Мархель меняет сборную: прессинг стал активнее, атаки острее (на уровне Польши), реализация лучше, но все равно слабоватая

Разбирает Maxwell.

Сборная Беларуси после смены тренера провела 4 матча, что дает достаточно материала для первых выводов. Тем более, что очень удобно рассматривать показатели команды в сравнении с цифрами первой части квалификации, когда сборной руководил Криушенко. Сравнение позволяет выявить как общие закономерности, так и изменения в игре команды. А ведь нам всем так хочется видеть в каждом назначении что-то новое, свежее, обнадеживающее.

Для анализа на текущем этапе удобно брать три игры: две с Эстонией и одну с Голландией. Для команды Криушенко следует применять такой же отрезок из двух матчей с Северной Ирландией и домашним с Германией. Можно сказать, что сравнение будет не совсем корректным в пользу Мархеля, так как сила североирландцев несколько выше, чем эстонцев. Но цель не сравнить показатели команд, а отметить изменения в игре. Поработать на пользу оптимизма.

1. Состав. Приход Мархеля ознаменовался курсом на омоложение. «Думаю, уже настала пора для того, чтобы в состав сборной вливать свежую и молодую кровь,» – отметил тренер после назначения. Но при этом отмечалось, что «здесь не надо рубить с плеча». В результате рубить стали очень медленно. Достаточно рассмотреть составы команды по усредненному проведенному времени при двух тренерах.

 

Ориентировочный состав команды при Криушенко (слева) и Мархеле (справа)

Вратарская позиция осталась неизменной. Гутор провел последний отрезок при Криушенко и переместился в сборную Мархеля.

В линии обороны перемены коснулись флангов. Слева осевшего в запас в клубе Володько сменил Поляков. Но это нельзя считать ходом Мархеля. Поляков уже наигрывался на левом фланге обороны в последнем матче при Криушенко. Справа Шитова стали подменять Матвейчик и Веретило. Подменять вынуждено из-за серьезной травмы защитника «Динамо-Минск».

В средней линии произошло лишь одно изменение. В сборной Криушенко велся поиск атакующего хавбека в схему 4-2-3-1. На эту позицию в играх квалификации пробовались Глеб, Путило и Нехайчик. Мархель проблему атакующего хава решил переводом на позицию под нападающим Драгуна. Его же в опорной зоне сменил Яблонский. Этот ход уже сейчас можно признать удачным. Команда стала более сбалансированной в центре поля без потери остроты в атаке. Но об этом позже.

Фланги остались фактически неизменными. Слева безальтернативный Стасевич, справа сменяющие друг друга Ковалев и Савицкий.

В линии атаки продолжился поиск нападающего. Оба тренера отдают предпочтение Лаптеву, но это скорее вынужденная мера из-за отсутствия альтернатив. Сигневич все больше лечится и набирает форму, Бахар еще слишком молод, а Скавыш не совсем форвард под такую игровую модель.

Как видно, идет работа не на перспективу, а на текущий результат. И это логично – впереди плей-офф Лиги Наций. Второе – в выборе состава тренер ориентируется на игроков местного чемпионата. Яблонский и Матвейчик своим трудом доказали право на место в составе. Третье – внедрение в полузащиту Яблонского делает сборную ближе по составу к БАТЭ, что позволяет получать наработанные игровые связи. Что касается омоложения, то оно коснулось игроков ротации. Бахар, Шевченко, Эбонг и Золотов сейчас плотно прописались в заявке и набираются опыта игр через выход на замену или в товарищеских играх. Видимо это и есть то самое «не рубить с плеча».

2. Важно не то, какими игроками располагает тренер, а как он ими пользуется. Тем более в рамках сборной, где возможности очень ограничены. В управлении игрой Мархель несомненно добавил по сравнению с предшественником. Достаточно взглянуть на такой видимый показатель, как соотношение забитых и пропущенных голов, особенно по таймам. Для сравнения берем по три упомянутых матча.

