«Не хватило денег на дорогу». Как клуб из Беларуси играл с «Барселоной» в главном баскетбольном турнире Европы

Наш баскетбол в лихие 90-е.

Прямо сейчас минские «Цмокі» выступают в Кубке ФИБА, турнире, скажем, далеко не самом престижном. О Евролиге приходится только мечтать. А ведь было время, когда столичный РТИ в рамках баскетбольной Лиги чемпионов привозил в Минск знаменитую «Барселону». Тарас Щирый встретился с тренером женского «Горизонта» Андреем Клемезем, одним из главных бомбардиров РТИ, и узнал о шпагате Куля, полете на военном самолете в Сальвадор и причудах баскетбольной «Барсы».

- Андрей Васильевич, какое значение для советской Беларуси имел РТИ?

– В республике это был флагман мужского баскетбола. РТИ – апогей карьеры белорусского баскетболиста. Любой талантливый игрок, проживавший в БССР, попадал в нашу команду. Иногда в РТИ приезжали ребята из РСФСР (к примеру, Гоша Бочков из Ставрополя), но такие случаи были редкими. Играли в основном местные. Команда никогда не завоевывала медали первенства СССР, но в десятке сильнейших была практически всегда, при мне из высшей лиги не вылетала. Фавориты чемпионата знали, что в Минске им всегда дадут бой, легко не будет ни «Жальгирису», ни ЦСКА.

В основе команды я оказался еще в 15-летнем возрасте, дебютировав в 1984-м в домашнем матче с ташкентским «Университетом». У нас тогда «заднего» не было – приболел Сергей Сланевский, и покойный Алексей Шукшин поднял меня из дубля. Игра была очень серьезная. Обе команды стояли на вылет, поэтому матч имел важное значение. До сих пор помню, как тренер резко крикнул: «Клемезь!» Мне все сразу стало понятно. Поднялся с лавки, вышел на площадку, получил мяч, мы пошли в атаку, и я забил первый гол. Знаешь, такое никогда не забудется.

Команда у нас была достаточно опытная. Хватало баскетболистов, которым было уже за 30. Дедовщина отсутствовала, но дисциплина была серьезная. Все молодые ребята мячи таскали. И делали это не по приказу, а потому что прекрасно понимали – это наша работа.

- Кто был авторитетом в той команде?

– В раздевалке все строилось на нашем капитане Анатолии Якубенко. Ему лишний раз говорить ничего не нужно было. Все становилось ясно по хмурому серьезному взгляду. Мы, молодые, ему в рот смотрели. Очень жестким на площадке был Саша Сатыров, которого Александр Гомельский в свое время считал одним из лучших защитников чемпионата СССР, но в жизни Саша  -- мягкий человек. Тренер, к слову, у нас тоже был строгий.

- Грузил беговой работой?

– Этим отличился Борис Соколовский, возглавлявший ранее российский «Автодор», где я оказался уже после РТИ. В профилактических целях он однажды дал нам часовой кросс по стадиону. Для футболистов это нормальная нагрузка, но для очень высоких и крупных людей подобное задание выглядело странным. Ладно я, маленький со своими 195 см. Но у нас были люди покрупнее.

- Ничего себе маленький.

– Тогда было много очень высоких баскетболистов. За РТИ, например, играл Владимир Кравченко. Его рост – 214 см. У Арвидаса Сабониса, выступавшего за «Жальгирис», – 221 см. ЦСКА тоже собирало всех на свете, но самым высоким баскетболистом в СССР являлся Александр Сизоненко из самарского «Строителя». Его рост был, если не ошибаюсь, 237 см. Он по площадке еле бегал. А если падал, то самостоятельно подняться уже не мог. Реально. Я это сам видел. Таких людей мне, честно говоря, даже жалко (Сизоненко скончался в 2012-м году в возрасте 52 лет. В последний год жизни не мог ходить – Tribuna.com).

- Кто содержал баскетбольный РТИ?

- Не радиотехнический институт. Привязка команды в названии к учебному заведению – это история. У каждого флагмана в игровых видах спорта был свой покровитель. Футбольное и хоккейное «Динамо» поддерживала милиция, СКА – армия, а волейбольный «Коммунальник», женский гандбольный «Политехникум», нас и «Горизонт» содержали профсоюзы. Честно говоря, денег в СССР на всех хватало. На зарплаты мы не жаловались.

- С баскетболистками «Горизонта» дружили?

