«Самым высокооплачиваемым игроком «Динамо» был Яскович». Евгений Хвастович – о футболе как бизнесе

В новой порции воспоминаний бывший владелец столичного «Динамо» рассказывает о том, как поднималась трансферная стоимость Белькевича, и неудачной попытке возглавить БФФ.

Борьба с Шунтовым, попытка возглавить БФФ, стоптанные каблуки

Хвастович: «Когда развалился Союз, настало мутное время. Никто не знал, что будет дальше. Но в конце концов стало понятно, что в независимой стране нужно делать независимый чемпионат.

Знакомство с председателем БФФ Шунтовым началось с того, что федерация пришла попросить денег. У нее было приглашение на турне по Южной Америке. Однако не было средств на авиабилеты. Мы помогли, сборная полетела.

Как в Беларуси создавали футбольную сборную

Не скажу, что мы с Шунтовым друг друга любили. И на это было много причин. Но еще больше вопросов у меня имелось к тому, как федерация организована. Она была абсолютно недееспособна. Шунтов как-то произнес знаменитую фразу, что за полгода ему удалось приобрести факс и отправить бумагу о вступлении в УЕФА и ФИФА. Хотя понятно, что мы плыли в одной лодке. Никто не знал, как правильно проводить чемпионат. Не было и, наверное, не могло быть правил, как принимать стадионы, как лицензировать клубы, как организовывать трансферы. Это все были неисследованные вопросы. Не только в самом начале, но и гораздо позже.

«Белорусское футбольное сообщество не любило Хвастовича»

Что представляла собой белорусская федерация в союзные времена? Она занималась любительскими и заводскими соревнованиями. Я в какой-то момент выставлял свою кандидатуру на пост председателя федерации футбола. У меня была четкая программа, как и что нам нужно делать. За основу я тогда брал федерацию футбола Германии. Поймите такую простую вещь: команда завода – это не юридическое лицо. Сегодня слесарь захотел поиграть – пришел, завтра – не захотел и не пришел. Если мы беремся за собственный чемпионат, пытаемся приблизиться к цивилизованному миру, клубы становятся юридическими лицами, для которых футбол – это бизнес. Значит, и организация всего процесса должна быть другой. Моя программа состояла в том, что клубы, которые играют на первенство области, должны учреждать областную федерацию и влиять на ее решения. В первой и высшей лигах также должны быть организации, которые бы отстаивали интересы этих клубов. В таком случае мы бы получили четкую, логическую структуру».

Румбутис: «Не могу вспомнить, какая программа была у Хвастовича, когда он хотел баллотироваться в президенты федерации футбола. Помню, он пришел на это мероприятие в сопровождении Гарая. На выборной конференции Женя спросил: «Кто является учредителем федерации футбола?» Я поначалу подумал: «Что за дурацкий вопрос?» Потом оказалось, что учредителями БФФ были частные лица. Грубо говоря, это коммерческая структура, которая управляла белорусским футболом. Хвастович привел пример западных стран и спросил: «Так кому мы подчиняемся?» Правда, его даже не захотели слушать. Жене даже не дали договорить… Белорусское футбольное сообщество его не любило. Во-первых, потому, что Хвастович поднял высокую планку зарплат. Во-вторых, он открыто зарубился с президентом федерации Шунтовым. Хвастович пошел буром на федерацию. Его можно понять. Ведь, например, как оформлялись трансферы? За трансферный лист нужно было заплатить федерации тысячу долларов. За что? За бумагу, на которой было написано, что клуб ничего не имеет против перехода?»

Шунтов: «В те времена в Беларуси была сильная футбольная общественность. Поэтому на той выборной конференции Хвастович получил один или два голоса. На это мероприятие приехало, по-моему, 120 делегатов. Среди них Колосков из России, министр спорта Рыженков. Заседание длилось часов пять. С докладами выступили 16 делегатов. Все были профессионалами. Их мысли читались даже между строк. Хвастович вышел с докладом и сказал: «Обещаю, что к такому-то сроку будет то-то и то-то…» Он начал что-то рассказывать, но кто-то вскоре встал и попросил его закончить свой рассказ. Хвастович рассказывал какие-то сказки. Понимаете, вышел человек в ботинках со стоптанными каблуками и начал что-то говорить… Кто его будет слушать? Ему задали пару вопросов футбольного плана, и все стало понятно».