При Криушенко сборная забила 1 гол и пропустила 5. При этом до перерыва соотношение забитых пропущенных составляло 1-2, во втором тайме – 0-3. Команда навязывала борьбу в первом тайме и рассыпалась после перерыва. Оба победных гола Северная Ирландия забивала в последние 15-минутки. А это потерянные очки, которые не позволили нам бороться за третье место.

При Мархеле ситуация другая. Соотношение голов 3-3. До перерыва 0-1, во втором тайме разница положительная 3-2. Команда сохранив свой возрастной состав вдруг оказалась способной действовать более эффективно после перерыва. И в пользу этого факта говорят не только голы, но и динамика ударов по отрезкам матчей при Мархеле.

 

Прослеживается четкая тенденция повышения ударной активности по ходу матча. Разница между первыми и вторыми таймами очень заметна – 18-27. Если рассматривать удары в створ ворот, то рост более чем в три раза (3-10).

Как следствие, после перерыва резко возрастает число голевых моментов. Всего за три официальных матча при Мархеле команда создала 15 голевых моментов и из них 13 (87%) именно после перерыва.

И это при сохранении баланса между атакой и обороной. Ударная активность соперников имеет обратную динамику. При 21 ударе до перерыва Эстония и Голландия после пробили лишь 18 раз (3 раза в створ ворот).

3. За счет чего сборная добивается роста показателей после перерыва? Здесь переплетается сразу несколько факторов, но все они стекаются к управлению игрой команды тренерским штабом. К примеру в первом матче с Эстонией усиление игры произошло за счет замен и перемен в атакующей игре. Команда стала загружать левый фланг. Стасевич отдал за игру 4 точных острых паса и все после перерыва. Соперник был не готов к диагоналям в штрафную. Следует отметить, что Эстония очень плохо против таких передач защищается. Во всех матчах.

Вышедшие на замену Скавыш и Бахар успешно конвертировали передачи в удары. Футболисты нанесли 5 ударов по воротам на двоих, Бахар дважды пробил в каркас ворот, Скавыш забил победный гол.

 

В ответной игре с Эстонией Беларусь после перерыва резко повысила темп атак в переходной фазе. Если в первом тайме старались играть академично через владение, то во втором – стали быстро доставлять мяч в линию атаки.

За этот матч команда провела 13 быстрых атак, из них 10 после перерыва. Это позволило переходить в атаку до восстановления соперником позиций в обороне. Наша сборная стала загружать фланги соперника за счет движения к бровкам Скавыша.

Вышедший на замену Лаптев был также полезен в контригре, смещаясь на фланги или на приеме мяча перед защитниками. Лисакович и Бахар были призваны добавить динамики атакам. На счету вышедших на замену футболистов 5 ударов по воротам. В результате 4 быстрые атаки из 10 завершились ударами, а было еще 2-3 очень перспективных подхода. На второй тайм пришлись все 4 голевые момента нашей сборной.

Матч с Голландией стоит немного особняком. Все-таки до перерыва соперник уже забил два гола и играл по счету. Но и Беларусь сделала немало для того, чтобы восстановить равновесие в счете. Владение удалось нарастить с 20% до 30%, возросло число передач со 100 до 150. И контроль удалось превращать в моменты. Драгун и Стасевич стали действовать выше, что создавало предложение в штрафной.

На счету названных игроков 4 из 6 ударов по воротам после перерыва и забитый гол.

В результате матчи сборной ставятся интересные своим сюжетом. Если до перерыва игра у команды не идет, можно ожидать улучшение во втором тайме.

4. Модель игры. Если сравнивать основные игровые показатели команд при Криушенко и Мархеле, то можно заметить несколько интересных деталей. При возросшей атакующей активности команда стала меньше контролировать мяч. Показатель владения снизился с 42% до 38%. Также на 15% уменьшилось число передач (427-364 за матч).

Но если разбить передачи по их типам, то сразу становится заметным, за счет каких действий пошло это снижение.

