Уехать из белорусского минора в Новую Зеландию, чтобы стать там легионером. История Георгия Савицкого

Минчанин Георгий Савицкий никогда не играл в высшей лиге. В его карьере были только второй и третий дивизионы – «Звезда-ВА-БГУ» и «Осиповичи», МТЗ-РИПО и «Дарида», «Молодечно» и «Вертикаль», а еще столичное «Торпедо». В 26 лет он вообще решил завершить карьеру и переключился на зальный футбол, но неожиданно для друзей и родственников уехал играть в Новую Зеландию. Планировал там пробыть три месяца, а в итоге остался, похоже, навсегда. Тарас Щирый позвонил в Окленд и поговорил с соотечественником о прелестях белорусского футбола и новозеландской сказке.

- Белорусские спортсмены живут практически на всех континентах. Но слышу впервые, чтобы кого-то забросило в Новую Зеландию...

– В 2006 году я учился на третьем курсе БГУФК и планировал уже завязывать со спортом. Поигрывал за мини-футбольную команду БГУФК-«Моноракурс», получал 100 долларов в месяц и думал, чем заниматься в будущем. Но моя девушка – теперь уже супруга – Даша как-то предложила съездить в Новую Зеландию. Спросил у нее, что же я там буду делать. Ответила, что буду играть в футбол. Я согласился. У нее там были знакомые. Друг отца Даши работал начальником команды «Гисборн Сити». Мне предложили в Гисборне трехмесячный просмотровый контракт, а по итогу я задержался в стране уже на 11 лет. Правда, с 2009-го в футбол не играю – клуб практически развалился. У команды до сих пор проблемы с финансами и она еле-еле существует.

Начинал я играть в минской спортшколе «Трудовые резервы», где директором был Владимир Антонович Пигулевский. У нас была неплохая команда. Помню, как-то даже заняли третье место на «Хрустальном мяче». Пропустили вперед РУОР и «Смену», зато опередили минское «Динамо». Самых талантливых ребят брали в «Звезду» – они обкатывались во второй лиге и двигались дальше. В этой команде оказался и я. Кто со мной там играл? Очень перспективным был еще молодой и стройный вратарь Роман Астапенко, которого вызывали в юношескую сборную Беларуси. Стоит вспомнить и Диму Макара с Сашей Былиной. Они до сих пор играют в высшей лиге. Опытных ребят в коллективе тоже хватало. Многие из них попали в «Звезду» из борисовского «Фомальгаута», к которому Пигулевский, если не ошибаюсь, тоже имел какое-то отношение. Я даже успел потренироваться с Юрием Антоновичем и Радисловом Орловским. 

На матчи второй лиги мы, кстати, добирались на 12-местном микроавтобусе «Форд». Сидеть в нем было не очень удобно. Опытные футболисты занимали более комфортабельные места спереди, а молодежи приходилось поджимать коленки сзади. Ну а кому-то вообще везло, и он ехал в машине с Пигулевским.

Больших денег в клубе не было, но мы на это не обращали внимания. Возможно, сейчас футболисты уже в юном возрасте подписывают контракты, но тогда хотелось просто играть в футбол. Мысли о зарплате пришли позже. Зато «Звезда» всегда футболистам помогала с армией. И это, а не деньги, наверное, для молодого игрока было главным. Той зарплаты нам хватало разве что на дискотеку.

- Кто в «Звезде» больше всех строил молодых?

- Лидером был Серега Шушкевич, поигравший когда-то за «Днепр» и минское «Динамо». За пределами поля он был очень дружелюбным парнем, но во время игры или тренировки мог и прикрикнуть. Мы прекрасно знали свои обязанности – таскали и подкачивали мячи,– но более опытные все равно могли дать пенделя. И прилетало всем. Обычно на первой тренировке после матча, перед баней, мы забивали «пулю». Играли на пиво. В таких матчах молодежь не хотела уступать, боролась до конца. И старшие на нас и злились, и кричали, и под зад давали. Многим доставалось от вратаря Владимира Кацкеля по прозвищу Кац. Вова был очень габаритным парнем и его побаивались. Был жестким, но при этом справедливым.