«Абсолютная неправда, что основную часть бюджета «Динамо» мы закрывали за счет трансферов»

Хвастович: «Вообще, что такое федерация? Для чего она существует? Мы, клубы-предприятия, играем в футбол. Мы выбираем федерацию, делегируем ей определенные права, чтобы она представляла наши интересы за рубежом или назначала судей на чемпионат. В те времена клубы никакого отношения к федерации не имели. Где-то когда-то кто-то выбрал федерацию, которая клубам не подчиняется, никак от них не зависит. Не было никакой обратной связи: что в федерации придумали, то и сделали. Если вы сейчас посмотрите на нормальные страны, к примеру, на ту же Россию, хотя она не совсем нормальная, то увидите, как это организовано. Есть лига, клубы выбирают руководство этой лиги, лига управляет процессами. Для того, чтобы организовать бизнес (не важно, уровня клуба или уровня страны), он изначально должен быть правильно выстроен. Тогда из этого что-то может получиться».

Как проходил первый суверенный чемпионат

Бизнес-план, зарплаты, стоимость Белькевича

Хвастович: «Как я видел футбольный бизнес? Да, продажа футболистов приносила доход. Но абсолютная неправда, что основную часть бюджета «Динамо» мы закрывали за счет трансферов. Когда приходил в футбол, даже не знал, что они существуют. Я пытался наладить производство. Берешь сырого футболиста, прикладываешь к нему умения тренера, саму обстановку, уровень чемпионата, получаешь из него хорошего игрока, продаешь, берешь других и продолжаешь. Недавно прочитал статью про «Порту», который массово продает футболистов. И никто руководство не проклинает за такие действия. Это одна из форм деятельности предприятия, которое занимается спортом.

Фото: «Прессбол»

Также мы пытались развивать зрительский интерес, а вместе с ним доход от билетов, атрибутики. Не говорю, что это приносило большие деньги, но мы пытались продвигать эти направления. Любой клуб должен ими заниматься».

Румбутис: «Хвастович любил устраивать на матчах шоу. Он сделал так, чтобы на стадионе продавали пиво. Как сейчас помню, мы снарядили двух человек, которые закупили много-много одноразовых стаканчиков по пол-литра. В стекле же нельзя пить пиво на трибунах. Хвастович потратил на это 500 долларов. Классно! Тогда народ ходил на «Динамо». Сидишь, смотришь футбол, пьешь пиво… В те времена, на стадионе играл оркестр. Примерно, как в НХЛ. Как только в игре появлялась пауза, играла музыка… Эх, красота!»

Хвастович: «Хорошие деньги приносили сотрудничество с «Белаттракционом» и реклама. К примеру, благотворительный матч с дортмундской «Боруссией» в поддержку жертв чернобыльской трагедии – это тоже часть рекламного контракта. Герд Бутцек (вице-президент Белоруской федерации гандбола, футбольный агент – Tribuna.com) помог получить спонсорский контракт на форму на 200 тысяч долларов. Кроме того, еврокубки – это еще и телеправа. К примеру, на матчах с «Вердером» удалось заработать 800 тысяч долларов. Директор компании UFO, которая занималась телеправами на территории бывшего Союза, сказал: «Ты никому не говори, но у вас самый лучший контракт. Больше, чем у московского «Динамо» и киевского». Мы смогли выторговать эти условия. Я потом уточнял этот вопрос у Толстых, который возглавлял московское «Динамо». На самом деле, у нас был отличный контракт. Вижу в прессе, как Вергейчик борется за причитающиеся клубу компенсации за телеправа. Но можете мне поверить, в своем подавляющем большинстве сегодняшние менеджеры белорусских клубов абсолютные дилетанты в вопросах западного маркетинга. Они даже просто не представляют, сколько на самом деле можно получать помимо продаж футболистов. Ничего обидного в этом нет. Я сам такой был.

«Хвастович совершал поступки, которые выявляли в нем футбольного дилетанта»

Когда играли в еврокубках, то частью этих матчей были встречи с руководством. В «Вердере» это был Вилли Лемке, в «Лацио» – Дино Дзофф. Мне было интересно, как они выстраивают бизнес, какой у них бюджет. Если у нас на футбол собиралось по полторы тысячи и платили за билет по пять рублей, то на «Лацио» приходили 50 тысяч при цене билета 100 долларов. Это произвело на меня самое сильное впечатление».

Газеты того времени. На одной из пресс-конференций тренер минского «Динамо» Иван Щекин назвал некоторые любопытные цифры, которые позволяют лучше понять то время.

Хвастович: «Школа? Своей у нас не было. Какие-то разговоры с БФСО велись по поводу динамовской школы на асфальте, однако дальше разговоров дело не пошло. Так сложилось, что мы больше ориентировались на внутренний рынок, на свой дубль, позднее – на «Молодечно» и «Атаку». Если человек зарекомендовывал себя в этих клубах, он имел шанс перейти в более сильную команду. А вот так, чтобы заниматься детьми с самого начала… Мы были, наверное, слишком мелкими для этого.

