Американский журналист: «После выборов пытался взять комментарий у беларусских теннисисток. Конечно, они были против насилия, но Лукашенко не хотели обсуждать»

Американский журналист Бен Ротенберг рассказал о своих взаимоотношениях с беларусскими теннисистками.

— Как Азаренко ведет себя с журналистами?

— На протяжении карьеры она, скажем так, прибавила в этом. Виктория держится уверенно перед камерами. Старается быть открытой и подходить вдумчиво к вопросам. Азаренко не отвечает механически, поэтому с ней интересно общаться. Думаю, у беларуски были даже специальные тренинги, как взаимодействовать со СМИ. Порой спортсмены учатся этому, если не являются прирожденными ораторами.

— А что скажете о других беларусках?

— Арина Соболенко мне кажется достаточно честным и хорошим собеседником. У нее получается объяснять поражения. Поверьте, это далеко не так просто, когда многим хочется просто замкнуться в себе. Но я посетил не так много пресс-конференций с участием Соболенко — во время пандемии не путешествовал.

Наверное, мой любимый беларусский игрок в плане общения с медиа — Александра Саснович. Она очень веселая и смешная. С ней всегда интересно. Я был в Брисбене в 2018 году, когда Саснович вышла в финал.

— Есть темы, которые Азаренко не хочет затрагивать?

— Раньше это больше касалось личной жизни, а сейчас она точно не любит обсуждать политику.

— Существуют ли ограничения на пресс-конференциях?

— В целом, никто не мешает задавать любые вопросы. Разве что остановят, если долгое время настойчиво спрашивать одно и то же. Точно так же игроки, если захотят, могут высказаться по любому поводу. По моему опыту, многие теннисисты не особо следят за политикой. А так, конечно, никто не запрещает Азаренко поделиться мнением о Лукашенко или Байдене.

— А вы спрашивали у нее о политике?

— Да. После выборов в Беларуси я написал статью в New York Times. Пытался взять комментарий по этому поводу у Азаренко, Соболенко, Саснович, Ольги Говорцовой и Веры Лапко. Почти все отказывались. Конечно, они были против насилия, но Лукашенко не хотели обсуждать. Возможно, опасались последствий. Только Лапко решила высказаться о протестах [«Там было много людей. Все мирно настроены. Люди радовались возможности выразить свое мнение и эмоции по поводу происходящего. Было здорово оказаться с ними»], – сказал Ротенберг.

Отметим, что Соболенко подписала провластное письмо.

Источник: news.zerkalo.io
Реклама 18+