 

Команда стала отказываться от контроля мяча на своей половине поля. Защитники стали быстрее избавляться от мяча. Если при Криушенко Мартынович отдавал по 35 передач за игру (86% точность), то в новой игровой модели он выполняет 30 передач. Пусть точность падает (79%), но ускоряется переход из обороны в атаку.

Плюсом такой модели стало резкое снижение числа потерь на своей половине поля. Если в первой части квалификации их было 18 за матч, то сейчас уже 15. А как помним, первый гол от Голландии в стартовом матче отбора пришелся именно после необязательной потери на своей половине поля.

Также плюсом стало то, что команда стала быстрее проходить центр поля и ускорять переход в фазу завершения. И здесь речь даже не о быстрых атаках, а скорости позиционных розыгрышей. Как следствие, игроки стали получать больше свободных зон и чаще обострять игру. Рост числа ключевых передач самый существенный (+67%).

В результате наша сборная стала чаще создавать голевые моменты. При Криушенко их было всего 2,3 за матч, что загоняло нас в последнюю 10-ку в Европе по этому показателю. Сейчас мы создаем за игру 5 голевых моментов, что сравнимо с показателями таких команд, как Польша, Исландия и Шотландия. А это именно та группа команд, на которые мы должны ориентироваться.

5. Но забиваем мы сравнительно меньше указанных команд. И причина заключается в очень низкой реализации голевых моментов. При Криушенко Беларусь использовала лишь 14% голевых ситуаций, при Мархеле – 20%. Рост есть, но нужно учитывать, что средний показатель по Европе – 29%. Разница в 10% при 5 голевых ситуациях за матч – это 0,5 гола на игру. К примеру Голландия имеет 6 голевых моментов на матч, что при реализации в 45% дает ощутимую разницу по счету.

 

Лидером по числу голевых моментов является Драгун. Игрок с позиции атакующего хавбека успешно совершает забегания в штрафную. В ее пределах хавбек совершил 11 ТТД и 5 из них были успешными. Как следствие, лидерство в команде по ударам (8/4), из которых 6 из пределов штрафной. Но лишь 1 гол.

 

Несколько хуже ситуация с нападающими. Лаптев, Бахар, Сигневич и Скавыш на троих имели в играх при Мархеле суммарно 8 голевых моментов и реализовали лишь 1 из них. И следует отметить, что гол Скавыш забивал с позиции правого хавбека. Итого, у нападающих 7 моментов и ни одного гола. Может, с этим и связан поиск нужного форварда. Который сможет конвертировать моменты в голы хотя бы на уровне 30%.

Что касается создания голевых моментов, то здесь нужно вернуться к изменениям в составе. Насыщение средней линии игроками БАТЭ сделало сборную в атаке очень похожей на борисовский клуб. Лидерство в созидании принадлежит Драгуну и Стасевичу, которые создали по 4 голевых момента для партнеров. Именно за счет их движения создается предложение между линиями.

 

Эти же игроки и идут в лидерах по числу ключевых передач (10/6 у Стасевича и 5/2 у Драгуна). Примечательно, что 4-й показатель у Яблонского (4/1).

Алгоритмы атак также очень схожи. Особенно если на поле находится Скавыш. Гол в ворота Эстонии очень схож с первой голевой атакой в ворота «Витебска» и второй в ворота «Русенборга». Кросс Стасевича слева под набегание игроков по створу и игру на опережение.

6. Но еще большие изменения в игре команды стали наблюдаться при игре команды без мяча. Первой, что бросилось в глаза еще в игре с Эстонией, это организованный блок 4-4-2 в обороне и высокая компактность между линиями.

 

Вся команда располагается на пространстве по вертикали в 15-17 метров. И это в момент движения к воротам. Такая схема оптимальна для контроля пространства и не требует длительной адаптации.

Как итог, команда повысила показатели командных действий в обороне. Так, резко возросло число подборов, совершаемых игроками за матч. При Криушенко команда совершала 65 подборов за матч и лишь 16 на половине поля соперника. Сейчас команда 71 раз забирает нейтральный мяч (а это 4-й показатель в Европе) и 24 раза делает это на чужой половине.