Самым высокооплачиваемым футболистом был, наверное, как это ни странно прозвучит, Яскович, который получал 5 тысяч долларов. Другие футболисты, как тот же Белькевич, получили, возможно, меньше, но мы осуществляли крупные единоразовые выплаты. К примеру, перед трансфером в Киев мы выплатили Белькевичу 50 тысяч долларов для того, чтобы поднять его стоимость. В то время цена формировалась не по чьему-то желанию. Была специально разработанная программа УЕФА относительно стоимости игрока. В ней учитывалось, какого футболист возраста, является ли членом сборной, размер его зарплаты».

Новиков: «Хвастович совершал поступки, которые выявляли в нем футбольного дилетанта. Он один из тех людей, которые считали, что в футбол играют деньги. Они думали: если в клуб что-то вложить, то это непременно даст результат. Такие предприниматели не делают поправку на человеческий фактор, элемент случайности. Наверное, на этом он и погорел. По рассказам, ему по ходу матча можно было внушить, что если подать три угловых – в ворота соперников поставят пенальти. Такие вещи он принимал за чистую монету. Потом он поднаторел в футбольных вопросах, но все равно Хвастович концентрировался на бизнес-подходе к футболу.

«От корней волос до кончиков пальцев Хвастович был бизнесменом. Что-то втолковать было нереально, если он уже решил»

Он очень хотел выйти в плюс, не давая времени на то, чтобы вложенные инвестиции хоть как-то проросли. Он хотел прибыли здесь и сейчас. Поделюсь историей, которую нигде не рассказывал. В минском «Динамо» того времени бурно прогрессировал Сергей Ковальчук. Он играл на позиции левого полузащитника, привлекался Вергеенко в сборную. К этому футболисту возник интерес со стороны одного из элитных турецких клубов. На Хвастовича вышли с предложением о переходе Ковальчука с компенсацией в 300 тысяч долларов. На это он ответил: «700 тысяч и ни центом меньше». Это была явно завышенная цена. Трансфер не состоялся. Можно сказать, что Хвастович собственнолично распорядился человеческой судьбой. Он сделал это хладнокровно. Все из-за желания больше заработать. Хотя по тем временам 300 тысяч долларов были вполне адекватной суммой. В этой ситуации бизнесмен мог и заработать, и придать импульс карьере футболиста, которая, возможно, получилась бы более яркой».

Орловский: «От корней волос до кончиков пальцев Хвастович был бизнесменом. Что-то втолковать было нереально, если он уже решил. Вот Хвастович сказал, что премиальные будут условных 50 рублей – и все. Мы «Вердер» победили, пришли просить бонусов. А он: «Чего вы просите? Я же вам сказал: 50 рублей. Все». – «Ну, мы же хорошо играли». – «Ну, и что? Это ваша работа».

Румбутис: «Он платил своим футболистам сумасшедшие по белорусским меркам деньги. Примерно как в России. Когда «Динамо» играло в еврокубках, игроки получали по пять тысяч долларов. Кроме этого у них были серьезные подъемные. Люди получали по 50-60 штук. Когда в остальных командах чемпионата Беларуси футболисты зарабатывали по 300-400 у.е. Но у наших игроков своеобразный менталитет. Только появится какой-нибудь предложение из-за границы, все кричат: «Спасибо! Я поехал». Хвастович, который вложил в футболистов деньги, конечно, не хотел отпускать их просто так. Из-за этого начинались разговоры: «Хвастович – мудак. Он меня не отпускает». Так играй бесплатно – уедешь бесплатно.

Глава 1. «Генерал из Белсовета «Динамо» спрашивал: «Ну, кто ты такой? Откуда ты взялся?»

Глава 2. «Для меня было абсолютно неважно, что продавать – лук или футболистов»

Продолжение завтра. Вы узнаете сумму трансфера Белькевича в киевское «Динамо», как деньги за Зыгмантовича получил какой-то грузин, чумовую историю от Маковского и еще много подробностей трансферов того времени.

+40

Опрос

Популярные комментарии
Лимур1986
+11
Орловский: «От корней волос до кончиков пальцев Хвастович был бизнесменом. Что-то втолковать было нереально, если он уже решил. Вот Хвастович сказал, что премиальные будут условных 50 рублей – и все. Мы «Вердер» победили, пришли просить бонусов. А он: «Чего вы просите? Я же вам сказал: 50 рублей. Все». – «Ну, мы же хорошо играли». – «Ну, и что? Это ваша работа».
С этого времени ничего не поменялось. Нормально выполнять свою работу не хотят, тока бонусы плати.
Ответ на комментарий Ulasen
5000 у месяц тады, гэта тое самае, што зараз 50 000. Сур’езныя заробкі былі... Нашым зараз да такіх далека.
Максим Паршуто
+8
Круто, спасибо! Ждем следующую часть)
Ulasen
+7
5000 у месяц тады, гэта тое самае, што зараз 50 000. Сур’езныя заробкі былі... Нашым зараз да такіх далека.
Написать комментарий 17 комментариев
Реклама 18+