– Я ходил на матчи команды. Прекрасно помню в действии Ирину Сумникову, Галину Савицкую, Татьяну Белошапко, но какой-то дружбы и отношений между баскетболистами и баскетболистками я не припомню. Мы как-то больше с волейболистками общались. Мы просто жили вместе в интернате спортивного профиля, поэтому и общались. Там я познакомился со своей первой супругой, с которой потом вместе уехал в Голландию. Но я ведь не один такой. Саша Лобажевич, еще один баскетболист РТИ, женился на волейболистке Ирине Полещук. Сейчас они живут во Франции.

*  *  *

- Как на команде отразился развал Советского Союза?

– Последний чемпионат СССР получился странным. Многие клубы отказались от участия. Вместо них появились какие-то коллективы из первой лиги. Нам пришлось летать в Нерюнгри, Иркутск, где до этого вообще никогда не играли. До того чемпионата домашние матчи всегда проводили при заполненных трибунах во Дворце спорта, а теперь нам выделяли лишь зал БНТУ. Все это было уже не очень интересно. Как только развалился СССР, все сразу навострили лыжи на Запад. Основной костяк команды уехал сразу. Кто-то в Болгарию поехал, а кто-то в Польшу.

- Как баскетболисты искали себе новые команда?

– Да по-разному. Как-то поехали на турнир в польский Влоцлавек, и кто-то из местных заприметил Евгения Пустогвара. Игорь Грищук тоже переехал в этот «Нобилез», выступавший во второй польской лиге. Я все удивлялся, не понимал его, а он вскоре вывел эту команду в экстралигу, набирая за матч по 40 очков. Как говорится, в струю попал, пошла игра. На смену тому поколению в РТИ пришла молодежь, но в команде еще оставался Валера Дайнеко.

- Знакомы с ним с детства?

– Да мы вместе росли в Светлогорске, жили в Минске в интернате. Я глубоко убежден, что таких игроков, как Дайнеко, у нас не было и не будет в ближайшее время. Валера классно умел делать все: и обороняться, и отдать хорошую передачу. Он здорово бросал с любой дистанции. Приведу еще один пример уникальности Валеры. Я хорошо помню слова известного баскетбольного агента Бориса Каребина, который отправлял баскетболистов в Америку. Он в одном из интервью сказал примерно следующее: «Из бывшего СССР в НБА может играть один человек. Но он не россиянин, он – белорус, и фамилия его Дайнеко».

- Помните, как он пришел в баскетбол?

– В Светлогорске есть такой тренер Николай Иванович Зарубин, «внебрачный» мэр города. В свое время баскетбол там был самым популярным видом спорта, и тренера все знали. За Зарубиным всегда бегали дети. Человек хорошо понимал свою работу. Узнав, что родители Валеры – высокие люди, вычислил их, после чего Дайнеко-младший пошел заниматься в секцию. Кстати, в баскетбол за «Горизонт» играла его сестра Светлана, а у нее, на минуточку, рост 205 см. У Дайнеко было потрясающее сочетание таланта и увлеченности. Ты ему покажешь упражнение, он повторит и еще лучше тебя сделает.

- А вы каким в детстве были?

– Я на баскетбольной игле сидел с первой тренировки. Отчетливо помню, в 6:00 по радио играл гимн Советского Союза, потом – гимн БССР. Я открывал глаза, когда начинал звучать «Союз нерушимых…», а к концу белорусского гимна уже выбегал на тренировку. Мы работали в зале, который по своей планировке очень напоминает минский «Горизонт». Дети в нем до сих пор занимаются. Серьезный ремонт не проводили, доски те же лежат, по которым мы бегали. В зал заходишь и сразу ощущаешь какой-то знакомый запах детства. Его ни с чем не спутаешь – запах пота и работы.

*  *  *

- Первый чемпионат Беларуси по баскетболу-1992/93 – что это такое?

– Чемпионат был не очень интересным. До этого вся страна работала на одну команду, а теперь нужно было новые создавать, возрождать старые. В Осиповичах появился ОЗАА, в Минске – ЭНКА, «Автозаводец». В памяти то первенство отложилось мало.

- Это вы тогда набрали рекордные 68 очков за матч в первенстве Беларуси?

– Нет, это было немного позже. Я вернулся из России, и Валера Гореликов, руководивший ОЗАА, попросил для популяризации баскетбола в Осиповичах провести несколько матчей за эту команду. В той встрече играли с витебским «Локомотивом», кстати, неплохим коллективом, но получилось так, что я начал сразу много забрасывать. Только за первую четверть набрал больше 40 очков.