Команда у нас была дружная, и мы здорово веселились. Всегда любил пошутить Дима Макар. То шнурки кому-то на бутсах завяжет, то чью-то майку в узел скрутит. Попробуй потом такую надень. У «Звезды» раньше была какая-то база в Ждановичах. И Пигулевский как-то решил нас на пару дней завезти туда перед игрой со слонимским «Коммунальником». А на той базе ведь делать нечего. Скучно. Зато вокруг – пионерские лагеря с дискотеками. Есть куда сходить. И мы решили устроить себе тимбилдинг. У меня, правда, была армия, поэтому не хотел залетать и ушел с дискотеки спать раньше остальных. Вернулся в комнату, отправился зубы чистить и тут, буквально через несколько минут, заходит Пигулевский. Видит, что никого нет, и поехал искать ребят на дискотеку. Видимо, догадывался, где все. Заходит на танцпол, а там Ромка Астапенко, грубо говоря, песню про зайцев поет. Рома увидел Антоновича и говорит в микрофон: «А это наш директор – Владимир Антонович Пигулевский! Давайте поприветствуем его!» Весь лагерь ему аплодировали. В итоге Антоныч всех отвез на базу и начал ругаться. Одного собрался в армию отправлять, другого пообещал продать, а третьему сказал, что его не продаст, потому что он вообще у него играть не будет. И тут слово взял капитан Серега Шушкевич: «Владимир Антонович, не горячитесь! Мы исправимся в следующем матче. Вот увидите. Сыграем хорошо!» На этом все закончилось. Ну и как мы тогда сыграли с «Коммунальником»? Пропустили шесть мячей! После игры Пигулевский вновь всех в часть собирался отправлять, но я соскочил. Это, кстати, был дебютный сезон команды в первой лиге. Мы не вылетели, а я перешел в «Дариду».

- Давай поговорим об условиях. Вспомни самое плохое поле, на котором пришлось играть в Беларуси?

– Это минский стадион «Орбита». Сейчас его перестроили, а тогда это был какой-то ужас. «Орбиту» нельзя было назвать стадионом. Некрашеные деревянные лавки вместо сидений, не поле, а настоящий кочкодром. Во время игры над ним стояла настоящая пылища. В 2000-м «Дарида» проводила там несколько домашних матчей. За нас тогда играли ребята из мини-футбола Сергей Лагутко, Владимир Левус, и парням, привыкшим к ровному покрытию, играть на этих кочках было очень сложно. Травмировались многие. А еще помню, что на «Орбите» раздевалки были очень маленькие. В них не вмещалась вся команда. Поэтому сначала переодевался основной состав, а уже потом запасные игроки. 

С «Даридой» мы очень часто тренировались в «Стайках», но со временем стали работать на окраине Минска – в Ждановичах. На тот момент там было обыкновенное поле, через которое лежала тропинка. И многие местные ходили по этой дорожке в магазин прямо во время наших тренировок. Позже поле подготовили, огородили, но раздевалок все равно не построили. Поэтому после тренировок нас возили в местную баню, где мы мылись вместе с обычными мужиками.

Одно из худших полей было у калинковичской «Вертикали». Дождь для этого стадиона – просто авария. После ливней там можно было играть в водное поло. Одну половину всегда затапливало. Чтобы устранить воду, на стадион приезжали пожарные и откачивали ее насосами. 

- В какой из твоих команд вообще не платили зарплату?

– Самые хорошие условия сделали в МТЗ-РИПО. Это была вторая лига, начало 2000-х, но клуб уже тогда стремился быть очень профессиональным. Деньги нам начисляли на карточку, после побед выплачивали премиальные. Перед матчами нас заселяли в общежитие, кормили. Мы проводили сборы. Я впервые мог не только тратить деньги на свои развлечения, но и родителям что-то дать. Это был стабильный доход.

