Тренер Федерера: «Его уход из тенниса для меня облегчение. Не хочется, чтобы он снова получил травму и в дальнейшем столкнулся с физическими проблемами»

Тренер по физпоготовке Роджера Федерера Пьер Паганини ответил, когда засомневался, что швейцарец вернется в тур. 

– С июля. Когда он начал сочетать различные элементы тренировок, то заметил, что все чаще нужно искать другие решения и прилагать дополнительные усилия. Ему приходилось сильнее выкладываться при относительно низкой интенсивности.

– Правильно ли он поступает?

– Не мне судить. Я был одним из его тренеров на протяжении 22 лет, и это невероятная привилегия. Мне повезло работать с этим выдающимся спортсменом и человеком. Но если вы спрашиваете мое мнение, то я считаю, что это мудрое решение. Дело не только в колене. За карьеру Роджер провел огромное количество матчей, подвергая организм сильнейшей нагрузке. За последние несколько лет ему пришлось приложить невероятное количество усилий, чтобы выйти на мировой уровень. Представьте, сколько тренировок проводит топ-спортсмен до 41 года! Для меня просто чудо, как ему это удавалось в последние пять лет.

– Федерер уже несколько месяцев назад говорил, что речь не только о его возвращении в тур, но и о возможности в будущем жить здоровой активной жизнью.

– Вот почему я считаю это столь мудрым решением. Можно уйти из тура, но продолжать любить теннис и играть. Уход Роджера из тенниса для меня облегчение. Не хочется, чтобы он снова получил травму и в дальнейшем столкнулся с физическими проблемами. В элитном спорте нужно уметь тренироваться на пределе, но при этом понимать, как не перестараться.

– Какое главное качество Федерера за пределами корта?

– Его непосредственность. Таких людей встречаешь раз в жизни. Федерер будет внимателен к любому человеку, и тому будет комфортно. Он честный, искренний и любознательный. Роджер всегда на 100% настоящий.

Он умный, умеет слушать. Он невероятно самокритичен. В этом огромная сила: когда вы уверены в себе, но при этом очень объективны. И это на таком уровне, на котором он всегда был, – считает он.

Источник: Blick