- Все залетало?

– Все залетало в других матчах. У меня ведь есть еще и другие рекорды. Мы как-то вместе с иркутским «Шахтером» отправились в американское турне, в рамках которого играли с университетскими командами. Помню, что в матче с университетом Арканзас я набрал 55 очков. Наш баскетболист Арсений Кучинский, который потом учился в Америке, как-то разузнал, что в следующем году из той команды в НБА ушло 10 из 12 человек. Тогда я зарабатывал в среднем 36,6 очков за матч.

- Вас не приглашали играть в США?

– Приглашали. Мой агент Михаил Вайнкоп говорил, что тогда было много приглашений из тренировочных кэмпов США.

- Почему не поехали?

– Дурь, детская дурь… Во мне ее было достаточно. Ну, нельзя 15-летнего пацана выпускать в матчах чемпионата СССР. Он не только физически, но и психологически еще не готов к таким играм. У меня не было звездной болезни. Просто я был не готов.

- Кутили?

– Кутил.

- Какая тогда была самая классная дискотека города?

– А мы не ходили по дискотекам. Но тогда была популярна «Шайба», которая только-только открылась. В то время в Минске некоторые рестораны работали до двух ночи. Иногда прямо с места отдыха мы шли на тренировку. Вот ты знаешь, что такое «Журавли»?

РТИ образца 1993 года.

- Ресторан «Журавінка».

– Правильно. А «Юлька»?

- Ночной клуб «Юла».

–- Нет. Гостиница «Юбилейная»… Есть такое выражение: «Все что не делается, все к лучшему». Так вот, я глубоко убежден, что это все для слабых. Утопия. Лично я глубоко сожалею о том, что в жизни совершил много неправильного. Но давай не будем углубляться в эту тему.

*  *  *

- Как вы восприняли новость о том, что РТИ будет выступать в Евролиге?

– Спокойно. Мы тогда стали чемпионами Беларуси, заявились в этот турнир, который тогда назывался чемпионатом Европы среди клубных команд. Жеребьевка нам определила в соперники «Университатю», команду, о которой мы знали только то, что она из Румынии. Первая игра проводилась в гостях (9 сентября 1993 – Tribuna.com).

- До той поездки уже бывали за рубежом?

– Конечно, я неплохо покатался еще с юниорской сборной СССР. А через 3-4 месяца после завершения выступления в Евролиге мы полетели в турне в Мексику. Играли против студентов из Америки, сборной Кубы, команды «Ацтека», которая всех и везде побеждала в своем регионе. «Прессбол» потом писал, что «Ацтека» за меня фуру «Баунти» предлагала :).

В Мексике было интересно. Мехико – это вообще океан огней, очень большой город. Когда мы спросили, где находится спорткомплекс, нам ответили, что близко – полтора-два часа от нас. Мы гуляли по какой-то площади, а в центре нее сидела совсем маленькая девочка и обматывала себя змеями. А тем временем отец спокойно деньги с туристов собирал.

После матчей в Мехико местная федерация баскетбола попросила, чтобы мы съездили на несколько матчей в Сальвадор, где до этого был 20-летний военный режим. Помню, что летели военным самолетом. Было холодно и страшно. В общей сложности провели там 3-4 дня. Питались какими-то ананасами, а играли в зале, который находится под землей. Людей, наверное, собиралось по тысяч семь на каждый матч. Вместо паркета – бетон.

- И как он вам?

– Я на нем себе руку сломал. Загипсовали ее только после возвращение в Беларусь. Но в Сальвадоре было весело. Нас принимал у себя на ранчо президент страны. Он удивил меня тем, что у него уже тогда были скутеры. В Беларуси в те годы их нигде не было.

30 сентября 1993 г. РТИ – «Барселона»

- Вы хоть что-то заработали в той поездке?

– Нет. Мы брали с собой всякую всячину и уже на месте сбывали. Я, к примеру, продавал фотоаппараты «Зенит». Как это выглядело? Выходишь из гостиницы, видишь людей и спрашиваешь: «Ду ю вонт ту бай?» Так и налаживался диалог. Если продашь, то потом себе что-то купишь. Самым предприимчивым среди «стариков» был Толя Якубенко, а из молодых – Дима Кузьмин. Этот хитрый жук все продавал.

- Дорога в Румынию к «Университате» тоже была с приключениями?

– До Кишинева ехали на поезде, а дальше уже на автобусе, насчет которого договаривался тренер Александр Борисов. Он в Молдове когда-то работал с женской командой. Помню, что затарились в Кишиневе кукурузой, сели, поехали. Вот и все.