А хуже всего было в «Осиповичах» у Александра Кончица. Да, жили в общежитии, был телевизор, душевая. Рядом футбольное поле. Но зарплат мы вообще не видели. Я даже не помню, получили мы там что-то или нет. Питались «Ролтоном». Ну а если приезжал в Минск, то помогали родители.

 

- Тренер постоянно искал деньги на команду?

– Я даже не знаю, искал ли Кончиц деньги. Многие ребята были им недовольны. Сам он никогда не бедствовал, так как держал несколько ларьков. В одно время он даже что-то позволял ребятам брать в кредит. Ты к нему придешь, он тебя запишет в тетрадочку и даст, что ты хочешь. Но деньги потом отдавали. По крайней мере, я всегда был честен. Но затем Кончиц понял, что ребятам нечем будет с ним расплачиваться, и эту лавочку прикрыл.

Однако мы все равно старались не унывать. Помню, как перед очередной игрой всей командой решили устроить забастовку. Мы отказались идти на тренировку и отправили нашего капитана Руслана Свириденко сообщить Кончицу о том, что больше играть без денег не будем. Тренер вскоре пришел разбираться к нам в общагу. Не знаю, переживал ли он за команду, но слезу пустил. По итогу мы решили нашу забастовку отменить и продолжить работу. Но в тот же вечер пришла идея это дело отметить всей командой. И не помню, как так произошло, но кто-то случайно набрал Кончицу на мобильный. Причем в тот момент, когда мы его обсуждали. На следующий день тренер пришел хмурый. Кончиц определил голоса в телефонной трубке и даже намеревался отчислить наших украинских легионеров. Но мы за них заступились. Из команды парней он не убрал, но много они уже не играли.

- Помнишь свою самую гулящую команду?

– В этом плане самой особенной была «Вертикаль». Из-за того, что после матчей до Минска добираться из Калинковичей было нелегко, я часто оставался в городе. На дискотеки ходить побаивался – на них можно было спокойно получить в табло от местных. Поэтому отдыхал с командой. После игры все шли в магазин, брали «Речицкое», рыбку, чипсы и направлялись к нам на квартиру. Все начиналось и заканчивалось там. Самые сильные могли продержаться до утра, а остальные уходили спать. Самым стойким был Виталий Лесун. Я никогда не видел, чтобы люди так долго держались. А пили у нас литрами. Мы иногда даже собирались на неделе, но никогда пьяными не играли. Хотя после «вчерашнего» на поле выходили многие.

- И как игралось с таким багажом?

– Как? Нормально. Задачу выполнили. «Вертикаль» в 2003 году осталась в первой лиге.

Через несколько лет я поступил в университет, играл за «Молодечно». Руководство ставило задачу выйти в высшую лигу, но потом нам сказали, что финансы поют романсы. Я вот что хочу добавить. Со всеми белорусскими клубами, где я играл, меня не связывает негатив. Везде был отличный коллектив, с которым у меня сложились прекрасное отношение. И об этих командах остались только приятные воспоминания. 

Со временем стал переключаться на мини-футбол. Все-таки надоело мне кататься по глубинке. Как говорил, оказался в команде БГУФК-«Моноракурс» у Юрия Поклада, бегал на чемпионате Минска и хотел подыскать себе работу. Нужно было уже определяться с будущим. И тут появился вариант с Новой Зеландией. Мне было 26. В БАТЭ не звали, в «Динамо» – тоже :). Я реально смотрел на вещи. Поэтому решил, что стоит попробовать. Тем более мое проживание, визу, как и языковые курсы, оплачивал клуб.

- Подумал, что в сказку попал?

