Татьяна Головин: «Мне понадобился год, чтобы понять, что я больше не могу играть»

Француженка Татьяна Головин, закончившая карьеру из-за хронической травмы спины, рассказала о том, чем занимается сейчас.

«Я была на пике игры. В 2007 я играла в финале в Штутгарте и Цюрихе, обыгрывала топ-теннисисток, почти закончила год в Топ-10. Я была сконцентрирована на подготовке к Australian Open. Мне нравилось то, что я развиваю свой потенциал.

И тогда я даже не могла подумать, что через шесть месяцев закончу. Понадобилось много времени, чтобы понять, что пошло не так. Врачи обнаружили хроническое воспаление в спине, которое не поддается лечению. Олимпиада в Пекине была последним турниром, на который я поехала, но там я не сыграла, потому что была не уверена в своей спине.

Психологически мне было очень сложно. Когда что-то очень важное уходит из твоей жизни — это большой шок. Мне понадобился год, чтобы понять, что я больше не могу играть. Я взяла перерыв, чтобы уйти от всего и попробовать снова найти себя.

В этом году я работала на телевидении. Это дало мне возможность снова побывать на «Ролан Гаррос» – а это оказывает на меня хорошее влияние. Мне выпала возможность позаниматься и другими вещами — например, у меня есть полоса в L’Equipe, где публикуются мои интервью со спортсменами, звездами и знаменитостями, такими, как Хью Джекман и Янник Ноа.

Я занималась тем, чем не могла заниматься в туре. Я провожу больше времени с семьей, чего раньше не могло быть из-за переездов. У меня есть дом на юге Франции, у меня есть собака. Я могу больше общаться с друзьями, больше времени тратить на себя. Мне нравится учиться — сейчас я изучаю медиа и политику. Это поможет мне, когда я захочу освоить новые поля деятельности.

Мне понадобился год или два, чтобы снова начать жить. Уход из тенниса оставил в моей жизни большую брешь, но сейчас я снова нахожу себя.

Если ты рожден в теннисном мире, ничего не может сравниться с игрой. Тренировки не дают тех чувств и эмоций, что матч перед болельщиками, большая победа, выигранный титул. Больнее всего мне не хватает именно тяжелых тренировок, таких, чтобы я приходила домой без сил. Я не могу этого себе позволить.

Не хочу говорить, что я не вернусь — мне всего 23, но я не думаю, что смогу снова играть. По крайне мере, играть профессионально», — приводит слова теннисистки официальный сайт WTA.

Реклама 18+