- Мне кажется, баскетболистам преодолевать большие расстояния на автобусе очень непросто.

– Да ладно. Это еще ничего. Наши парни в 1994-м добирались до Словении на молодежный чемпионат Европы на каком-то ПАЗике. Представь себе, на ПАЗике! В итоге они стали чемпионами.

Что касается нашей игры, встреча с румынами была очень тяжелая. Соперник попался неплохой. За «Университатю» из Клуж-Напоки тогда выступал 230-сантиметровый центровой Георге Мурешан, уехавший потом играть за «Вашингтон» в НБА. А тут еще болельщиков, этих бандерлогов, как я их называю, собралось тысячи четыре. Многие сидели в проходах, кричали, бросались в нас монетами. Это был тбилисско-греческий вариант поддержки. Ты после перерыва возвращаешься в зал, а там стоит туман.

- Почему?

– Курят. Тбилиси – это просто нечто. Из-за дыма на площадке нечем было дышать. В Румынии было то же самое. А мы с таким до этого не сталкивались. Вышли, увидели все – и глаза по «пятаку» сделались. Судьи нас тоже прихватили, но мы все равно победили 94:74. Через неделю играли дома и сразу «покатили». Вторая победа была еще более уверенной (108:71 – Tribuna.com).

- Команду премировали за викторию?

– Нет, о чем ты. Я получал тогда, если не ошибаюсь, 50 долларов, очень скромные деньги. Но квартира уже была своя, поэтому было немного проще. Тогда был развал Союза, безденежье. Нужно было жить в то время, чтобы понять на себе, что это такое. Поэтому многие и уехали за рубеж.

- Что ощутили, когда узнали, что будете играть со знаменитой «Барселоны»?

– Ничего. Мне вообще было без разницы, против кого играть. Хоть против Майкла Джордана. Игра длится 40 минут, поэтому шансы есть у всех. Честно скажу, нам очень хотелось победить «Барселону». В Минск прилетела действительно очень классная команда. За испанцев тогда играл Хуан Сан Эпифанио, легенда мирового баскетбола, форвард Фред Робертс, выступавший до этого в НБА.

 

У меня было ощущение, что эта «Барселона» с другой планеты. Испанцы прилетели в Минск со своей кухней, а чтобы добраться до Дворца спорта на тренировку, они к гостинице «Юбилейная» вызывали четыре машины такси. Там пешком две минуты идти, а они на машинах ехали. «Барселона», что тут скажешь. Когда они вышли на тренировку, вообще удивились. На площадке было очень холодно. Прямо на льду лежало игровое покрытие, которое из-за испарения стало скользким.

По игре скажу, что мы бились, старались, как могли, во многих компонентах не уступали, но все равно проиграли. Правда, Дайнеко сыграл тогда не в полную силу. Как я понял, его хотел купить какой-то клуб. Он знал об интересе к себе, чересчур старался, что и сыграло злую шутку. Как мне кажется, это стало одной из причин поражения.

Матч с «Барселоной» вызвал ажиотаж. Трибуны Дворца спорта были забиты до отказа, нас очень хорошо поддерживали. На это мы ответили хорошей игрой. У нас долгое время многое получалось на площадке, мы вели игру. Да и у меня бросок пошел. Залетало все, что бросал. В итоге набрал 39 очков. Перед перерывом мы уступали 5 очков, но потом испанцы оторвались, и мы их не догнали (итоговый счет 88:107 – Tribuna.com).

- Почему в гостевом матче команде засчитали техническое поражение 20:0?

– У нас не хватило денег на дорогу, и мы не поехали. Руководство дня три решало, ехать или не ехать. В итоге придумали вариант, что мы поедем в Испанию на каком-то ЛАЗе, проведем в дороге трое суток. Мы были готовы даже на такие условия. Почему? Просто потому, что горели желанием их победить. В итоге от поездки отказались, и я испытал сильное разочарование. Да, «Барселона» была сильна, но мы не были слабее на три головы.

У нас тогда собралась очень хорошая молодая команда. Думаю, многим ребятам было по силам играть в клубах уровня «Барселоны». Коллектив очень хороший. Саша Куль – это просто человек-гора. Он огромный, но при этом очень подвижный, легко садился на шпагат. Меня это очень удивляло. Я особо никогда не дружил с растяжкой. Кроме того, как и Сергей Светник, Куль очень образованный парень. Я не знаю, что он читал, но в руках с книгой видел его частенько.