– Да, для меня это был шок. Только один полет занял полтора дня. Честно говоря, я мало знал о Новой Зеландии. Слышал, что эта страна находится возле Австралии, а столицей является Веллингтон. Летел туда с закрытыми глазами, а когда прилетел, они у меня стали огромными от удивления. Да это вообще другой мир. Суперзеленая страна. У местных жителей есть традиции, которые вообще не похожи на наши. Ты видишь танцы местного населения с криками и высунутыми языками, думаешь, что проявляют так злость, а все наоборот. Повторюсь, я реально был в шоке.

Мой «Гисборн Сити» спонсировал «Газпром», хотя на майках это никогда не афишировались. Мы никогда не отправлялись на выездные матчи автобусом. Исключительно летали на самолетах. И это после моих поездок по белорусским райцентрам! В клуб вкладывали серьезные деньги. Приглашались иностранцы. К примеру, до меня там играл южноафриканец Кевин Джордан, привлекавшийся в «Бафана-Бафана». А уже при мне за команду играли несколько англичан, парагвайцы и чехи. В итоге я команде подошел, а через год ко мне прилетела будущая жена.

- В какой лиге выступала ваша команда?

– В Новой Зеландии есть две лиги – летняя и зимняя. Это два непересекающихся между собой турнира с разными командами. Клубы из этих соревнований сталкиваются друг с другом лишь в борьбе за Кубок страны. Он считается очень престижным. Если не ошибаюсь, его победитель участвовал в чемпионате мира среди клубных команд. Сам я играл в зимней лиге. И мы с «Гисборн Сити» даже становились бронзовыми призерами турнира.

Но, говорят, летняя лига сильнее. Все-таки больше футболистов в сборную привлекают именно из этого соревнования. Играют здесь в английской манере. Футболисты стараются быть предельно дисциплинированными на поле, действуют через фланговые передачи, бьются до последнего. Если ты посмотришь основу All Whites, то увидишь очень много ребят из английских клубов. И здесь нет ничего удивительного. В этом направлении очень хорошо работают скауты.

- Все мечтают уехать за рубеж?

– Новозеландцы часто участвуют в международных соревнованиях по юношам, поэтому уезжают в раннем возрасте. Но, как видим, никто из них не попал в «Барселону», «Баварию» или «Боруссию». Большинство оказывается в английском чемпионшипе и лигах пониже.

- Коста Барбарусес играл в ФНЛ за «Аланию». Это достижение для местного футбола?

– Да, конечно. Любой переезд даже в низшую лигу Англии считается достижением. Но Коста здесь не так известен, как Райан Нельсон, поигравший в свое время за «Блэкберн». Хотя именно Барбарусеса и Билла Туилому, выступающего за «Марсель», сейчас считают одними из главных звезд команды. Состав очень ровный. Это раньше были лидеры Нельсон, Рори Фаллон, выступавший за «Суонси» и «Плимут», а сейчас все иначе. Национальная команда очень омолодилась, и ярко выраженного лидера у сборной нет. Она, как мне кажется, сильна командным духом.

Возвращусь к вопросу о переезде за рубеж. Я не думаю, что все хотят уехать из Новой Зеландии. 90 процентов местных команд имеют полупрофессиональный статус. Футболом здесь много не заработаешь, поэтому ребята работают, несколько раз в неделю тренируются, а потом уже встречаются на матчах. Но я, к примеру, играл за команду, которая была полностью профессиональной.

Коста Барбарусес.

 Чемпионат здесь средний. Наверное, сопоставим по уровню с латвийским или эстонским первенствами. Людей на матчи при мне приходило не так много. Наверное, 2,5 тысячи. Легионеров сейчас мало. Раньше, когда я играл, их было намного больше. Если говорить об уровне сборной Новой Зеландии, то он примерно сопоставим с белорусской командой из-за легионеров, играющих Европе. Хотя я смотрел спарринг этих сборных в Минске. All Whites, как я и предполагал, играла через длинные забросы, фланговые передачи на габаритных форвардов. И Вуд в начале встречи мог реально нас огорчить. Но во втором тайме белорусы хорошо разыграли угловой, и вышли вперед. Они вообще весь второй тайм владели инициативой, хотя в конце едва не пропустили.

