Я попросил ее пропустить меня и отправиться дальше по очереди.

– Говорят, что с ними никак нельзя, – поделился я печалькой, подсаживаясь к  оператору.

– Надо спросить у бармена. Они обычно все знают.

– Окей. Пойду сниму еще миллион, а то у меня уже с этими нимфетками бабло заканчивается и перетру с ним заодно.

Но бармен сказал, что с этими девочками вообще никак и ни за какую сумму замутить невозможно. Те, с кем можно договориться, трутся в его баре, или внизу в лобби.

От вида этих страхолюдин у меня окончательно упало настроение. Я решил сэкономить миллион и, сказав об этом оператору, отправился гулять по недавно отреставрированной и очень красивой набережной Свислочи. Тогда я еще не знал, что судьба доведет меня в отчаянии и до них…

В лобби ближе к вечеру ошивались симпотные девчонки, но, наверное, к двум часам ночи было логичным, что их разобрали. Иностранцев, да и москвичей в этом отеле было навалом.

Продолжение следует…

Оригинал текста

+9
Популярные комментарии
Tony Soprano
+17
Русские, идите домой. Здесь водки нет.
Galasinjo
+9
записки маргинала. а то в их московии такого нет
NereiD
+5
Каждый находит то, что хочет найти.
Написать комментарий 28 комментариев
Реклама 18+