Дима Кузьмин по прозвищу «Кузя», для меня просто «Рыжий»… Очень хитрый, наглый и грамотный игрок. О его предприимчивости я уже рассказывал. Дима – человек, который всем всегда по жизни что-то доказывает. Ему больше 40, а он до сих пор выступает в чемпионате Беларуси за «Гродно-93». С «Университатей» сыграл, а против «Барселоны» не вышел – молодой был совсем.

Очень талантливыми были Андрей Кривонос и Руслан Бойдаков. Оба с другими ребятами выиграли молодежный чемпионат Европы 1994 года, а Руслана признали лучшим игроком турнира.

Мещеряков в РТИ был физически слабеньким игроком, но по нему уже было видно, что это настоящий баскетболист. Всегда был трудолюбивым. Его из зала было не выгнать. Егору очень многое дала учеба в Америке. Когда он вернулся домой, я его просто не узнал.

- Об Андрее Свиридове что скажете?

– Что касается Свиридова, это человек с сумасшедшими данными. Рост 210 см говорит сам за себя. Но в баскетболе ему чего-то не хватало. Поэтому, наверное, и занялся кино. Сейчас живет в Москве, снимается в сериале «Универ» и в других фильмах.

Играл тогда за РТИ и Саша Лобажевич, легкий форвард, – очень ответственный человек, старательный баскетболист. Но полностью себя не проявил. Как говорил, живет во Франции.

А вот защитника Сани Родионова уже нет с нами… Возможно, таланта у него не хватало, но он все компенсировал своей работоспособностью. Пахал на площадке с утра до вечера. После РТИ уехал играть за рубеж. Сначала в Польшу, потом оказался во Франции. Был женат на баскетболистке Инне Смирновой, которая выступала за сборную Беларуси. Во Франции Саша и умер после продолжительной болезни. Ему было 39 лет.

Тренировал нас Александр Борисов, человек, который через год привел молодежку к «золоту» Европы. Старательный тренер. Интеллигент. Он очень хорошо чувствовал баскетболистов. Знал, на кого можно наехать, а кого лучше не трогать. К каждому находил свой подход. В плане психологии был очень силен. Но я по его настроению еще до начала матча всегда понимал, как мы сыграем.

- Как так?

–- А вот так. Просто очень долго работали вместе. Когда Борисов был очень уверен во всех, мы побеждали. Ну а когда начинал в чем-то сомневаться, это было к поражению.

- Разносов вам в раздевалке не устраивал?

– Нет, это делали другие тренеры. В Польше я играл под руководством одного югослава. Так тот постоянно кричал, аж визжал, бросался бутылками с водой. Его не успокоить было. А вот в Самаре всегда отличался президент клуба Владимир Родионов. Он очень своеобразный, жесткий человек. Если ему что-то не нравилось, врывался в раздевалку прямо в перерыве матча и ругался такими словами, каких я в жизни вообще не слышал. Родионов даже определял составы на матч, менял тренеров, как хотел. Занимался этим раньше, судя по всему, продолжает и сейчас.

- Какова судьба того РТИ?

– Все практически сразу разъехались. Кто куда. Дайнеко улетел во вторую лигу Испании. Я уехал в Голландию, а потом – в Иркутск. Куль, Мещеряков, Свиридов, Кривонос оказались в университете в Америке. В команде осталось от того состава всего лишь несколько человек. Но я не понимаю, что они там делали. Было уже совершенно не интересно. Со временем команду в Минске расформировали.

- Вы хотели бы, чтобы вернули баскетбольный бренд РТИ, как это сделали с “Горизонтом”?

– Я, бывает, скучаю по тем временам, вспоминаю, как было здорово, созваниваюсь, встречаюсь со старыми товарищами… Но, знаете, слава Богу, что у нас «Цмокі» появились. Если бы и их не было, в нашем баскетболе было бы совсем печально. Поэтому главное, чтобы у команды была игра, вид спорта продвигался. А название, как по мне, вещь второстепенная.

 ФОТО: pressball.by, andrei-sviridov.ru, nbl.by

+15
Популярные комментарии
Bayern-fan
+1
по поводу возврата бренда)

Есть команда Импульс-Бгуир, если и возвращать, то уже с привязкой к универу и к этой команде)
Юрий Наливко
+1
как всегда отличное чтиво, спасибо.
Сирожа
+1
Вот они....замечательные спортсмены нашей страны.
Написать комментарий 4 комментария
Реклама 18+