Сейчас новозеландцы будут играть на Кубке Конфедераций. Попытаются у кого-нибудь отобрать очки, хотя сделать это будет очень сложно. В данный момент в австралийской лиге, где играет «Веллингтон Финикс», перерыв, а в самой Новой Зеландии только начался зимний чемпионат. Но для сборной – это очень хороший турнир. Все-таки новозеландцы не так часто играют с командами с других континентов. Они чаще встречаются с островными сборными. И если национальная команда все-таки сумеет на Кубке Федераций отобрать у кого-то очки, об этом будут говорить повсюду.

*  *  *

- Новозеландцы – что это за люди?

– Новая Зеландия – очень интернациональное государство. Встретишь на улицах кого угодно. От индусов до представителей племен с островов Тонга и Самоа, а также островов Кука. Просто все понимают, как здесь безопасно, поэтому стремятся переехать жить в Новую Зеландию. Из-за этого все культуры в стране перемешались. И живут в Новой Зеландии очень доброжелательные, приветливые люди. Если ты не знаешь куда пройти, тебе всегда помогут.

- Твои местные знакомые что-нибудь знают про страну, из которой ты приехал?

– Нет. А если кто-то и слышал про Беларусь, то считает, что это Россия. А про Россию думают, что это страна-завоеватель, страна, по которой ходят медведи, там люди постоянно пьют водку. На 2006 год в Новой Зеландии жило порядка 10 тысяч русскоговорящих. Белорусы тоже встречаются, но больше россиян с Дальнего Востока. Спортсменов среди них я не видел.

- Чем новозеландцы отличаются от белорусов?

– Мы более серьезные и угрюмые. Не знаю, возможно, менталитет у нас такой или экономических проблем так много, что это сказывается на людях. За эти 10 лет я несколько раз был в Беларуси, и мне моя мама, сестра говорили, что я изменился. Дескать, постоянно улыбаюсь, стал другим.

- Новозеландцы похожи своей улыбчивостью на американцев?

– Нет. Американцы более высокомерные, а в Новой Зеландии все по-настоящему открыты. Все друг за дружку. Здесь очень сильно ощущается понятие neighbourhood. Все праздники встречаются в кругу семьи. Хотя белорусы более близки к своим родителям, нежели новозеландцы. Для них дома престарелых – это нормальное явление. А мы, наоборот, готовы сами ухаживать за своими старенькими родителями. Но это не из-за плохих отношений между родственниками. Просто так принято.

 Кроме того, люди очень простые. Если в Беларуси девушка собирается в магазин, она не пойдет в чем попало. У нас просто принято красиво одеваться. А если приду куда-нибудь в драных шортах и сланцах в Новой Зеландии, на это никто не обратит внимание. Никто не подумает, что я бомж и не будет тыкать в меня пальцем. Миллионер может приехать на встречу в супермашине, но при этом будет в дырявых носках. Ему и всем на это пофиг. И никто из этого раздувать историю не будет. Это и есть Новая Зеландия.

- А как же красивые девушки на высоких каблуках?

– Если я увижу девушку на высоких каблуках, сразу пойму, что она из Восточной Европы. Здесь нет такой моды. Новая Зеландия – это как бы обособленный от всего мира остров. Тут есть такие же высокие здания, как и в Западной Европе, но из-за всей зелени, природы ты ощущаешь, что эта страна – не Европа. Тут все размеренно, спокойно. Никто никуда не спешит. В Минске люди бегут на последний автобус, последний трамвай, а у нас островитянский образ жизни. Когда я сажусь в машину, я знаю, что пробок не будет. Когда иду на автобус, не сомневаюсь, что он придет без опоздания, а на поезд иду с уверенностью, что он не будет переполненным. Стресса никакого нет. Все предсказуемо. В Беларуси жизнь течет быстрее.