7. Такая манера игры приводит к тому, что команда стала чаще начинать атаки с высоких позиций. При Криушенко Беларусь совершала лишь 6 овладеваний мячом на половине поля соперника, при Мархеле рост более чем в два раза – 16 овладеваний за матч за центром поля.

 

Слева точки овладеваний мячом при Криушенко, справа – при Мархеле

Однако прессинг пока еще недостаточно отлажен, особенно что касается командных взаимодействий. Оба матча с Эстонией команда старалась высоко встречать соперника, используя персональные ориентировки. Но индивидуальные ошибки приводили к потере позиций защитниками. И голевым моментам у наших ворот.  

 

В домашней игре с Эстонией команда до перерыва не смогла заставить соперника быстро расставаться с мячом. Гости уверенно удерживали мяч на своей половине поля (точность паса составила 82%), а когда Беларусь теряла компактность быстро проводила атаки через пространство между линиями.

В таких ситуациях возникают сложности со своевременным возвратом в оборону опорных хавбеков, которые не успевают закрывать игроков второго темпа.

 

Но в целом принцип понятен. Чем выше мы забираем мяч, тем меньше беговой работы нам нужно совершать при выходе в атаку. Тем более, что сейчас команда отбирает мяч не за счет борьбы (число единоборств в обороне снизилось с 85 до 75) и отборов (снижение с 40 до 28 за матч), а игры на перехвате и подборов.

8. Нерешенной в обороне является задача нахождения оптимального баланса на флангах. Слева команда старается разгружать Стасевича от оборонительных действий. Если при Криушенко он совершал 3-4 единоборства в обороне, то сейчас – 1-2, что сравнимо с его показателями в БАТЭ.  

Но это накладывает повышенную нагрузку на Полякова и ближнего центрального защитника. Наумов навязывает наибольшее число единоборств в защите (14/9 за матч), но, покидая свою позицию, создает зоны для проникающих передач. В сравнении с Мартыновичем Политевич и Наумов редко играют на перехвате (4-5 за матч при 9 у Мартыновича). Поляков недостаточно быстр для перекрытия всего фланга. Как следствие, соперники Беларуси чаще всего завершают ударами атаки через левый фланг обороны.

Справа недостаточно синхронно взаимодействуют Ковалев и Матвейчик. Матвейчик предпочитает играть по оппоненту и выходит за ним с позиции, а Ковалев выдвинут вперед для контригры и не страхует зону. За высокую компактность по ширине и быстрые фланги приходится расплачиваться потерей контроля над дальней штангой. Дважды мы пропускали после передач в зону правого защитника – от Эстонии и Голландии.

 

Эти и многие другие вопросы сейчас являются рабочими для сборной. Есть надежда, что на них будут найдены ответы. Если не завтра, то к весне определенно. Хочется, чтобы к играм плей-офф Лиги Наций команда подошла полностью готовой как тактически, так и ментально. Потому что есть ощущение, что следующего шанса у нас долго не будет.

Я провел целый день с тренерами сборной Беларуси: узнал, кто за что отвечает, как разбирают соперников, сгоняли на футбол

У Германии беда с составом: сразу у девяти сборников травмы, многие звезды не сыграют с Беларусью

Фото: REUTERS/Thilo Schmuelgen

Этот пост опубликован в блоге на Tribuna.com. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Белорусы в большом футболе
+31
Популярные комментарии
Michael_007
+15
Автор не Павлик Морозов. Ты зачем немцам, перед игрой, все карты раскрыл? :) Шутка. Аналитика + статистика = хороший материал
Superfrank
+8
Хороший разбор
Степан
+7
Разбор конечно хороший, но слишком узкая выборка, особенно с учетом двух игр против эстонцев. А если учесть, что дома эстонцы играли в атаку, а на Динамо от обороны... Хм.
По итогам матчей в группе Лиги Наций мы, наверное, по статистике выглядим как бразильцы в играх финальной стадии ЧМ.
Написать комментарий 17 комментариев
Реклама 18+