Марта Костюк: «Слышали, как между собой три теннисистки из России обсуждали проблему – как же сейчас переводить деньги на карточку тренерам. Понимаете, какие проблемы волнуют людей?»

Украинская теннисистка Марта Костюк в интервью Tribuna.com рассказала о том, что она удивлена тем, что теннисисты боятся высказаться о войне в Украине.

– Вы удивлены, что никто из коллег из других стран до сих пор не высказал вам слова поддержки?

– Для меня удивительно и непонятно, что все боятся высказаться о том, что происходит в центре Европы в XXI веке. В Украине идет война!

Понимаете, у нас еще было желание создать петицию, чтобы русских и беларусов, так как они также представляют страны-агрессоры, исключили в принципе из тура. Чтобы дать ход этой петиции, нужно собрать 200-300 подписей. Но мы как-то в разговорах с другими теннисистами из Европы заикнулись о том, что есть идея создать петицию – у них был такой взгляд… Сплошной испуг. Как будто если они подпишут эту бумагу, а русские об этом узнают, то к подписантам придут и расстреляют. В итоге мы, украинки, остались один на один с русскими и беларусами.

Мы хотели бойкотировать матчи с россиянками и беларусками и надеялись, что нас поддержат, например, поляки и чехи. Тогда можно было бы рассчитывать на какое-то продолжение. Может, другие страны подключились бы. Но поддержки мы ни у кого не нашли.

– Откуда у людей такой страх?

По этому поводу есть три истории. Обойдемся без фамилий, но истории очень показательные. На «Индиан Уэлс» мы услышали, как между собой три теннисистки из России обсуждали одну проблему – как же сейчас, когда введены санкции, переводить деньги на карточку тренерам. То есть вы понимаете, какие проблемы волнуют людей?

Вторая история. Моя мама после одной из тренировок общалась с членом одной из команды из другой страны (не буду называть, какой именно), но человек вполне адекватный, он не поддерживает войну, о чем прямо и сказал. Мама меня подзывает и просит этого человека сказать то же самое мне. Я подхожу, смотрю на него, а в ответ – молчание. Только и смог сказать: «Ладно, я пошел. Ничего не буду Марте говорить». Мама убеждает его, что бояться нечего, можно же высказать слова поддержки. В итоге что-то несвязное промямлил и ушел.

И третья история. После одной из пресс-конференций представитель нашей команды подошел и рассказал мне, что один из теннисистов подходил к нему и прямо задал вопрос: «Слушай, а если я скажу Марте, что против войны, она меня не пошлет?» Вот что у человека в голове? Вообще не понимаю. Такое ощущение, что люди боятся абсолютно всего. Публично не хотят ничего говорить, потому что опасаются последствий в своих странах, мол, политика и так далее. Боятся подойти к украинским теннисистам и сказать что-то лично, потому что якобы мы можем их послать. В итоге мы делаем выводы, что если люди молчат, то они поддерживают то, что творится в Украине. По крайней мере вероятность этого очень высока, к сожалению, – сказала Костюк.

«Хотим, чтобы их вообще убрали из тура». Украинки добиваются бана для беларусов и россиян не только на «Уимблдоне» – вот что их особенно злит