Криминал здесь тоже есть. Окленд, где я живу, разбит на районы в зависимости от достатка жителей – высокого уровня, среднего и низкого. В низших в основном проживают маори (коренное население преимущественно занято на низкооплачиваемой работе), люди с Фиджи, Самоа и других островов. Я не хочу говорить, что это низшие слои населения, но именно в их районах происходит большая часть преступлений. Однако никакой мафии здесь нет. Если человека ограбили, то новость об этом может стать на телевидении одной из основных тем. А убийство – это для местных жителей вообще нечто сверхъестественное.

Окленд – самый крупный город Новой Зеландии.

- Какая средняя зарплата в Новой Зеландии?

– С 1 июня она составляет 16 долларов в час. Здесь зарплату выплачивают не по месяцам, а по неделям. В неделю ты должен работать не менее 40 часов. Я сейчас работаю в логистической компании. По меркам Новой Зеландии имею хорошую зарплату. Но примерно такие же деньги я получал в качестве футболиста. Чуть больше выходило из-за премиальных. За победу нам давали 150-200 долларов.

- Получается, что даже иммигрант может претендовать на высокую зарплату.

– Так было раньше. Сейчас все стало жестче. Чтобы попасть в Новую Зеландию, ты должен быть узким специалистом. Перед переездом тебе за профессию начисляют очки. И чем их больше, тем выше вероятность того, что ты уедешь.

- Ты живешь в дорогой стране?

– В Новой Зеландии больших денег стоит недвижимость. Дело в том, что основным экономическим партнером страны является Китай, поэтому китайским переселенцам дорога открыта. Но приезжают сюда жить в основном богатые люди, поэтому цены на жилье взвинчиваются. И местные, которые не имеют большого дохода, не могут позволить себе приобрести дом.

- Сколько стоит квартира?

– Почти все живут в своих домах. Квартиры если есть, то находятся в центре города. За свой дом мы должны заплатить 800 тысяч долларов. Мы его брали в кредит. Половину уже внесли, а другую часть продолжаем до сих пор выплачивать. Первый взнос составляет 20 процентов от стоимости. То есть за дом, который обойдется в 800, нужно сразу выложить 160 тысяч.

- Просто нереальные деньги.

– Да, и человеку, который только переехал сюда, будет очень сложно. Он может найти работу, но со временем ему понадобится жилье. Но можно что-то арендовать, как делает большинство новозеландцев. Думаю, аренда маленького домика с 2-3 комнатами сейчас обойдется в 500-600 долларов в неделю.

- Из-за такой дороговизны никогда не было желания вернуться назад в Беларусь?

– Нет. У меня здесь, друзья, семья. Жена работает главным бухгалтером в компании информационных технологий. У нас в Окленде родился сын Илья. Ему 6 месяцев. В Новой Зеландии я получил образование. Я привык к местному укладу жизни и чувствую себя как дома. Но с Беларусью меня все равно связывает многое. Я постоянно общаюсь с близкими, слежу за новостями, и ничего родного из своей жизни я не удаляю. К слову, в ближайшее время я собираюсь приехать в Минск и показать родителям внука. Так что ждите в Беларуси. Скоро буду.

ФОТО: из личного архива Георгия Савицкого

+41
Популярные комментарии
alex_vazhnik
+39
Тот Савицкий, который все-таки смог уехать из чемпионата Беларуси
Alex Paulouski
+14
"А про Россию думают, что это страна-завоеватель, страна, по которой ходят медведи, там люди постоянно пьют водку. - В Новой Зеландии про Россию знают лучше, чем у нас.
JFT96
0
Крутое интервью. Спасибо
Написать комментарий 18 комментариев
Реклама 18+